Предвыборный слоган Зеленского «Весна придёт — сажать будем» хоть и с опозданием, но начал сбываться. Подозрения в адрес бывших топ-чиновников сыплются как из рога изобилия. Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП) фигурантов громких расследований задерживают в лучших традициях голливудских блокбастеров: в центре столицы или у трапа самолёта. Прокуроры требуют для них избрания жёстких мер пресечения и назначения судом крупных сумм залогов. Но чем всё это закончится?

Об этом говорится в сегодняшней статье издания «Фокус».

Главное — начать

Фигуранты коррупционных дел, которым за последние два месяца предъявили обвинения, все как один из окружения пятого президента Украины Петра Порошенко. Минимум трое из них связаны со скандальным концерном «Укр­оборонпром», однако практически всем предъявляют подозрения не по тем эпизодам, о которых известно обществу.

Экс-глава парламентского Комитета по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Пашинский арестован за конфликт на бытовой почве, в то время как общественные активисты и журналисты утверждают, что он причастен к коррупционным схемам. В марте 2018-го из СМИ стало известно о закупках для армии старых БМП-1 по завышенным ценам. Журналисты утверждали, что к этому причастны Сергей Пашинский и экс-заместитель секретаря СНБО Олег Гладковский.

Пашинский в СИЗО, а Гладковский на днях вышел оттуда под залог 10 млн грн. Причём последнего обвиняют вовсе не в том, что его сын Игорь, согласно расследованию журналистов «Наші гроші», — участник схем миллионных хищений в оборонном комплексе и якобы организовал поставки контрабандных деталей российского производства, за которые украинские оборонные предприятия переплачивали в два-четыре раза. Вместо этого Гладковскому предъя­вили ущерб при закупке для армии белорусских МАЗов вместо оте­чественных КРАЗов.

Эти обвинения чисто политические, убеждён главный редактор издания «Цензор» Юрий Бутусов. «Гладковский — один из символов коррупции, его задержания Зеленский не раз требовал на закрытых совещаниях с силовиками», — утверждает журналист. Гладковский пребывает под контролем СБУ, и когда вместе с семьёй он решил вылететь за границу, СБУ передала информацию в НАБУ. Там восприняли это как попытку сбежать, его и задержали. Оперативные подразделения показали президенту, что политическая воля у них есть, но выяснилось, что готового подозрения правоохранители наработать не успели. Его писали всю ночь.

Так в деле экс-заместителя секретаря СНБО появились МАЗы. По мнению Бутусова, такое подозрение шаткое, поскольку строится не на экспертизе, а на заключении детективов НАБУ. «По закону вряд ли получится доказать, — считает Бутусов. — Процесс ценообразования в Мин­обороны жёстко регламентирован, на все решения по закупкам есть бумаги. Идея в том, что за это время надеются накопать и оформить другие обвинения».

С другой стороны, Гладковского наверняка задерживали не для того, чтобы потом отпустить, как это было с фигурантами прочих громких коррупционных дел предыдущих пяти лет.

«Конечно, было бы здорово, если бы к каждому из подозреваемых детективы НАБУ приходили сразу со всеми подозрениями, — говорит Денис Бигус, автор и ведущий программы антикоррупционных расследований «Наші гроші». — Но, судя по всему, антикоррупционеры стояли перед выбором: принимать Гладковского сейчас по этому делу или подождать ещё полгода, пока соберут материалы для других подозрений». С Пашинским, говорит Бигус, другая история — «посадили за бытовуху». Но пока он изолирован, в отношении него можно спокойно расследовать другие дела.

Чего изволите?

Президент и правоохранительные органы в «вилке»: и удовлетворить запрос общества на посадки надо, и сделать это по закону, говорит Владимир Фесенко, глава Центра прикладных политических исследований «Пента». «В отношении Пашинского есть масса подозрений в причастности и к рейдерству, и к махинациям в оборонной сфере, — рассказывает он. — Но их нужно собрать. К тому же, если бы подозрение выдвинули по этим статьям, он смог бы выйти под залог. Факты экономических преступлений доказывать всегда тяжелее».

а же история с делом Гладковского. «Не факт, что материалы незаконной прослушки смогут послужить доказательством в суде, даже если они выглядели убедительно в рамках журналистского расследования, — уверен Фесенко. — Это только кажется, что легко взять за шкирку и наказать. На самом же деле нужно не только выявить, но и представить доказательства».

В первую очередь задерживают тех, кого подозревают в причастности к коррупционным схемам в оборонной сфере. Эксперт по вопросам обороны и безопасности Олег Стариков отмечает: «Следом за Гладковским и Пашинским пойдут экс-министр обороны Степан Полторак и его заместитель Игорь Павловский. В ходе суда по Гладковскому обвинение зачитывало фрагмент его разговора с Полтораком, который отправил собеседника к Павловскому. А следующим объектом интереса правоохранителей будет Минэкономразвития. Расчёт на то, что кто-то из них расколется и начнёт давать показания на остальных».

Действительно, 22 октября в аэропорту Борисполь задержали экс-замминистра экономического развития Юрия Бровченко. На следующий день суд определил ему меру пресечения в виде содержания под стражей, предоставив право выйти под залог 3,4 млн грн. В министерстве Бровченко отвечал за развитие оборонно-промышленного комплекса. Его подозревают в государственной измене.

«Это уже третье громкое задержание в рамках расследования одной из схем на заводе им. Артёма, который входит в государственный концерн «Укроборонпром», — говорит экс-нардеп Мустафа Найем. — Речь шла о двух украинских чиновниках и иностранном гражданине, которые вошли в сговор и вынудили один из заводов подписать контракт на покупку производственных линий, так и не поступивших в Украину. Как выяснилось, в результате незаконной сделки авансовый платёж более $8 млн перевели на счета фиктивных офшорных предприятий и присвоили участники схемы».

Активизация антикоррупционного процесса, вероятно, связана со стремлением Зеленского удержать проседающий рейтинг. Все эти задержания, аресты, посадки — хорошая «картинка» для общества, жаждущего наказания зарвавшейся власти.

«Общественный запрос на наказание высоких чинов и политиков был высок и при Порошенко, — объясняет Владимир Фесенко. — Тема о посадках представителей режима Януковича поднималась постоянно. И то, что такой запрос не удовлетворён, стало одной из причин падения рейтинга пятого президента».

Теперь, уверены эксперты, этот же запрос есть и в отношении самого Порошенко: чем выше ранг задержанного, тем сильнее доверие к власти, тем глубже вера людей в справедливость.

«Дело в отношении Порошенко наверняка появится, — уверен Фесенко. — Однако доказать его причастность к коррупционным преступлениям будет крайне сложно как по «плёнкам Онищенко», как по Укроборонпрому. НАБУ попробует выйти на Порошенко в деле о формуле ценообразования угля «Роттердам+». Но и тут нужно искать доказательства прямых нарушений».

Собеседники Фокуса сомневаются, что в ближайшем будущем Офис президента, НАБУ, ГПУ и САП будут педалировать дела против пятого президента Украины. Если доказательств окажется недостаточно, то в случае попытки задержать Порошенко восстанут не только его сторонники, но и коллективный Запад, который назовёт это политическим преследованием.