Только что закончилось заседание парламентского комитета по вопросам законодательного обеспечения деятельности правоохранительных органов, на которое были приглашены глава Национальной полиции, руководство Госбюро расследований и представители МВД и ГПУ.

Об этом полчаса назад написал в Фейсбуке нардеп Мустафа Найем.

Напомню, расследование самого факта преступления проводит Государственное бюро расследований. К их работе сейчас больше всего вопросов.

Во-первых, следователи ДБР до сих пор не задались вопросом, почему рентгенологическое обследование малыша было проведено спустя шесть часов после поступления его в больницу, хотя, согласно протоколам, такое обследование должно проводится одним из первых.

Во-вторых, огромное количество вопросов относительно отказа подозреваемых пройти экспертизы на содержание алкоголя в крови и образцов «смыва рук».

По непонятной причине следователи ДБР не обратились с ходатайством о принудительном отборе биологических материалов. По словам главы ДБР, на данный момент сам факт алкогольного опьянения устанавливается путем допроса свидетелей.

С точки зрения КПК, это полная ересь. Подобные доказательства без экспертизы разбиваются любым адвокатом.

В-третьих, уже установлено, что на месте преступления находилось четыре, а не два человека.

Двум из них предъявлены подозрения, еще двое продолжают давать показания, а также проводятся комплексные экспертизы по установлению их роли в событии.

На каком основании и почему подозрения были предъявлены только двум лицам, неизвестно.

В-четвертых, следователям до сих пор не удалось найти винтовку, из которой был совершен выстрел.

На данный момент установлено, что разрешение на оружие было только у одного из участников преступления.

И самое главное. Оказалось, помимо основного расследования, ДБР уже зарегистрировало отдельное уголовное производство по подозрению в скрытии преступления (ст. 396 ККУ «Приховування злочину»).

Почему вопреки огромному резонансу ДБР не сообщало об этом факте ранее, непонятно.

Тем временем, Национальная полиция проводит служебное расследование относительно того, кто и как составил и распространил первичную версию событий про «поскользнулся по неосторожности и упал на асфальтобетонное покрытие, в результате чего получил травму головы».