На днях Турция, на фоне сложных отношений с Западом, вывезла свой золотой запас из американских хранилищ. Банк России держит золото только на родине. При этом, несколько лет подряд регулятор наращивает его закупку, и сейчас у него в резервах около 1900 тонн. Аналитики в целом считают такую стратегию оправданной, но предлагают и альтернативные варианты, как сохранить государственные сбережения.

Пишет Газета.ру

Турция, вслед за Германией, репатриировала свой золотой запас на родину — все 29 тонн. Это небольшой объем, у России, например, сейчас около 1900 тонн.

«У России пятые по величине запасы физического золота в мире после 8130 тонн у США, 3380 тонн у Германии, 2450 тонн у Италии, 2435 тонн у Франции, 1808 тонн по данным на начало года было у Китая. Для сравнения, в 1992 году у России было всего не более чем 300 тонн золота, считая и частное хранение. И ЦБ регулярно пополняет золотые резервы, в основном физически закупая слитки у производителей внутри страны», — поясняет Петр Пушкарев, шеф-аналитик ГК TeleTrade.

По информации ЦБ, на 1 апреля 2018 года объем монетарного золота в международных резервах составлял 60,8 млн чистых тройских унций, что эквивалентно $80,482 млрд. Это 17,6% от общего объема резервов ($458 млрд). Основная часть госсбережений хранится в ценных бумагах ($277,344 млрд), наличной валюте и депозитах ($93,474 морд).

Регулятор определяет монетарное золото как «принадлежащие Банку России и правительству Российской Федерации стандартные золотые слитки и монеты, изготовленные из золота с пробой металла не ниже 995/1000».

В эту категорию включается как золото в хранилище, так и «находящееся в пути и на ответственном хранении, в том числе за границей».

В Банке России, который распоряжается международными резервами страны, оперативный комментарий предоставить не смогли, но ранее сообщали «Газете.Ru», что ЦБ «хранит монетарное золото в России».

Две трети золотого запаса России находится в главном хранилище ЦБ в Москве с мощной и многоуровневой инновационной системой безопасности, его общая площадь 17 тыс. кв. м из них 1,5 тыс. кв. м отведено специально под размещение золотого запаса. Хранением остальной части занимаются еще более 600 подразделений ЦБ.

В прессе появлялись слухи о том, что некоторая часть золотого запаса все же хранится на территории США или Швейцарии, однако на данный момент они считаются неподтвержденными, добавляет Петр Пушкарев.

Банк России покупает золото в основном на внебиржевом рынке. В торгах на Мосбирже он начал участвовать в прошлом году.

«В целях развития организованного рынка драгоценных металлов и увеличения числа контрагентов Банк России начиная с 1 ноября 2017 года наряду с покупкой золота на внебиржевом рынке будет выставлять заявки на покупку золота на торгах ПАО «Московская биржа» по инструменту GLDRUB_TOM», — говорилось в сообщении регулятора.

инвестиции в американские казначейские обязательства, которые в последнее время падают в цене и являются для России «токсичным активом» из-за геополитики,

говорит Сергей Суверов, директор аналитического департамента УК «БК Сбережения».

При этом стоит также сказать, что доля золота в международных резервах России составляет всего 17,6%, что очень мало по сравнению с другими развитыми странами как Германия, Франция и Италия, у которых доля драгметалла составляет 2/3 от всех международных резервов, добавляет он.

Увеличение объемов золота в ЗВР выглядит логичным, соглашается Богдан Зварич, старший аналитик ИК «Фридом Финанс».

В последние годы Россия снижала объемы вложений в американские долговые инструменты, а сами эти средства переводились в другие активы и, в частности, золото. Это происходит на фоне увеличения рисков каких-то действий в отношении активов, принадлежащих РФ.

«Желтый металл, что называется «аполитичен» и в определенной степени будет пользоваться спросом всегда», — отмечает аналитик.

В свою очередь, директор аналитического департамента «Golden Hills — КапиталЪ АМ» Михаил Крылов призывает воспринимать увеличение закупок золота «просто как вариант сберечь и приумножить наши международные резервы».

«Диверсификация и хеджирование никому не помешают, вероятно, не нужно искать в этом сигнала о том, что скоро будет кризис или волна инфляции», — полагает он.

В феврале этого года, объем вложений России в американские гособлигации составил $93,8 млрд, по данным Минфина США. Это 16-е место в мире. Главными кредиторами являются Китай и Япония. Им принадлежало соответственно бумаг на $1,2 и $1,1 трлн. Всего иностранные центробанки держат американских «трежерис» на $6,3 трлн.

По мнению Петра Пушкарева, разумно большую часть резервов держать в ценных бумагах экономически развитых стран или устойчивых стран, которые относят к развивающимся. Туда можно перевести часть резервов из США, где по бумагам дают не более 3% годовых, а еще недавно давали 1,8%-2,0%. Например, в Европу с учетом растущего и довольно стабильного курса евро и окончания там «мягкой политики», в Австралию, в Гонконг, где проценты доходности сравнимы с процентами от США.

В недалеком будущем можно рассмотреть варианты с вложениями небольшого процента от резервов и в акции крупнейших мировых компаний, которые абсолютно ликвидны — Apple, Google, Facebook и другие, как это делает, например, центральный банк Швейцарии.

«А вот, к сожалению, инвестировать большую долю резервов в собственную экономику небезопасно: на то они и резервы, что должны подстраховывать России на случай проблем с рублем или с экономикой. Но об инвестиции нескольких процентов от резервов в экономические стимулы, в долевое софинансирование с перспективными проектами в области как большого, там и малого, среднего бизнеса, подумать можно и нужно», — отмечает эксперт.

Только за последний год валютные резервы России выросли более чем на $70 млрд, и, если пустить хотя бы 1/10 часть от этого роста в дело, то вряд ли это повредит финансовой устойчивости страны, добавляет Пушкарев.