Президент Украины, едва отметив 100 дней вступления в должность, оказался в невероятно сложной ситуации, тесно зажатый между неоправданно высокими ожиданиями граждан собственной страны и настойчивыми пожеланиями западных партнеров: все хотят мира, но первые не особо задумываются о цене, а вторых она мало интересует.

Об этом в своей статье для «Зеркала недели» пишет Татьяна Силина.

Но, отмечает она, в 2015 г., когда Курт Волкер еще не занимал свой нынешний государственный пост, а был главой Международного института лидерства при Университете штата Аризона, основанного сенатором Джоном Маккейном, в интервью грузинской службе «Голоса Америки» спустя 5 месяцев после «второго Минска» он так оценил этот документ:

«Соглашение, подписанное в Минске в феврале, следует называть не мирными договоренностями, а соглашением о разделе Украины, которое было навязано Киеву Германией, Россией  и Францией. Сейчас соблюдение этого раздела страны отслеживается международным сообществом посредством ОБСЕ. Минские соглашения — не решение, а проблема, поскольку фактически они придают легитимность российскому вторжению в Украину».

Как утверждают наши источники, говорится в публикации, в западных кругах уже можно услышать разговоры по поводу Украины в таком ключе: мол, вспомните, была когда-то Чехословакия, сегодня ее уже нет, но зато есть две успешные страны — Чехия и Словакия, и все у них нынче хорошо. А в США, Европе и даже в Израиле think tank’и уже моделируют различные сценарии распада Украины…

Есть и другие идеи. Например, предоставление «особого статуса» всем регионам Украины, а не только ОРДЛО: передача денег, ресурсов, языковой и культурной политики на места.

В латентной федерализации, то бишь глубокой децентрализации Украины не видят ничего плохого, приводя примеры ФРГ и США, даже многие искренние западные симпатики нашей страны. Недооценивая при этом как силу российского стремления раздробить Украину на части путем федерализации (каким бы лингвистическим фиговым листком ее не прикрывали), так и недалекость и жадность местных украинских «элит», уже примеряющих «княжеские» одежды.