7 ноября — у тех, кто помнит себя в СССР, до сих пор ассоциируется с праздником, парадом и демонстрацией. В Москве колонны шли по Красной площади. На трибуне Мавзолея их приветствовала вся партийная верхушка, элита КПСС.

1990 год был особенным. В марте в стране впервые появился президент. О должности с таким названием мечтали еще в революцию 1905 года, но прошла и Октябрьская революция, сменился государственный строй, СССР то набирал, то терял силу, а президентов в стране не было. И так до очередного кризиса, который оказался сильнее предыдущих и закончился реформой власти.

Эта реформа, как показало время, была косметическая и сохранить государство не смогла, но в 1990 году о развале СССР никто не говорил. Зато говорили о дефиците и о слабой экономике. Самые активные граждане требовали прямых выборов, многопартийности и даже отказа от обязательной воинской повинности.

Среди таких советских граждан был Александр Шмонов: в марте 1990 года он написал письмо-ультиматум, обвиняя Горбачева в убийстве мирных граждан в Тбилиси в апреле 1989 года и Баку в январе 1990 года (тогда погибли больше 150 человек). Конечно, ответа Шмонов не получил. А 7 ноября мужчина пришел на Красную площадь с двустволкой.

Вечером в телевизионных новостях диктор невозмутимым голосом зачитал сообщение: «Задержан житель города Ленинграда, произведший из обреза охотничьего ружья два выстрела в воздух. Пострадавших нет».

Александр Шмонов готовился к теракту несколько месяцев. Чтобы достать ружье, он вступил в общество охотников и рыболовов и получил справку из психоневрологического диспансера. В октябре уволился с работы и за два дня до праздника приехал в Москву. Из газет Шмонов узнал, где и как формируются колонны демонстрантов, которые должны пройти по Красной площади, а потом примкнул к одной из них. Посмертную записку на всякий случай он положил во внутренний карман пальто.

Поравнявшись с Мавзолеем, Шмонов выхватил обрез, прицелился в голову Горбачева и нажал на курок.

Горбачеву повезло: расстояние, разделявшее его от убийцы, было меньше 50 метров — Шмонов вполне мог поразить цель, но рядом оказался сотрудник милиции, старший сержант Андрей Мыльников. Он перехватил ружье и вывернул стволом вверх. Выстрелы ушли в сторону.

Через год террориста-неудачника признали невменяемым и отправили на лечение. В середине 90-х Шмонов уже был на свободе, пытался заниматься бизнесом, даже хотел избираться в Государственную думу, но не сумел набрать необходимое количество подписей для выдвижения своей кандидатуры. Шмонов написал брошюру «Как и почему я стрелял в главаря тоталитарного государства М. Горбачева». А пять лет назад в интервью «Собеседнику» рассказал, что 7 ноября 1990 убивать Горбачева он шел не один, а с подельником, вооруженным пистолетом. Но тот побоялся стрелять и скрылся.

А старший сержант Мыльников, который спас Горбачева, был представлен к ордену «За личное мужество». Ему дали премию и билет на концерт по случаю Дня милиции 10 ноября.