В местах заключения не только правила поведения, но и лексика отличаются от общепринятых. Некоторые нейтральные слова приобретают там негативный смысл и могут стать причиной конфликта. О них — в материале «Рамблера».

Место

В тюремном словаре — только отхожее. Рядом обитают самые низшие касты заключенных, поэтому некорректно новичку спрашивать о своем месте. Лучше узнать, где можно упасть.

Спросить

Именно узнать, а не спросить. Потому что среди уголовников спрашивают не о чем-то, а с кого-то. Иными словами — предъявляют претензию, на которую нужно ответить. Поэтому глагол «спросить» меняют на «интересоваться».

Доказать

В тюрьме лучше не доказывать, а обосновывать. Потому что доказывают правоохранительные органы, которые по понятным причинам не пользуются симпатиями заключенных.

Обидеть

Второе крайне опасное слово в камере после «спросить». Потому что обиженными называют тех неприкасаемых, кто подвергся сексуальному унижению.

Свидетель

Еще одно слово, связанное с законодательной практикой. В тюрьме нет свидетелей, есть очевидцы.

Спасибо и пожалуйста

Обычные слова вежливости раздражают арестантов. Их воспринимают как попытку поставить себя выше окружающих, претендовать на исключительную интеллигентность. Кроме того, для некоторых такие вежливые обороты связаны с юристами. Поэтому бывалые заключенные используют вместо них «благодарю» и «по возможности».

Мужики

Обращаться так ко всем обитателям камеры опасно. Потому что в тюрьме «мужики» — это одна из каст заключенных. Обычно так называют тех, кто впервые попал за решетку, не связан с уголовным миром и после освобождения планирует вернуться к прежней жизни. Поэтому такое обращение могут не понять рецидивисты. Также вообще не стоит употреблять такие слова как «черт», «петух» и другие, которые указывают на касты неприкасаемых.

Кроме того, нельзя использовать мат, который расценивается как знак нападения, и здороваться со всеми за руку. Потому что прикосновение к сокамернику, который принадлежит к низшей касте, переводит в такой же статус и новичка.

Ранее мы писали, кого презирают в женских тюрьмах