Комитеты Палаты представителей Конгресса США, которые проводят расследование в рамках процедуры импичмента президента Дональда Трампа, обнародовали текст показаний бывшего посла США в Украине Мари Йованович

Йованович дала показания еще 11 октября, передает»Голос Америки«. 

Издание привело выдержки из опубликованных свидетельств, в которых бывшая посол говорит непосредственно об Украине. В частности, Мари Йованович рассказала о кампании, направленной на очернение ее имиджа в Украине, о своем видении роли бывшего генерального прокурора Украины Юрия Луценко в этой кампании, а также о ее общении с министром внутренних дел Украины Арсеном Аваковым.

В ноябре-декабре 2018 года посол Йованович узнала, что юрист президента США Дональда Трампа Руди Джулиани встречался с бывшим генпрокурором Украины Юрием Луценко, который хотел «навредить ей» в США.

Вопрос: На основе Ваших разговоров или разговоров Ваших сотрудников, что Вам стало известно о заинтересованности Джулиани в Украине?

Йованович: То, что состоялся ряд встреч Луценко с мэром Джулиани, и они хотели, скорее господин Луценко хотел навредить мне в США. Я не представляла, что это могло быть. Но теперь это понятно.

Вопрос: Что понятно?

Йованович: Что я больше не в Украине.

По словам бывшего посла, «Луценко начал распространять ложь» о ней после того, как она продолжала настаивать на реформах его службы, которые он не выполнял.

Йованович: Думаю, господину Луценко не нравилось что посольство продолжало призывать к очищению Генпрокуратуры. Когда он пришел на должность, у него было три цели: реформа Генпрокуратуры, наказание ответственных за убийства невинных людей на Майдане во время Революции Достоинства и расследования отмывания средств, чтобы вернуть более 40 миллиардов долларов, которые бывший президент и его подручные вывели.

Ничего из этого не было выполнено. Мы считали это хорошими целями и стремились заставить его работать в этом направлении, а он, на самом деле, на это не обращал внимания. Он хотел, чтобы Посольство США организовало встречу с Генеральным прокурором, с директором ФБР и другими. Он заявлял, что имеет для них важную информацию. Как многие знают, существует устоявшийся процесс для подобных вещей. Мы не организовываем встречи первых лиц, на которых руководитель иностранного учреждения может предоставить информацию члену кабинета США, которая может быть правдивой, а может и нет.

Поэтому мы продолжали призывать его встретиться с атташе по юридическим вопросам ФБР при Посольстве. Именно поэтому ФБР присутствует за рубежом, чтобы сотрудничать с партнерами в других странах и получать информацию, какой бы она ни была, разрабатывать дела и прочее. Он не хотел делиться этой информацией. Теперь я понимаю, что это была неправдивая информация в отношении меня.

Вопрос: Какая неправдивая информация относительно Вас?

Йованович: Например, как я отметила во вступительном слове, что я дала ему перечень лиц, которых нельзя преследовать, перечень неприкасаемых.

Вопрос: А Вы это делали?

Йованович: Нет

В феврале 2019 года министр внутренних дел Арсен  Аваков после общения с Руди Джулиани о Джо Байдене высказывал Йованович беспокойство, что «вмешиваться в политику США» может быть «опасно для Украины».

Вопрос: Что именно его беспокоило?

Йованович: Он считал это очень опасным. Украина с момента независимости на протяжении всех этих лет имела поддержку обеих партий США: Республиканской и Демократической, и вмешиваться во внутреннюю политику США было опасным для Украины.

Вопрос: Почему он считал, что общение с Джулиани будет вмешательством во внутреннюю политику США?

Йованович: Он мне так сказал, и Вы раньше отмечали — это был вопрос Черной книги, и, как результат, отставка Манафорта из избирательного штаба Трампа. И вопрос того, как это возникло — это был российский сговор, или украинский заговор, и глядя в избирательный период 2020 года это повредит бывшему вице-президенту США Джо Байдену. Думаю, он чувствовал, что это опасно для другой страны, в это погружаться.

Аваков предупредил Йованович, что ей нужно «остерегаться коварных нападений».

