Генпрокурор Юрий Луценко заявляет, что беглый президент Виктор Янукович умный и хитрый, и рассказал, как пил с ним водку.

Об этом он сказал в интервью Дмитрию Гордону на просьбу дать характеристику Януковичу.

«Янукович был классическим главой мафии. Он рассматривал государство как систему сбора общака и совершенно не стеснялся этого. Как человек, это был не такой орангутанг, как его нарисовали перед первым Майданом. Он хитрый, умный, мстительный», — сказал Луценко.

Генпрокурор также рассказал историю, как будучи депутатом Социалистической партии в 2002 году ездил на акцию «Повстань, Україно!» в Донецк и пил с «жесточайшим мафиози Януковичем» – в то время губернатором Донецкой области.

«Ну, и меня за ночь до этого (до акции – ред.) вечером приглашает губернатор Янукович, который уже вот-вот едет в Киев. Посчитал, что я из палаток, какой-то пацан. Он же не учел, что я на заводе, в администрации, в министерстве и так далее. Говорит мне: «Как вам на Донбассе?». Я: «Замечательно! Вызывает огромное уважение». Без никакой иронии! «Но, – говорю, – при этом плакаты какие-то дебильные». «Донбасс никто не поставит на колени. В. Янукович». Он: «А шо тебе не нравится?». – «Да хоть бы привстал уже на колени, сколько лежать-то можно?». – «А шо ты меня под**бываешь?». – «А шо ты мне тыкаешь?». – «А ты мне?». Короче, (схватили друг друга – ред.) за грудки», — рассказал Луценко.

Потом, по его словам, они успокоились и начали пить водку и договариваться, чтобы акция прошла без провокаций.

«Дальше пьем мы ту водку. Янукович говорит: «Еще?». Я говорю: «Смотри, я работал на заводе, где было 20 литров спирта за смену. Так что ты меня на это не бери. По чифирю – да, слаб, но по водке нет». И тут я вижу – маска с него спадает, звериный оскал гангстера появляется: «Шо ты, сука, знаешь про чифир? Такие, как ты, у меня на лагере сопли мертвяков сосали!», — поведал Луценко.

Он добавил, что этих слов «не испугался, но офигел».

«Вот это вам долгий ответ, кто такой Янукович. Маску он умеет надевать, и даже по-украински говорить, но все равно остался там, в той зоне», — подытожил генпрокурор.