Президент Владимир Зеленский раз и навсегда рассказал мировым СМИ, что он думает о нашем Донбассе.

После этого интервью ни у кого не возникнет вопросов!

В пятницу, 5 июля, президент Украины Владимир Зеленский представил в Краматорске нового главу Донецкой областной государственной администрации Павла Кирилленко. Корреспондент DW смог на ходу задать Зеленскому несколько вопросов о перспективах мирного урегулирования в Донбассе, попытках найти общий язык с населением неподконтрольных украинской власти территорий и западной поддержке Киева после возвращения российской делегации в ПАСЕ.

DW: Господин президент, в Станице Луганской состоялось разведение сил. Какой следующий шаг к миру?

Владимир Зеленский: Следующий шаг — в Минске, в формате трехсторонней группы будут встречаться и говорить о том, чтобы был демонтаж бетонных сооружений, которые находятся с двух сторон. На последнем «Минске» обсуждалось, какой нужен для этого срок. Наша сторона была готова за сутки все сделать — мы все для этого сделали. Та сторона сказала, что им надо от восьми до десяти дней. Мы готовы к тому, чтобы с их стороны был сигнал, и одновременно это произошло. Следующий вопрос будет подниматься, я надеюсь, об обмене заключенными, военнопленными.

— Как вы собираетесь наладить общение с украинцами по другую сторону линии разграничения?

— Нужно все время с ними говорить. Мы постоянно с ними говорим, мы туда посылаем сигналы. Мы говорим о том, что мы все — украинцы, мы все с ними одинаковые. Мы готовы делать все, что написано в минских соглашениях. Вы знаете прекрасно, что ни моя команда, ни я — мы не подписывали этот «Минск», но мы готовы идти по пунктам к выполнению всех минских договоренностей, для того чтобы, наконец, у нас был мир.

— До них еще можно достучаться?

— Это комплексный, сложный вопрос. Я думаю, что многие нас слышат. Я уверен в этом или, скажем так, хотел бы в это очень сильно верить. Мы будем это делать насколько сможем долго, максимально.

— После возвращения России в ПАСЕ вы еще чувствуете поддержку Европы?

— Я встречался и говорил с канцлером Германии госпожой Меркель, с президентом (Франции. — Ред.) Макроном, и сейчас — с премьер-министром Канады Джастином Трюдо. Все говорят о том, что будут нас максимально поддерживать. Я очень надеюсь, что будут не просто какие-то слова, потому что с ПАСЕ мы с вами видели, что произошло…

Я очень надеюсь, что с их стороны будут все-таки поступки более серьезные — не просто на словах поддерживать Украину, а будут реальные действия. Ну а что остается? Если мы хотим закончить эту войну — а мы очень хотим — дипломатическим путем, то тогда других шансов у нас нет. То, о чем мы уже договорились, я надеюсь, что это не сорвет другая сторона. Мы договорились о том, что первая встреча в «нормандском формате» после долгого молчания будет 12-го июля.