Очередное столкновение Путина и Эрдогана в Сирии – предсказуемый конфликт интересов двух почти зеркальных режимов, основанных на почти одном и том же идеологическом фундаменте, фантомных болях по рухнувшим империям.

При этом каждый из реставраторов – президент республики, который видит себя чуть ли не монархом, при этом каждый – легитимист, который готов нарушать закон, как только возникает явная или придуманная угроза его власти, при этом генералы играют важную роль в функционировании режимов, но каждый из реставраторов старается держать их под контролем, при этом каждый, пусть и витает в облаках собственного величия, никогда не забывает о собственных интересах и интересах своего окружения, при этом каждый не воспринимает на дух свободную прессу и общество, при этом…

Собственно, можно отыскать еще очень много общего, как можно отыскать и различия – в конце концов, Эрдоган профессиональный политик, который боролся за власть, а Путин – профессиональный чекист и чинуша, которого привели во власть. Но оба правят слишком долго для того, чтобы эти различия тоже стерлись. И когда два таких человека – и два таких режима – оказываются бок о бок в третьей стране, они не могут не конфликтовать. Пусть даже и опосредованно.

Другое дело, что Эрдоган не может понять – или делает вид, что не может понять – чего хочет Путин. У Эрдогана действительно есть реальный интерес в Сирии. Можно напомнить о том, что Сирия соседняя с Турцией страна и нестабильность в ней достаточно серьезно сказывается на стабильности в самой Турции – одни миллионы беженцев чего стоят! Можно напомнить о том, что для Эрдогана есть резон в установлении собственного контроля над Сирией, потому что это превратило бы Турцию в важнейшего игрока всего Ближнего Востока. Но самое главное это, конечно – курдский вопрос.

Потому что ни Эрдоган, ни  Турецкое государство в целом просто не в состоянии решить курдский вопрос. И любая автономизация, любая фактическая государственность курдов в любой из соседних стран для Эрдогана – пролог к распаду Турции. И если спросить Эрдогана, что он делает в Сирии, то он уверенно ответит, что спасает Турцию.

А что делает Путин? Спасает Асада? Хочет новую базу? Зачем? Так ли уж это важно для России?

Но Путин на самом деле точно знает, чего он хочет. Он хочет генерировать нестабильность. Потому что «великая Россия», конкурент США, вот весь этот миф может существовать только в условиях крайней нестабильности в мире. Поэтому всюду, где можно нестабильность устроить, Путин ее устраивает, тем более, что это совершенно согласуется с его логикой спецопераций. И нынешний кризис в Идлибе тоже на руку Путину. Да, Эрдоган может в результате выбить войска Асада из Идлиба и нанести серьезный удар по позициям сирийского диктатора, но в качестве средства давления на Европу турецкий президент уже воспользовался беженцами. А беженцы – это инструмент для дестабилизации ЕС, это усиление близких к Кремлю популистов в ведущих странах Европы, это новые конфликты на континенте, это снижение европейского интереса к постсоветскому пространству. И чем более интенсивной будет эскалация в Сирии, тем больше вероятность такого исхода событий. Это Эрдогану нужна стабильная Сирия, разделенная на зоны влияния. А Путин как раз заинтересован в войне – не в победе в войне, а в войне как таковой. И тут его тактика в Сирии не сильно отличается от тактики в Украине.

Когда Трамп задает Эрдогану вопрос о том, какие интересы Путин преследует в Сирии, а Эрдоган отвечает американскому коллеге, что не может понять мотивов российского президента, это может отражать цивилизационное непонимание задач. И Трамп, и Эрдоган мыслят в логике сделки, они хотят понять, о чем конкретно можно договориться с Путиным, каковы его интересы в Сирии. А Путин мыслит в логике провокации и «многоходовочки». В результате он достигнет компромисса с Эрдоганом – понятно, что временного, понятно, что через какое-то время конфликт возобновится вновь.

Но еще до достижения этого компромисса механизм дестабилизации в Европе будет вновь активирован. И совершенно неважно, сколько самолетов потеряет армия Асада, Путин пошлет  ему еще. В 1967 году, во время Шестидневной войны была уничтожена практически вся авиация, поставленная Советским Союзом дружественным арабским режимам. Что не помешало этим режимам уже через несколько лет опять напасть на Израиль.

Потому что Кремль в последние годы существования СССР точно также был заинтересован во всеобщей дестабилизации, а Советский Союз как великая держава и конкурент Штатов мог существовать только при условии постоянного генерирования этой дестабилизации повсюду, от Африки до Латинской Америки, от Анголы и Намибии до Гренады и Никарагуа.

А когда Советский Союз скукожился и исчез, дестабилизация практически прекратилась и  некий Фукуяма даже написал смешную книжку о «конце истории». А потом появилась путинская Россия и история началась опять.

Автор: Виталий Портников

Источник: Буквы