Вопрос: Был ли у Вас разговор после ноября, декабря 2018 года с украинскими чиновниками относительно Джулиани до того, как Вы оставили пост в мае?

Йованович: Думаю, в феврале один из украинских высокопоставленных чиновников выразил свое беспокойство и сказал мне, что я должна действительно остерегаться коварных нападений.

Вопрос: Опишите этот разговор

Йованович: Он сказал, в основном, что два человека из Флориды: господин Парнас и г-н Фруман, которые работали на мэра Джулиани, организовали встречи для Джулиани и Луценко. Их интересовало назначение нового посла, думаю, потому что они хотели проводить сделки в Украине, или дополнительные деловые сделки. А важная задача посла США — продвигать американский бизнес. Конечно, когда законный бизнес приходит к нам, мы занимаемся его продвижением.

Вопрос: Так вы поняли, узнали о том, что их бизнес-интересы не были законными?

Йованович: Честно, я не знала. Я об этом в то время не знала достаточно. Я считала, что это очень странно.

Посол Йованович говорила с высокопоставленными чиновниками Госдепа о действиях Джулиани, но они их не остановили.

Вопрос: Находясь на должности посла в Украине, говорили ли Вы о своей обеспокоенности в Госдепе вследствие действий Джулиани в Украине?

Йованович: Был ряд обсуждений, ибо становилось известно все больше. Не знаю, подпадает ли это под определение высказывания беспокойства. Это было высказывание беспокойства, но я не отсылала официальный отчет. Это был очень чувствительный и политизированный вопрос.

Вопрос: Кому Вы высказывали беспокойство?

Йованович: Европейскому Бюро

Вопрос: Кому именно?

Йованович: Джорджу Кенту, Филу Рикеру, когда он пришел на должность.

Вопрос: Как они отреагировали на то, что действия Джулиани могли противоречить политике США в отношении Украины?

Йованович: Их волновал этот вопрос

Вопрос: Как они это выражали?

Йованович: Не знаю, как ответить на этот вопрос. Было обсуждение о том, что слышно, как это понимать. Такого рода разговоры.

Вопрос: Кто-то в Госдепе остановил эти усилия?

Йованович: Не думаю. Предполагаю, они не думали, что в состоянии это сделать.

В Госдепе также опасались, что могут потерять доверие президента, если озвучат заявление в поддержку посла Йованович, — заявила дипломат во время показаний. Йованович также рассказала о своем разговоре с послом США в Европе Гордоном Сондлендом. Когда она сказала Сондленду о беспокойстве по поводу возможной потери доверия со стороны Трампа, Сондленд, среди прочего, посоветовал ей выразить поддержку президенту в Twitter. Йованович не считала такой совет уместным.

Также Йованович сказала, что она была шокирована содержанием разговора президента США Дональда Трампа с Владимиром Зеленским, и «просьба о расследовании в отношении оппонента была не в наилучших интересах Украины и США».

Как стало известно из вступительного слова Йованович на даче показаний, отзыв посла Йованович из Киева состоялся внезапно. Менее чем через два месяца после того, как Государственный департамент продлил срок ее пребывания в Киеве до 2020 года. Йованович уведомили, что она должна вернуться в США «следующим рейсом».

Заместитель Государственного секретаря Джон Салливан объяснил ей, что она ничего плохого не сделала, просто президент Трамп «потерял доверие ко мне и больше не хотел, чтобы я служила послом». Он сказал, что начиная с лета 2018 года Государственный департамент находился под давлением Белого дома, чтобы ее устранить.

Йованович сказала, что ей было трудно поверить в то, что ее отстранили от должности посла США  на основе «беспочвенных и ложных обвинений людей с очевидно сомнительными мотивами».

Она назвала фикцией обвинения в ее адрес в том, что она была нелояльной к президенту Трампу, которые распространяли союзники Руди Джулиани. Йованович утверждает, что не знает, почему Джулиани ее атаковал. В то же время экс-посол предположила, что это потому, что его партнеры верили, что ее усилия по искоренению коррупции в Украине препятствовали их финансовым интересам.