Мало кому известно, что в во время войны Гитлер объездил почти всю Украину. Фюрер побывал в Полтаве, Умани, Мариуполе, Запорожье, Житомире, Бердичеве.

«Мы с трудностями вырываем у моря несколько метров земли, мы мучаемся, осваивая болота, тогда как в Украине безгранично плодородная земля. И эта земля ждет нас. Украина нам может дать то, чего не хватает Германии. Эта задача должна быть выполнена, несмотря на потери», — говорил Адольф Гитлер, переадет gazeta.ua.

Гитлер не раз отмечал, что для немцев украинские земли – как Индия для англичан и там можно управлять с помощью горстки людей.

Гитлеровцы не скрывали своих намерений колонизировать захваченные восточные территории, в частности Украину. Согласно плану «Ост» в Западную Сибирь предполагалось переселить почти всех поляков, 75% белорусов и 65% украинцев Галичины.

Всего должно было быть депортировано или истреблено свыше 30 млн местного населения. В апреле 1942 г. в доработанном плане это количество возросло до 50 млн человек.

Так с началом нападения на СССР, в июне 1941 года нацистская верхушка планировала захватить украинскую территорию, и превратить ее в свою колонию, используя сырье и земли в интересах третьего рейха.

Сотрудник юридической службы в главной ставке Гитлера Генри Пиккер был специально приставлен Борманом, чтобы записывать все «великие» высказывания «Великого Фюрера». Он всегда был рядом с Гитлером во время неофициальных встреч, в частности во время обедов и ужинов с высшими руководителями рейха.

Пиккер стенографически записывал все, что говорили на «свободные темы» все присутствующие. Так родилась книга «Застольные разговоры Гитлера 1941-1942», в которой записано множество высказываний фюрера на счет Украины. Об этом сообщает Gazeta.ua.

«Украина просто несказанно прекрасна. С борта самолета кажется, что под тобой земля обетованная. Климат на Украине гораздо мягче, чем у нас в Мюнхене, почва необычайно плодородна, а люди – в частности мужчины – ленивы просто до невозможности.

Вчера я катался на моторной лодке по одной из украинских рек – Бугу, — и вся природа вокруг очень напоминала Везер, где на берегах реки тоже растут леса. Но, к сожалению, здесь они сплошь заросли сорняками и сильно заболочены, земля почти совсем не возделана, на лугах не пасется скот, ибо местные жители – на этой плодородной земле они и так все имеют, — очевидно, не желают без особой нужды даже пальцем пошевелить.

Повсюду можно видеть спящих людей. А между тем у украинцев был период культурного расцвета – кажется, в X-XII веках, — но теперь их церкви, в которых дешевые позолоченные образа, такое же убедительное доказательство их духовного упадка, как и музеи, в которых – во всяком случае в тех, где я побывал, — выставлены собрания старомодного хлама.»

С начала оккупации Украины до осени 1944 г. в Рейх отправили 9,2 млн т зерна, 622 тыс. т мяса, миллионы тонн другой сельскохозяйственной продукции, для перевозки которой было задействовано 1418 вагонов. 85% всего объема снабжения нацистской Германии продуктами с территории СССР поступало из Украины.

Вечером 22 илюя 1941 года в ставке Вервольф, рейхсляйтер Мартин Борман начал делится впечатлениями с поездки украинскими деревнями. Он отметил, что за это время увидел в селах много детей и мало взрослых мужчин и подчеркивал, что дети, которые «могут вынести гораздо более суровые испытания» чем немецкий народ, рано или поздно доставят много проблем Рейху.

«Я не видел ни одного человека в очках, очень у многих великолепные зубы, они хорошо упитаны и, очевидно, сохраняют крепкое здоровье до глубокой старости. Под влиянием необычайно трудных условий, в которых эти люди жили на протяжении многих веков, произошел естественный и очень тщательный отбор.

Любой из нас, выпив стакан сырой воды, тут же заболеет. А эти люди живут в грязи, среди нечистот, пьют какую-то жуткую воду из своих колодцев и рек и ничем не болеют. Рост численности этих русских или так называемых украинцев в не слишком отдаленные времена будет представлять для нас угрозу.

