Подъем насилия и слабый интерес к кандидатам на недавних местных выборах свидетельствуют о молчаливом кризисе, в который погружается российское общество. Под давлением западных санкций оно отворачивается от продвигаемой российскими властями коллективной риторики

Картинки по запросу россия против путина фото

Об этом пишет Пьер Авриль на Le Figaro

В России под руководством Путина что-то пошло не так. Именно к такому выводу пришел зампред комитета Думы по образованию и науке Борис Чернышов. В переданном в правительство документе этот член ЛДПР, ультранационалистической и верной Кремлю партии, конечно, не упоминает президента. Как бы то ни было, его суждения оказались жесткими и в чем-то даже предостерегающими. В них депутат опирался на ряд недавних происшествий в стране, которые широко освещались в СМИ: разводящаяся звездная пара устроила драку на телевидении, два футболиста национальной сборной избили чиновника в московском кафе, два автомобилиста устроили потасовку прямо на дороге, персонал психиатрической клиники выложил в интернете видео унижений престарелой женщины. В Екатеринбурге этим летом пять подростков от 14 до 16 лет убивали молодого инвалида, пока их снимала на камеру их тринадцатилетняя подруга.

«Агрессия превращается в норму», — с тревогой отметил Борис Чернышов, предложив властям сформировать Министерство психологического климата. На следующий день после его заявления 18-летний Владислав Росляков проник на территорию колледжа в Керчи (оккупированный Крым) с ружьем и самодельными взрывными устройствами, устроив там настоящую бойню. Виной всему «глобализация», заявил в день трагедии Владимир Путин перед тем, как отправиться на хоккейный матч.

Раздражение, гнев и неопределенность

Многие россияне приветствовали хладнокровие лидера и обвинили украинских врагов в подготовке теракта на их бывшей территории. Как бы то ни было, в соцсетях о президенте высказывались в ином ключе. «Правда в том, что власть Путина сопровождается тысячами трупов». — возмутилась пользователь Наталья Ефремова, намекая на множество происшествий, терактов и войн на протяжение четырех его президентских сроков. Здесь возможны две интерпретации. Первая и самая распространенная (ее придерживаются политики и силовики) считает агрессивное поведение проявлением индивидуальных отклонений. В представлении депутата Чернишова, любой гражданин должен будет иметь возможность позвонить по горячей линии в Министерство психологического климата, чтобы получить необходимую помощь или узнать адрес специализированной клиники.

Вторая интерпретация носит социологический характер. Как отмечает директор Левада-центра Лев Гудков, трагедия в Керчи отражает атмосферу напряженности в российском обществе, которое одолевают раздражение, гнев и неопределенность. «Люди полностью теряют представление о будущем. Царит ощущение неопределенности и ухудшения ситуации в стране», — отмечает психолог. Учитель истории из московской школы Тамара Эйдельман говорит ученикам о воздействии пропаганды и фальшивых новостей, указывая в частности на воинственную риторику власти. Недавно Владимир Путин заявил следующее о риске ядерной войны: «Агрессор должен знать, что возмездие неизбежно, что он будет уничтожен. А мы, жертвы агрессии, мы как мученики попадем в рай, а они просто сдохнут, потому что даже раскаяться не успеют».

Изменение настроений связано со спадом волны патриотизма после аннексии Крыма и с последствиями западных санкций, которые бьют по покупательной способности населения. Прозвучавшая летом новость о повышении пенсионного возраста на пять лет еще больше разожгла недовольство. И если раньше критика щадила Владимира Путина, на этот раз ему досталось по полной программе.

В сентябре о доверии к нему говорили всего 39% россиян против 59% годом ранее. Кроме того, по данным Комитета гражданских инициатив (его возглавляет бывший министр финансов Алексей Кудрин), всего 7% населения считают приоритетной задачей строительство сильного государства, которое с давних пор является официальным лейтмотивом. В то же время 80% россиян хотят социальной справедливости. «Путин не выполнил обещания. Сегодня в Крым отправляют больше денег, чем в другие регионы, хотя там у них пенсии выше. В этом нет равенства», — недоволен Александр, пенсионер с севера России.

