В конце сентября стало известно, что Польша вошла в список 25 стран с наиболее развитыми экономиками в мире. В октябре выяснилось, что в Европе Украина является самой бедной страной. Неделю назад правительство на экстренном заседании позволило снова увеличить цену на газ для населения, поскольку доуправлялось до угрозы дефолта. Понятно, что это политическое решение действительно принимал не премьер, а президент

На данном изображении может находиться: 1 человек, очки и часть тела крупным планом

Такие оценки озвучил сегодня в блоге УП известный политолог Константин Матвиенко.

По состоянию на начало девяностых по потенциалу развития Украину считали 20 экономикой на планете. Однако с тех пор наша страна по всем социально-экономическим показателям фактически непрерывно находится в состоянии «свободного падения». Короткие периоды стабилизации лишь подтверждают тот факт, что при хотя бы минимальном повышении качества управления страной деградацию возможно останавливать.

Система управления представляет собой первопричину социально-экономической стагнации Украины. Война, развязанная Россией, это уже второй фактор, который, однако, действует более четырех лет — дольше, чем для Советского Союза длилась Великая Отечественная.

Нынешняя война России против Украины в огромной степени стала возможной в результате архаичной, коррумпированной и низкоинтеллектуальной системы государственного управления в нашей стране. Понятно, что у значительной части читателей этот тезис вызовет неприятие и даже возмущение, однако его совершенно необходимо привести для дальнейшего понимания логики изложения.

После распада Советского Союза, в 1991 году, в 15 государствах, образовавшихся на его территории возникло три типа политических режимов: 1) диктатуры — в четырех странах Средней Азии, Казахстане и Азербайджане; 2) разной степени относительные демократии — Беларусь, Армения, Грузия, Молдова, Украина, Россия; 3) вполне европейские демократии — Латвия, Литва, Эстония. Нестабильной оказалась вторая группа. Очень быстро Россия начала трансформироваться в диктатуру. Благодаря ее влиянию в телевизионном пространстве стран-соседей, монопольному положению на рынке энергоносителей и другим факторам самодержавный режим российского образца с различными уровнями жесткости удалось установить в Беларуси, Армении, Грузии, Молдове и в Украине. Родственность с российской авторитарных управленческих систем, создавало предпосылки для дальнейшего собирания земель для новой сверхдержавы. Процесс уже было начался с создания союзного государства России и Беларуси в 1997 году. В 2005 на очереди должна была стать Украина. Тогда уже все другие постсоветские страны никуда бы от «старшего брата» не делись, за исключением стран Балтии, которые успели вступить в НАТО и ЕС.

Коррупционно-теневая, клановая модель украинской экономики, основанная в середине девяностых, вполне органично дополняла авторитарную модель государственного управления, создавая почти идеальные условия для коррупционной утилизации национального богатства. О развитии и социальном прогрессе просто не могло идти речи, потому олигархии была нужна дешевая и неприхотливая рабочая сила, дешевые энергоносители, дешевые недра, дешевая земля и тому подобное. Избыток рабочей силы, возникающий в результате свертывания производств через утилизацию промышленных мощностей, сокращение рабочих мест в научной, культурной и других сферах с успехом абсорбировали европейский и российский рынки труда, а также украинская теневая экономика.

По уровню подчиненности России, по состоянию на 2004 год, Украина почти была готова превратиться во вторую Беларусь. Оставалось только отдать должность президента Виктору Януковичу. Однако сценаристы этого стратегического замысла не учли того обстоятельства, что за годы независимости, пусть относительной, но все-таки свободы слова и предпринимательства, открытости западному обществу в Украине возник средний класс. Взорвалась Оранжевая революция. Замысел поглощения Украины провалился. Вторая попытка была предпринята в 2014 году. И снова империалистов ждало поражение, которое стоило украинскому народу большой крови. Эту цену мы продолжаем платить до сих пор.

На время вернемся на 13 лет назад. Тогда общественные ожидания после беспрецедентно мирной украинской Оранжевой революции, которая удивила и потрясла мир, вызвав в нем огромный интерес и уважение к Украине, так же, как и в 2015, оказались напрасными. Сырьевые энергетические кланы, которые сохранили инструменты утилизации национального богатства, включая чиновничьим аппаратом, телеканалами и правоохранительными органами, пережив шок от первых антиолигархических шагов премьера Юлии Тимошенко, уже в сентябре добились ее устранения и свертывания ее начинаний, направленных на системное развитие экономики и восстановления социальной справедливости.