Мы заинтересованы в том, чтобы эти русские или так называемые украинцы не слишком сильно размножились: ведь мы намерены добиться того, чтобы в один прекрасный день все эти считавшиеся ранее русскими земли были полностью заселены немцами». — говорил Борман

Гитлер в связи с этим отметил: «Нам будет только на руку, если их девушки и женщины будут как можно больше употреблять противозачаточных средств. Нужно не только разрешить неограниченную торговлю ими, но и всячески поощрять ее, ибо мы ни в малейшей степени не заинтересованы в росте численности местного населения».

Даже речи не может быть о вакцинации местных жителей и тому подобных мерах по укреплению их здоровья. И всячески способствовать распространению среди них суеверного представления о том, что все эти прививки и тому подобные вещи крайне опасны.

«Что же касается гигиены покоренного населения, то мы вовсе не заинтересованы в распространении среди них наших знаний и создании тем самым у них совершенно нежелательной базы для колоссального прироста населения. Поэтому нужно запретить проводить на этих территориях какие бы то ни было гигиенические акции». Адольф Гитлер

«Необычайно важно внимательно следить за тем, чтобы какими-либо мерами не пробудить в местном населении чувство собственного достоинства. Тут нужно быть особенно осторожным: ведь именно его полное отсутствие есть одна из основных предпосылок нашей работы» Адольф Гитлер

Неоднократно Гитлер акцентировал внимание на том, что украинцы должны будут работать на немцев и нужно сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития.

«Сообщества деревень нужно организовать так, чтобы между соседними сообществами не образовалось нечто вроде союза. В любом случае следует избегать создания единых церквей на более или менее обширных русских землях.

В наших же интересах, чтобы в каждой деревне была своя собственная секта со своими представлениями о боге. Даже если таким образом жители отдельных деревень станут, подобно неграм или индейцам, приверженцами магических культур, мы это можем только приветствовать, поскольку тем самым разъединяющие тенденции в русском пространстве еще более усилятся…

Ни один учитель не должен приходить к ним и тащить в школу их детей. Если русские, украинцы, киргизы и пр. научатся читать и писать, нам это только повредит. Ибо таким образом более способные туземцы смогут приобщиться к некоторым историческим знаниям, а значит, и усвоят политические идеи, которые в любом случае хоть как-то будут направлены против нас.

Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их, чем предоставлять им возможность самостоятельно усваивать политические, научные и другие знания. Только чтобы никому в голову не взбрело рассказывать по радио покоренным народам об их истории; музыка, музыка, ничего кроме музыки. Ведь веселая музыка пробуждает в людях трудовой энтузиазм».

Особое внимание уделялось языку и просвещению в целом, как твердой основе оккупационной политики.

«Ни в коем случае нельзя предоставлять местному населению права на получение высшего образования. Если мы совершим эту ошибку, то сами вырастим тех, кто будет бороться против нашей власти. Пусть у них будут школы, и если они захотят в них ходить, то пусть платят за это. Но максимум, чему следует их научить,— это различать дорожные знаки.

Уроки географии должны сводиться к тому, чтобы заставить их запомнить: столица рейха — Берлин и каждый из них хоть раз в жизни должен там побывать. Когда заходит речь об открытии школ для местного населения, никогда не следует забывать, что на занятых нашими войсками восточных землях следует применять те же методы, которые англичане применяли в своих колониях».

Известно, что перед войной Гитлер обещал представителям украинской эмиграции создания автономной от Германии украинского государства. Но с началом войны он отказался от этой идеи.

«Если мы одной из завоеванных провинций дадим когда-нибудь право создать собственную армию или военно-воздушные силы, то с нашей властью над ней будет навсегда покончено.

Самоуправление ведет к самостоятельности. С помощью демократических институтов невозможно удержать то, что было некогда добыто силой… зачем покорять свободную страну, чтобы затем вернуть ей свободу? Прежде всего мы не должны направлять немецких учителей на восточные территории.

Иначе мы потеряем и детей и родителей. Мы потеряем весь народ, так как вбитые в его голову знания впрок не пойдут. Самое лучшее было бы, если бы люди освоили там только язык жестов. По радио для общины передавали бы то, что ей полезно: музыку в неограниченном количестве.

Только к умственной работе приучать их не следует. Не допускать никаких печатных изданий. Кто-нибудь видел, чтобы европейская культура дала там достойные всходы? Возник духовный анархизм! Эти люди будут чувствовать себя самыми счастливыми, если их по возможности оставят в покое. Иначе мы вырастим там наших злейших врагов.