Уже в конце октября Соединенное Королевство официально покинет Евросоюз. То есть произойдет Brexit. Если к этому времени страны не сумеют заключить новое торговое и таможенное соглашение, то между ними появится самая настоящая граница: с досмотром грузов, таможенными постами, будками пограничников и всеми прочими делами.

Об этом пишет сегодня известный журналист, корреспондент «Нового времени» Иван Яковича.

Эту ситуацию можно сравнить с двумя автобусами — британским и европейским, — которые несутся навстречу друг другу. Британский водитель едет по своим правилам — по левой стороне дороги, а европейский соблюдает свои правила и едет по правой полосе. Но в результате они летят друг на друга по одной и той же полосе.

Сворачивать ни один из водителей не хочет. Да и не может, поскольку пассажиры не дадут ему этого сделать. Они лишь все сильнее давят на газ и надеются, что в последний момент другой водитель испугается и свернет в сторону.

Но сдаваться никто не собирается. И это объяснимо. От резкого поворота на такой скорости автобус перевернется, полетит в кювет и на деревья. Водитель точно погибнет, а с ним еще и куча пассажиров. Поскольку никто сворачивать не собирается, единственным логичным завершением этой истории будет чудовищное лобовое столкновение с огромными жертвами и потерями. Вот примерно такая ситуация сейчас наблюдается в отношениях Великобритании и Евросоюза.

Что такое Brexit и почему он жесткий?

Brexit — от английского Britain «Британия» + Exit «выход». Великобритания должна была покинуть Европейский Союз еще 29 марта 2019 года. Однако, после трех провальных голосований по принятию соглашения относительно Brexit, сроки перенесли на 31 октября.

Новый премьер-министр Британии Борис Джонсон пообещал, что соглашение о выходе из ЕС должно быть более жестким, чем-то, которое заключила его предшественница Тереза Мэй, потому что парламент ее не поддержал. Джонсон настаивает, что если Евросоюз не согласует новое соглашение, то Великобритания вынуждена будет выйти из Европейского Союза без всяких соглашений.

Для взаимной торговли и обеих экономик это обернется огромными потерями. Но британской все-таки будет хуже: она потеряет примерно 10% ВВП и перспективы развития на годы вперед. Евросоюз же в целом переживет намного менее серьезный удар. Но вот отдельные его страны пострадают очень сильно. Это касается Бельгии, Нидерландов и особенно — Ирландии, которая в силу географической близости очень плотно торгует с британцами.

Торговое соглашение нужно обеим сторонам, но они не могут договориться о том, где между ними пройдет сухопутная таможенная граница. По земле Великобритания и ЕС граничат только в одном месте — на границе Северной Ирландии и Республики Ирландия, которая является независимым государством и входит в состав Евросоюза.

По идее, там границу и надо проводить. Но это очень опасно. Дело в том, что в Северной Ирландии давно действует очень жесткое подполье, выступающее за прекращение британской оккупации. Местные ирландцы-католики хотят избавиться от власти британской короны и воссоединиться с республикой Ирландией. Замирить их удалось только в 1998 году, когда из-за Евросоюза граница между двумя Ирландиями фактически исчезла.

Если она появится снова, то население Северной Ирландии почти наверняка начнет снова требовать, чтобы британцы убирались с их острова. Причем на этот раз у них будет право провести референдум и совершенно законно отделиться от Соединенного Королевства.

Лондон этого, конечно, не хочет, поэтому предлагает, чтобы обе Ирландии (Северная и просто Ирландия) вошли в единое островное таможенное поле с Великобританией. Тогда никакой наземной границы не надо будет обустраивать. Ирландия, естественно, на это не согласна — не для того она веками боролась за свою свободу, чтобы снова оказаться под властью Лондона.

Дублин и Брюссель предлагают другую схему: пускай обе Ирландии будут в таможенном поле Евросоюза. Снова же наземная граница не появится. Зато она пройдет между составными частями Великобритании. Тут уже Лондон не согласен — ни одна страна не захочет, чтобы часть ее территории жила по иностранным таможенным законам.

Если совсем просто: наземную границу между Ирландиями не хочет никто. Спор идет о том, пройдет ли она между регионами Великобритании или между странами Евросоюза. Британцы надеются, что ЕС в последний момент согласится на их вариант, чтобы не губить экономику Ирландии. Премьер-министр Борис Джонсон на днях заявил, что уверен в способности Брюсселя смягчить свою позицию до 31 октября.

Но канцлер Германии Ангела Меркель тут же сказала, что не отступит, и что ЕС готов к Brexit без всякой договоренности с Лондоном. А Ирландии немцы помогут. Проще говоря, она сказала: наш автобус намного крепче вашего. Мы лобовое столкновение переживем.

Исходя из этих заявлений лидеров Соединенного Королевства и Европейского Союза, с большой долей уверенности можно сказать, что 31 октября произойдет максимально жесткий Brexit безо всяких договоренностей.

Какие страны пострадают?

Экономики ЕС и Великобритании упадут, а между Ирландиями появится жесткая граница. В Лондон придет экономическая паника и политический хаос, там наверняка пройдут внеочередные выборы. В Северной Ирландии начнется подготовка к референдуму о выходе из состава идущей на дно Великобритании и о воссоединении этой провинции с Ирландской республикой. Так может закончиться оккупация, длившаяся половину тысячелетия — еще с 16 века.

Но главное — Германия на очень долго, если не навсегда, избавится от единственной страны в Европе, которая могла бы соперничать с ней за лидерство. Франция и ее ничтожный президент Эммануэль Макрон серьезной силой считаться не могут. Если не произойдет чего-то непредвиденного, то к концу года Великобритания выйдет из ЕС, а ее экономика будет переживать тяжелейший кризис. Северная Ирландия и Шотландия соберутся проводить референдумы о выходе из состава Соединенного Королевства.

В это же время в объединенной и как никогда сильной Германии к власти придет преемница Ангелы Меркель — Аннегрет Крамп Карренбауэр. У нее будут абсолютно все возможности — финансовые, политические и дипломатические — для быстрой и глубокой консолидации ЕС.

Германия должна будет заставить всех прочих европейцев ввести у себя немецкие стандарты в управлении, судебной системе, экономике и финансах. Ну, а после этого можно будет перейти к созданию мощного, единого и по-немецки эффективного европейского государства. Настоящей континентальной империи.

За свою историю Германия уже много раз пыталась это сделать военными способами. Но теперь у нее есть реальный шанс объединить Европу под своим началом с помощью идеологии и экономики. Я надеюсь, что у Берлина это получится. А Великобритания, похоже, уже неминуемо станет Малобританией, состоящей лишь из Англии и Уэльса. И винить ее жителям надо будет лишь себя. Они сами захотели проголосовать за выход из ЕС, что и запустило всю эту цепочку невероятных событий.

Кстати, Ангела Меркель отвела Борису Джонсону 30 дней на поиск взаимно приемлемого варианта торгового соглашения между британцами и европейцами. Если он так и не будет найден, то 31 октября состоится жесткий Brexit, и британская экономика рухнет, европейская понесет большие потери, и во всем мире начнется серьезный экономический кризис. Единственная нам от этого радость в том, что режим Владимира Путина с большой вероятностью такой кризис не переживет.