Луценко стал самым медийным генпрокурором. Весь срок его службы ознаменовался масштабными заигрываниями со СМИ. Вместо реальных судебных процессов и посадок – громкие обещания. Чего стоят только анонсы снятия неприкосновенности с 42 депутатов. Весь этот хайп вокруг «борьбы с русским бизнесом, с вторжениями;. Это крайняя форма деградация Генпрокуратуры, которая окончательно превратилась в бизнес-структуру президента

Об этом пишет на УП известный блогер Сергей Лямець.

Так что если мерять количество информационных поводов с Луценко – можно ставить ему памятник вроде синей руки в центре Киева.

Теперь по поводу «заработал». Конечно, я свечку не держал. Это мое оценочное суждение. Но оно основано вот на плотной статистике. Ее я привожу ниже.

«Приватбанк» с выводом $5,5 млрд – далеко не единственный случай, когда ГПУ оказалась бессильна. Приведу еще несколько случаев крайнего правового бессилия ведомства Юрия Луценко. Информация от моего источника, близкого к Нацбанку, и сомневаться в ней не приходится.

Господа депутаты, спросите там у Луценко по этим ситуациям. Общая сумма ущерба по ним – 174 миллиарда гривен. Вроде как неплохой способ попросить у самого медийного генпрокурора комментарий.

Случай 1. «Дельта Банк» – 129 миллиардов гривен! Почти столько же, сколько у «Привата».

Такой ущерб нанесли Николай Лагун и бывшие совладельцы и менеджеры банка – государству, вкладчикам, клиентам. По идее, «разрыв» этих ребят должен стать делом офицерской чести для всех сотрудников Генпрокуратуры. Именно они забрали расследование в свои руки.

Ну ок. В законодательстве Украины существует объективное препятствие. Если не зафиксирована сумма убытков, то нечего и требовать с бывших владельцев. В случае с «Приватом», эта фиксация произошла в момент национализации. Для банков, которые переданы Фонду гарантирования вкладов, требуется факт полной ликвидации. А для этого нужно полностью распродать все активы, которые попали в Фонд. Тогда все, что продано – идет на компенсации вкладчикам и государству. А те миллиарды, которые не удалось получить, – выставляются как счет бывшему владельцу. Именно поэтому бывшие собственники ликвидированных банков сегодня всеми силами тормозят реализацию активов банков. Нет ликвидации – нет дела.

Но в случае с ГПУ и «Дельтой» – другая история. Ликвидации банка еще нет. Но есть другие эпизоды, по которым доказано, что бывший владельцы и менеджеры провели преступные схемы.

Сумма доказанного ущерба по таким эпизодам – на секундочку, 42 миллиарда гривен. Сорок два ярда!

Статьи, по которым ведется расследование, такие:

ч. 4 ст. 190 – Мошенничество в особо крупных размерах или совершенное преступной группой.

ч. 5 ст. 191 – Присвоение, растрата имущества или завладение им путем злоупотребления служебным положением в особо крупных размерах или преступной группой.

ч. 2 ст. 200 – Незаконные действия с документами на перевод, платежными карточками и другими средствами доступа к банковским счетам, электронными дентгам, оборудованием для их изготовления – повторно или по сговору лиц.

ч. 3 ст. 209 – Умышленное нарушение требований законодательства по предотвращ0ению и противодействие легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, или финансирование терроризма.

ч. 2 и 3 ст. 222 – Мошенничество с финансовыми ресурсами.

ч. 2 ст. 361 – Несанкционированное вмешательство в работу электронно-измерительных машин (компьютеров), автоматизированных систем, компьютерных сетей или сетей электросвязи.

ч. 2 ст. 366 – Служебный подлог.

Материалы по этим делам давно переданы и Нацбанком, и Фондом гарантирования вкладов, и ликвидаторами банков. Расследованием этих эпизодов занимается Генпрокуратура. Причем, занимается успешно. Николай Лагун гуляет на свободе и вроде бы даже арендует целый этаж в модном отеле в центре Киева. А дела против него – не движутся.

Почему? Спросите у Луценко.

Излюбленная тактика следствия в наши дни – открыть дело, зарегистрировать, начать сбор материалов и так далее. А затем дело как бы «зависает». Формально – расследуется.

Не понимаете? Ну, это как с делом о расстрелах на Майдане.

Стоит ли такая услуга денег? Ну а вы как думаете?

Случай 2. «Финансы и кредит» – 15,6 миллиардов гривен убытков.

Эту сумму банк остался должен клиентам и вкладчикам, а также государству. Из них 3,5 млрд грн – это только убытки, которые нанесли бывшие владельцы и менеджеры. То есть, эти эпизоды можно расследовать и выносить в суд отдельно.

В частности, более 1 млрд грн – только доказанные убытки от мошенничества при посредничестве Meinl Bank и Bank Frick&Co.

