Об этом сообщил OBOZREVATEL информированный источник в правительственной комиссии по расследованию этой трагедии. По его словам, экипаж все время выполнял указания башни.

«Тот поворот, который осуществлял пилот, все маневры были определены башней. Такова траектория движения почти всех бортов, вылетающих из этого аэропорта. Пилот полностью выполнял команду диспетчера», – сказал он.

Позже вице-президент авиакомпании «Международные авиалинии Украины» Игорь Сосновский подтвердил, что пилоты лайнера МАУ перед катастрофой выходили на связь с авиадиспетчером.

По словам Сосновского, до ракетной атаки экипаж воздушного судна четко выполнял все указания диспетчерской башни.

«… После взлета вышли на связь, а не так, как говорили иранцы. Спокойно доложили о взлете и получили разрешение. Действовали строго по информации диспетчера. Сейчас сложно что-то скрыть. Никому не нужны данные флайтрекордера. На земле остались переговоры экипажа, которые докажут правильность его действий. Никаких отклонений маршрутов, о которых кто-то хочет намекнуть, не было», — особо отметил Сосновский.

Более того, Сосновский уточнил, что никаких отклонений маршрута не было, а также заверил, что пилоты гражданской авиации не могли знать о ракетных стрельбах иранцев.

«Летчики не могли знать о том, что стреляли. Это не дело гражданской авиации. Если они откуда-то куда-то стреляют, то обязаны были закрыть аэропорт», — подчеркнул он.

«Тот поворот, который осуществлял пилот, все маневры были определены башней. Такова траектория движения почти всех бортов, вылетающих из этого аэропорта. Пилот полностью выполнял команду диспетчера», — уточнил Сосновский.

Резюмируя, Сосновский добавил, что вины украинской власти в этой ситуации нет, ведь «государственные органы Украины действовали по правилам».

«Решение «закрыть небо» должны были принимать именно власти Ирана», — подытожил вице-президент авиакомпании МАУ, передает телеграм-канал Клименко-тайм.

Что говорил Иран

Ранее глава иранской организации гражданской авиации Али Абедзаде утверждал, что пилот самолета МАУ, разбившегося 8 января под Тегераном, с самого начала полета не мог связаться с башней и диспетчером, о чем свидетельствуют данные проверки «черного ящика» экипажа.

«Я не знаю причину задержки и проблему технической неисправности; причина аварии непонятна и не может быть объявлена ​​до момента анализа информации с «черного ящика» самолета», – сказал он.

«Сразу после взлета самолета с ВПП аэропорта имени Хомейни беспроводная связь между лайнером и командно-диспетчерским пунктом оборвалась», – подтвердила тогда представительница организации гражданской авиации Ирана Реза Джафарзаде.