В 2007 году Юлия Тимошенко вернулась на пост главы правительства в результате убедительной победы на внеочередных парламентских выборах возглавляемой ею партии «Батькивщина». Несмотря на навязанный премьеру коалиционное состав Кабинета Министров, она сумела провести Украину через глобальный мировой финансовый кризис, разразившийся в октябре 2008 года. Тимошенко даже удалось снова восстановить экономический рост. Однако в 2010 состоялись роковые для Украины выборы президента. К власти пришел Виктор Янукович. Это стало возможным в результате консолидации ресурсов и усилий олигархов и бюрократии, направленных на то, чтобы не допустить победы Тимошенко. В результате Украина, в сумерках авторитаризма, двинулась к своему Второму Майдану 2014-2015 годов.

В первой половине пятнадцатого года власть взяла новая команда во главе с Петром Порошенко и Арсением Яценюком. Послереволюционная история повторилась почти пошагово, как после первого Майдана. Утилизаторы страны, даже в условиях войны сохранили свое положение и аппетиты. Для широких слоев граждан главным отличием периода правления Кучмы — Януковича от нынешнего является то, что в первом случае алчность кланов распространялась преимущественно на сырьевые ресурсы и коррупционную эксплуатацию экспортно-импортных мощностей Украины, то сегодня, когда финансовые потоки обмелели, «ненасытный глаз» олигархов, во главе с самыми богатыми из них, посягает уже и на доходы и сбережения граждан. Прежде всего активы домохозяйств присваиваются господствующей кликой из-за коррупционных тарифов на газ, электроэнергию, топливо, коммунальные услуги, транспорт, завышение монополистами цен на продовольствие, лекарства и другие товары первой необходимости, а косвенным образом — через пошлины, акцизы, кражи на строительстве дорог и других объектов инфраструктуры и тому подобное.

Чтобы замаскировать эту «экономическую политику», упомянутая клика использует значимые для современного украинского преобладающего архетипа факторы, которые актуализированы войной и оккупацией наших суверенных территорий агрессором. Все, что связано с Россией, воспринимается пассионарной частью общества враждебно, и наоборот — то, что вызывает раздражение и страх «за поребриком», находит живой положительный отзыв в Украине. Поэтому власть активно демонстрирует, что она на стороне патриотических пассионариев.

Официальное введение военного приветствия «Слава Украине! — Героям слава!», которое с начала войны применялось в добровольческих батальонах, как уставного для украинской армии, является безусловно правильным, хотя и сильно запоздалым шагом. Пусть это сделано накануне выборов с целью обеспечить приверженность к действующему президенту хотя бы части патриотов, но выборы пройдут, а правильное приветствие останется. Аналогичные выводы можно сделать и относительно внезапной активизации интереса гаранта и его фракции в парламенте в вопросах регулирования языковых отношений. Понятно, что оно в значительной степени усиливает общественную поляризацию, однако это вполне соответствует выбранной политтехнологической тактике власти — выбрать все голоса большого патриотического сегмента общества.

Относительно Поместной Православной Церкви в Украине, то следует помнить: не было бы никаких шансов на то, что Украинская Православная Церковь войдет в семью нынешних четырнадцати православных церквей мира, если бы не поистине жертвенная, но одновременно и компетентная и упорная работа священников и верующих Киевского Патриархата во главе с патриархом Филаретом. Власть присоединилась к этим процессам уже тогда, когда стало очевидным — Киевский Патриархат не только является самой влиятельной конфессией в общественном сознании украинцев, а и вызывает лютый страх и ненависть в Москве.

Цель такой патриотически гуманитарной активизации провластных кланов очевидна — сохранить и в дальнейшем свои инструменты утилизации национального богатства.

«Какая разумная есть этому альтернатива?»

Еще со времен Оранжевой революции в экспертной среде и в более широких общественных кругах: предпринимателей, служащих, а последние четыре года — среди волонтеров и добровольцев, распространяется идея перезагрузки общественно-государственных отношений на основе новой Конституции. Главным образом подразумевается кардинальная перестройка всей системы управления страной — отказ от архаичной советской по своей сути структуры власти, которую спроектировано под устаревшие, давно неприсущие властям развитых стран функции.

