За Партию регионов и коммунистов у нас до Майдана голосовало больше 40% избирателей. Сейчас если мы даже суммируем результаты Оппоплатформы, Оппоблока и Партии Шария, то все равно получится меньше 20%.

Также следует учитывать, что часть бывших избирателей Партии регионов и коммунистов остались в Крыму и на оккупированных территориях Донбасса.

Об этом рассказал известный политолог в материале на «Главреде».

Но самое важное – значительная часть людей, которые раньше голосовали за Партию регионов, теперь голосуют за Зеленского. С точки зрения интересов страны и нейтрализации рисков реванша, это – самое главное. Как бы мы ни относились к Зеленскому и его партии, они сейчас выполняют очень важную и конструктивную роль – абсорбируют и перетягивают на себя значительную часть бывшего электората Партии регионов и коммунистов, и делают их более умеренными.

Если бы у нас в парламенте доминировали партии Медведчука и Порошенко, это работало бы на разрыв общества, была бы предпосылка для раскола страны. Это была бы катастрофа, мы вернулись бы в 2014 год, только с еще более печальными последствиями. Поэтому то, то в парламенте есть центристские силы – доминирует Слуга народа и есть конструктивная позиция Голоса и Батькивщины – это фундамент сохранения единства страны. Поэтому никакого реванша не будет.

По численности фракция Оппозиционной платформы – За жизнь будет примерно такой же, как фракция Оппозиционного блока в прежнем парламенте: у Оппоблока тоже было около 40 депутатов, включая мажоритарщиков. У ОПЗЖ будет чуть-чуть больше, на несколько мандатов.

При этом они окажутся в оппозиционном гетто, то есть будут в изоляции и ни на что не будут влиять. Не получит ОПЗЖ большой пост для своего лидера, потому что будет большое сопротивление общества. Соответственно, их влияние будет крайне ограничено. Максимум, что у них будет – парламентская трибуна – для озвучивания каких-то своих идей, что периодически будет приводить к разным конфликтам, в том числе и к мордобитию, где жертвами будут становиться представители партии Медведчука.

В Москве, несомненно, ожидали большего, но получили столько, сколько могли получить. Я надеюсь, что это лишит Москву иллюзий о том, что она может поменять власть в Украине через выборы. Ведь реально ситуация иная: на выборах в Украине ситуацию меняют только украинские избиратели. А пророссийский электорат в Украине ограничен.

После этих выборов иллюзий у Кремля должно остаться меньше.

А реакция России может быть разной: и раздражение, и проявление агрессии (особенно на Донбассе). Может быть и более прагматичная реакция – появится понимание того, что нужно все-таки договариваться с Зеленским. Надеюсь, что, в конце концов, они придут ко второму выводу.

Фесенко также высказал мнение, что раскол в оппозиционных силах произошел из-за агрессивной позиции бизнесмена Виктора Медчедчука, хотя это не смогло дезориентировать пророссийские силы в Украине.

«Медведчук – агрессивный персонаж, который порождает у людей ненависть и недоверие, в том числе и у пророссийских политиков. Одной из главных причин, почему объединение не состоялось, стала большая обида у самых разных людей, условно говоря, от Добкина до Мураева и от Новинского до Колесникова, за то, что Медведчук включил их в санкционный список России», — сказал он.

По мнению Фесенко, Медведчуку удалось мобилизовать пророссийские настроения в стране и для новой власти это будет серьезным вызовом.

«Влияние России на этих парламентских выборах оказалось самым сильным, на мой взгляд, за всю историю независимой Украины. Если на президентских выборах были такие воздействия, например, в 2004 году, когда Россия активно поддерживала Януковича, то на парламентских выборах такой безумной поддержки одной партии я еще не видел. И это в определенной степени сработало, в частности, с точки зрения мобилизации», — констатировал он.

Фесенко подчеркнул, что по данным социологов пророссийские взгляды наблюдаются у 12% населения Украины, и на выборах эти избиратели оказались наиболее дисциплинированными.

«Часть этих людей не голосовала в 2014 году, а сейчас они все пришли и проголосовали в основном за партию Медведчука, кто-то из них поддержал Оппозиционный блок, другие — Партию Шария. Но именно электорат партии Медведчука был больше мобилизован и активен на этих выборах», — подытожил политолог.