Игорь Коломойский — главная проблема Владимира Зеленского, такое себе Межигорье, и не только из-за Приватбанка.

Об этом говорится в статье Юлии Самаевой для свежего выпуска еженедельника «Зеркало недели».

Решать эту проблему страшно. Во-первых, с кем советоваться в минуты тягостных раздумий? Зеленский, конечно, все знает, но иногда хочется спросить у знакомого взрослого. Во-вторых, потому что тогда на команду Зеленского, включительно с Кабмином, обрушится вся мощь критики телеканала «1+1». В-третьих, потому что Коломойский уже влез и расшатывает изнутри фракцию «Слуга народа». Опытный и, если захочет, обаятельный олигарх не собирает «трускавцы», он встречается с политическими неофитами один на один и уводит на темную сторону. В-четвертых, эту проблему решать тяжело, потому что окружение Зеленского, как я уже писала, тоже под влиянием Коломойского. Зеленскому иногда сложно понять, он слышит советы Шефира, Ермака, Богдана или Коломойского только через прокладки.

Но будет ли проще, если эту проблему не решать? Президент достиг точки бифуркации в отношениях с олигархом и должен принять решение в ближайшее время.

На следующей неделе, в третью годовщину национализации, могут быть расставлены несколько точек над многочисленными «і»: сразу четыре дела будут рассматриваться в украинских судах, два из них — ключевые и определяющие.

Например, именем Украины суды постановят, что национализация Приватбанка незаконна, вернут акции бывшим владельцам, а заодно и бывшее правление банка. В ответ НБУ с Минфином, по подготовленному сценарию, изымают из банка вложенный в него государством капитал и отправляют банк в Фонд гарантирования вкладов физлиц (ФГВФЛ), чтобы запустить национализацию повторно.

Только Фонд гарантирования зайти в банк не может. Люди, представляющиеся сотрудниками Никопольского ферросплавного и месяцами протестующие под центральным офисом банка в Днепре, берут банк штурмом и помогают бывшему правлению, а не Фонду, занять руководящие места и отозвать из судов в США и Великобритании иски государственного Приватбанка к Игорю Коломойскому и его партнеру Геннадию Боголюбову.

Не говорите, что это бред. Подобное было два года назад с выведенным с рынка Златобанком.

Сначала Окружной админсуд признал незаконным решение НБУ, потом Апелляционный административный его подтвердил, а следом решением суда же в банк вернулся его бывший председатель правления и сразу же похлопотал о закрытии уголовного дела против экс-собственницы банка на основании того, что новое правление никаких претензий к ней не имеет.

Знаете, что страшно? После этого Златобанк ушел в банкротство, причем даже не как банк, а по обычной процедуре, в обход Фонда гарантирования… Закрыли дело и трава не расти.

И на самом деле терзания президента, вкупе с требованиями МВФ и обеспокоенностью НБУ, абсолютно ничтожны, если задуматься о том, что крупнейший банк страны, клиентами которого является половина населения и бизнеса, может достаться человеку, которому этот банк не нужен, — ему нужно иски отозвать, а там будь что будет. Коломойский не сможет вести банковский бизнес так, как привык раньше, — слишком сильно изменились правила игры. Ему играть по новым правилам неинтересно. И что же будет с банком? А со страной?

Четверг. Шестой апелляционный суд. Одно из самых важных дел — рассмотрение апелляционной жалобы НБУ, КМУ и Приватбанка на решение Окружного административного об отмене национализации. Дело, как мы помним, пылилось на полке два года и выстрелило незадолго до победы Зеленского на выборах. Рассматривать апелляцию будет коллегия из трех судей, и все они в прошлом имеют опыт в «приватовских» делах и неизменно принимали решения в пользу бывших собственников банка. Кассация возможна, как и прошение о приостановке вступления в силу принятого судебного решения. Сама по себе незаконность национализации — не катастрофа, но ее начало. И шансов победить в этом деле у страны тоже немного.

Да не успокоит никого звонок Кристалины Георгиевой Зеленскому. Директор МВФ звонила ему по просьбе Макрона, желавшего хоть как-то поддержать Владимира Александровича перед Норманди. Не из любви к Зеленскому — из любви к себе в европейской политике. К Приватбанку это никакого отношения не имеет.

Миссия МВФ узнала о звонке Георгиевой и договоренностях с Зеленским из СМИ. Совет директоров, который непосредственно принимает решение о заключении программы и выделении средств, — ни сном, ни духом о происходящем. Они ждут решения судов по Приватбанку, а особенно вердикта в этом деле. И тут ОП тоже пытается помочь, но не может. Если НБУ, Минфин и банк проиграют, откроется еще один ящик Пандоры — иски, запускающие процедуру возврата банка. И закроется портал в МВФ, в котором никто не поверит, что Зеленский хотел защитить государственные интересы, но не смог.

Пятница. Хозяйственный суд. В случае признания национализации незаконной возобновится дело о возвращении Коломойскому и связанной с ним кипрской компании Triantal investments ltd акций Приватбанка. Не обязательно это будет именно в предстоящую пятницу, но тянуть с возобновлением этого дела никто не станет. По сути оспаривается договор, по которому государство получило в собственность акции банка в процессе его национализации. Вернув акции, Коломойский вернет себе банк.

Да не утешит никого законопроект Кабмина, якобы не допускающий возврата банка бывшему собственнику. Во-первых, он еще не принят. Как проект видоизменится в парламенте, в частности в «комитете Дубинского», никто не может предположить. По информации источника ZN.UA, на Банковую поступают сигналы, что 25–40 народных слуг Коломойского готовы покинуть фракцию, если принимать будут не тот вариант, который его устроит.

Депутатская группа Веревского, возникшая в Раде под патронатом Богдана, — это возможный компенсатор этих потерь. Во-вторых, не совсем понятно, что делать, если решение суд примет раньше, чем парламент законопроект. В-третьих, сам законопроект в нынешнем виде не содержит нормы, прямо запрещающей возврат акций банка бывшему собственнику, в отличие от ст. 41 действующего закона о системе гарантирования. Законопроект скорее усиливает полномочия НБУ и Фонда гарантирования, позволяя провести национализацию еще раз, только лучше и без нарушений. Но остановить возврат акций бывшим собственникам, применив этот закон, не получится. Тут давно пора применять политический вес.

Позиция «пусть суд решит» — возможна и правильна, если мы говорим о честном суде. Да, НБУ и Минфин допустили немало формальных ошибок в процессе национализации. А сколько подлостей в отношении своих клиентов и страны совершил бывший собственник? Мы не апологет вмешательства в работу судов. Но в нашей стране в Гордиев узел вплетено слишком многое. И если вопрос стоит об интересах олигарха или государства — надо рубить.

Конечно, это непросто. Слишком разные весовые категории у соперников. А Коломойский, кроме прочего, идет ва-банк. При всех наложенных на него Лондонским судом финансовых ограничениях он умудряется разделить 20 тыс. фунтов в неделю между толпами судей, протестующих и депутатов. Он заперт в этой стране, как в клетке, и единственный шанс выбраться — вернуть банк и отозвать иски. У него выбора нет. У президента еще есть.