Российская потемкинская деревня дает трещину. На последних региональных выборах избиратели решили проголосовать ногами. Так, например, во Владимире, знаменитом городе Золотого кольца в 180 км от Москвы, кандидат Кремля и ярая сторонница Владимира Путина Светлана Орлова проиграла националисту от ЛДПР, который никому там не известен и даже не проводил кампанию. Ее поражение стало тем острее, что фальсификаций на этих выборах было больше, чем за всю недавнюю историю области, уверяют в НКО «Голос».

Так, директор центра соцобеспечения Ленинского района потребовала от сотрудников обзвонить всех подопечных (пенсионеры, матери и зависящие от пособий инвалиды) и добиться от них того, чтобы они проголосовали за Орлову. В противном случае им грозили лишить премии или даже уволить, говорит пожелавший сохранить анонимность участник. В узком кругу сотрудники возмущались этим поручением, однако затем вернулись на рабочие места… и выполнили его. «Мы не выступали в поддержку какого-либо кандидата. Как бы то ни было, нам нужно руководствоваться законом, который предусматривает оказание престарелым людям и инвалидам помощи в реализации их избирательных прав», — говорит директор Управления социальной защиты по Владимиру Елена Беряцкене. В тексте упомянутого ей закона нет ни слова о выборах…

Как отмечает активист Игорь Петров, в некоторых Владимирских школах учителя получили 5 000 рублей наличными, по официальной версии, в рамках отмечаемого месяц спустя профессионального праздника. В другом учреждении директор сочетал кнут и пряник, пообещав уволить всех, кто будет голосовать за Орлову. Еще недавно о подобном молчали, однако за последние недели таких рассказов становится все больше. В школах Смоленска, где не хватает учебников, чиновники перевозят книги из одного учреждения в другое накануне визита инспектора. Тот в курсе подлога, однако все равно подтверждает, что насчитал должное количество книг.

Непорядочные чиновники

Новым моментом стало то, что россияне рассказывают эти истории с иронией, как раньше зачастую было в Советском Союзе: не публично (из страха репрессий), а за чашкой чая. Замглавы ЦИК Николай Булаев сам признал нарушения на российских выборах. Он призвал проигравших на выборах во Владивостоке кандидатов не подавать в суд на непорядочных чиновников, которые запустили руку в урны, чтобы обеспечить победу пропутинского кандидата: «Уважаемые господа кандидаты, у вас есть совесть? Вы подали на этих людей заявления в правоохранительную систему, я вас призываю — отзовите свои заявления — эти люди ни в чем не виноваты. Подайте заявления на тех, кто виновен, — вы на них».

«Люди не могут без конца жить в страхе. Они начинают открывать глаза», — считает активист Игорь Петров из Владимира. Телевидению, которое некогда играло доминирующую роль, становится все сложнее формировать общественное мнение. В августе лишь меньшинство (49%) россиян говорили, что доверяют новостям с голубого экрана (проводимое перед ним время также резко упало). Параллельно с этим последнее видео оппозиционера Алексея Навального на Ютьюбе набрало более 5 миллионов просмотров. «Люди перебираются в интернет из-за государственной монополии на информацию и отсутствие конкуренции», — считает Лев Гудков из Левада-центра.

По данным центра, внешняя политика Кремля в том виде, в каком ее представляют федеральные каналы, все еще пользуется широким доверием среди населения. В то же время существует заметное недоверие в том, что касается экономических вопросов. «Они втирают нам не пойми что, но мы не идиоты», — не скрывает раздражения преподаватель Татьяна Гаврилова, отмечая в частности «ложь» телевидения об уровне жизни россиян. Как бы то ни было, Кремль, судя по всему, не собирается менять подход к общественной тематике. После трагедии в Керчи замдиректора ФСБ Сергей Смирнов заявил, что «киберпространство должно находиться под контролем компетентных органов. Без этого невозможно гарантировать должное обеспечение информационной безопасности и успешно противостоять современным террористическим угрозам»…