Но. Генеральная прокуратура также «успешно расследует» все эти эпизоды. Тем временем олигарх Константин Жеваго уже долгие месяцы массово выводит залоги своего бывшего банка через суды. И очень похоже, что эти процессы координируются откуда-то с Банковой.

Опять же, дорогие депутаты, спросите у Луценко – почему гарантированное дело никак не движется?

Случай 3. «Південкомбанк» – 8,1 миллиарда гривен.

Это кейс из тех, за которые обязан был ухватиться Луценко – ведь банком владел Руслан Цыплаков, не последний человек во времена Януковича.

Доказанных эпизодов по бывшим собственникам и менеджеров – на 4,8 млрд грн. В частности, по выведению денег через Meinl Bank AG – на 800 млн грн.

Где дела? Правильно, «расследуются» Генпрокуратурой.

Подозреваю, Юрий Луценко «ничего не может сделать».

Случай 4. «Укрінбанк» – 3,6 миллиарда гривен.

Этот кейс особенно знаменателен, ведь данный банк контролировался бывшим главой НБУ Владимиром Стельмахом. Естественно, он отрицает факт своего контроля и даже подает в суд за малейший намек на свою причастность. Но, по словам моих источников в НБУ, это таки действительно он.

Стельмах памятен нам девальвацией 2009 года, накануне которой произошла массовая ярмарка рефинансирования. Тогда из Украины вывели десятки миллиардов и спровоцировали скачок курса с 5 до 8 гривен за доллар. Пострадали сотни тысяч держателей валютных кредитов. Стельмах отмазался при помощи банковской тайны и аудиторского заключения одной из компаний «Большой четверки».

После отставки Владимир Семенович много лет возглавлял наблюдательный совет «Приватбанка». Да-да, бывший главный банкир страны Стельмах работал на Коломойского и наблюдал все те бесчисленные операции по вымыванию активов крупнейшего банка страны. И знаете, ничего не дрогнуло в груди бывшего КГБ-шника и главного банкира страны. Стойкий он.

Формально, расследованные эпизоды по нанесению ущерба вменяются в основном бывшему главе набсовета «Укринбанка» Владимиру Клименко. Он яростно отстреливается. Юристы «Укринбанка» сражаются в судах и подключили тяжелую артиллерию в лице некоторых депутатов Верховной Рады. Тем не менее, по Клименко задокументированы и переданы в Генпрокуратуру эпизоды примерно на 2 млрд грн.

Кстати, спросите Луценко – как там дела бывшего банка Стельмаха???

———————-

Помимо дел, которые расследует Генеральная прокуратура, есть еще два кейса, которые находятся в распоряжении нижестоящих прокуратур.

Эпизод 5. Банк «Михайловский» – 8,6 миллиардов гривен.

Из этого ущерба, бывшие владельцы и менеджеры нанесли убыток в размере 5,2 млрд грн.

Как мы знаем, Борис Кауфман и Виктор Полищук публично открестились от того, что они имели отношение к хищению денег. За всех лямку тянет бывший глава правления «Михайловского» – Игорь Дорошенко. По нему существует хорошо задокументированный набор доказательств на сумму 1,5 млрд грн. Эта сумма пошла на счета двух ООО – «ИРЦ» и «КИЦ». Также в перечне «грехов Дорошенко» – дробление сумм депозитов, фиктивный факторинг, вывод через кредитование, никчемные операции.

Дело движется? Не совсем. Периодически звучат новости о том, что суды накладывают аресты на имущество Полищука, например, в бизнес-центре «Гулливер». Но эффекта нет.

Расследует дело прокуратура Киева. Спросите там Луценко – по «Гулливеру» он точно в курсе.

Эпизод 6. «Терра Банк» – 9,1 млрд грн.

И снова Руслан Цыплаков. Этот банк, имевший в свое время репутацию достаточно гибкого, нанес почти 9 млрд грн ущерба государству, вкладчикам и клиентам. Почти вся эта сумма документально выводит на след бывших владельцев банка – Руслана Цыплакова и Сергей Клименко.

В частности, на предприятия Цыплакова через инсайдерские кредиты было выведено более 1 млрд грн.

И что?

Расследованием этого дела занимается прокуратура Житомирской области. Надо спросить у Луценко, до него что-то довезли?

___________________________________________

И теперь очень важное.

Во всех этих эпизодах на 100% принимали участие должностные лица Нацбанка, кураторы и особенно руководители надзора. Они каждый день собирают у банков отчетность, регулярно ездят на проверки, могут остановить любую операцию. Вывод денег продолжался годами – а значит, есть десятки и сотни работников НБУ, которые должны как минимум давать показания.

Я уверен, что показания с них собраны. Неужели все оказались кристально честны?

Спросите там у Луценко.

Особенно насчет Гонтаревой.