«Я больше не актер», — заявил Владимир Зеленский в ответ на вопрос, кем он себя ощущает глубоко в душе. То есть он перестал играть президента, он стал президентом. Для него, для его команды, для оппонентов, страны и международного сообщества президент Зеленский – это больше не игра. Теперь все серьезно.

Об этом пишет сегодня политический психолог Светлана Чунихина для LIGA.net. комментируя интервью Владимира Зеленского телеканалу «1+1», посвященном 100 дням президентства.

Точнее, теперь это другой уровень игры с очень высокими ставками. Где перспективы выиграть напрямую зависят от способности вызывать доверие и симпатию публики.

Говоря о реинтеграции Донбасса, Владимир Зеленский неоднократно делал акцент на борьбе за умы и сердца местных жителей, а не за территории и ресурсы. Он очень серьезно относится к общественному мнению, и он умеет им управлять. Сердца и умы двух третей сограждан более чем лояльны молодому президенту, и важно, чтобы эта лояльность сохранялась как можно дольше. Поэтому политическая стратегия президента Зеленского – это игра со смыслами и эмоциями.

И интервью, посвященное подведению 100 дней президентства, — часть этой игры. Станислав Боклан – актер, который исполнял роль премьер-министра при киношном президенте Голобородько, а теперь играет самого себя, изображающего журналиста при реальном президенте Зеленском. Включенность интервью одновременно в два контекста – киношный и реальный – формирует нечто вроде дополненной реальности, позволяющий участникам и, главное, зрителям свободно перемещаться туда-сюда, из игры в жизнь и обратно. Благодаря этой умной находке можно нейтрализовать любой негативный сюжет, переведя его в шутку или игровую ситуацию, в нечто, что произошло понарошку.

Вызывающие много вопросов отношения главы государства с главой его Офиса, где не всегда понятно, кто главный; или перспективы превращения суперпрезидентства Зеленского в подобие белорусского режима; или так и не воплощенная мечта о президенте на велосипеде – любое узкое место нынешней повестки дня в этом интервью функционирует как мем, и именно в этом качестве обсуждается и интерпретируется. «Дополненная реальность» вполне допускает такое обращение с проблемами, ведь актеры и зрители заранее приняли некоторую меру условности происходящего и с удовольствием подмигивают друг другу, мол, «ну мы же все понимаем».

Игра и юмор оказались на удивление мощными политическими технологиями, ведь они позволяют говорить правду, не говоря правды, и проживать драму, на самом деле ничего не проживая. Совершенствование мастерства в этом направлении вполне позволит президенту и его команде участвовать в больших политических играх вполне на равных с мастодонтами внутренней и внешней политики.

Но был в интервью и еще один примечательный момент. Владимир Зеленский поделился интимной информацией о том, как изменились его отношения с отцом. Они стали чаще говорить о важных вещах, и каждый такой разговор теперь завершается фразой «Я тебя люблю». Зеленский-старший признается, что гордится своим сыном. Чувствуется, что для президента это крайне важное признание и очень ценные отношения.

Жажда отцовского одобрения – действительно мощный мотиватор. Некоторые люди в кровь бьются, жизнью жертвуют, чтобы его получить. Но это коварная психологическая игра, в которой отцу – реальному или воображаемому – практически невозможно угодить. Не случайно участниками «интервью» Зеленского с Бокланом стали предшественники нынешнего президента – Леонид Кравчук, Леонид Кучма и Виктор Ющенко.

Отцы-основатели украинского государства подробно хвалили Владимира Зеленского на камеру, будто без их оценки результаты 100 дней работы шестого президента Украины потеряют в цене. Будто он все еще остается не совсем настоящим главой государства, и ему нужно подтверждение от настоящих – Вова, ты молодец, ты существуешь, ты больше не актер.

И эта третья игра Владимира Зеленского самая рисковая, поскольку в ней он — настоящий, а значит уязвимый.