Существующая система государственного управления, которая до сих пор остается весьма подобной российской, наилучшим образом пригодна для повторной колонизации Украины. Недаром в Крыму и на Донбассе большинство государственных служащих, а также работников государственных учреждений встали на сторону сепаратистов. Расчет врага состоял в том, что стоит только начать боевые действия, как местная бюрократия, силовики и связанные с ними бизнес перейдут на его сторону от Харькова до Одессы. Этого удалось избежать благодаря силе именно общественных институтов, прежде всего волонтерского и добровольческого движения. Государство как совокупность институтов весной четырнадцатого года оставалась в тех районах, в основном растерянным и вялым (о боевых подразделениях армии речь отдельная).

Та же самая государственная структура сохраняется и воспроизводится сегодня. Почему? Потому что она, повторимся, является идеально удобной для утилизации национального достояния, присвоения имущества и других активов граждан. Ее же, несмотря на вопиющую неэффективность, что вызывает катастрофическое социально-экономическое отставание Украины, правящее сообщество будет пытаться воспроизвести и на следующий избирательный цикл — как минимум до 2023 года.

Поэтому стратегической общественной целью на выборах президента, а затем парламента, в следующем году является привести к власти лидера и политическую силу, которые демонстрируют наибольшую способность к инновационным подходам в реформировании государства. Среди реальных претендентов на пост президента к таким относится только Юлия Тимошенко. Она публично на многолюдных мероприятиях в Киеве и других городах страны представила собственную стратегию «Новый курс Украины», где выложила весь комплекс задач, стоящих перед обществом с точки зрения его скорой цивилизационной модернизации. Ценность «Нового курса» заключается в том, что он формирует вокруг себя активное общество и в его реализации заинтересована среда активных людей, которые одновременно становятся его соавторами.

В то же время действующий президент фактически продолжает повторять путь всех предыдущих со времен Леонида Кучмы. Он вел вполне успешную борьбу за чрезмерное, с точки зрения Конституции, расширение своих полномочий. Там, где это не удавалось сделать формальным образом, включалось неформальное влияние. Однако инструменты власти в его руках не дали значимых социально-экономических результатов. Видно не с этой целью их применяли. Все, о чем сегодня отчитывается власть, следует обозначить одним термином «консервация». «Мы сохранили, не допустили, предотвратили …». Ни одного глагола, которым обозначается развитие. Если бы даже в Украине не имела места стремительная социальная стагнация, то и в этом случае мы отставали бы от мира из-за пребывания «на точке замерзания». Однако, ситуация еще хуже.

Из-за отсутствия видимых положительных результатов правления имеет место вынужденное обращение к безотказным в эмоциональном плане символам — язык, армия, церковь. Однако этот прием уже не срабатывает, что видно из итогов многочисленных социологических исследований. Причина в чрезмерном и неумелом применении этой политической технологии. Другими словами: много восхваления.

Программы и намерения других реальных претендентов в президенты анализировать нет смысла, потому что они (из тех что уже задекларированы) стратегически и концептуально не отвечают современным требованиям ко всему комплексу государственной политики. В национально-демократическом либеральном сегменте кандидатов кто-то откровенно будет повторять тезисы Тимошенко, а кто-то многозначительно молчать до самых выборов.

Независимо от того, выдвинут ли пророссийские силы единого кандидата или нет, их риторика понятна — капитуляция перед агрессором, отказ от интеграции с миром, обще социо-культурное и экономическое пространство с Россией.

С какой стороны ни посмотри, а Тимошенко остается единственным наиболее весомым кандидатом на пост президента, способным к стратегическим, прорывным общественным инновациям. Это, кстати, не совсем хорошо, потому что выборы должны быть конкурентными по идеям и смыслам. Однако пока реальность такова.

С идеями Тимошенко можно спорить, категорически их отрицать, но альтернативой к ним является сохранение утилизационной модели государственного управления, консервация на десятки лет состояния оккупации украинских территорий, в перспективе аннигиляция Украины.

Читайте также: 

Майдан породил монстра: Украину захватили «патриоты»