Диагноз неутешительный и, видимо, окончательный: Россия  работает только на свои интересы; мы коррумпированы и циничны. Да, мы становимся жалки и смешны – но нам плевать на то, как мы выглядим, и мы никуда и никогда не уйдем!

Об этом пишет известный российский политолог Лилия Шевцова на своей странице в Фейсбук

2018 год стал временем самообнажения российской системы власти на всех уровнях. Мы увидели ее без макияжа. Новые «примочки» и смена стилистов уже не помогут. Гадливое зрелище не исчезнет… Нам еще предстоит осознать последствия этого самообнажения для дальнейшего хода событий. Но и теперь многое стало окончательно ясно.

Власть продемонстрировала неспособность даже не к жизни при демократии. Российская власть продемонстрировала неспособность править при тотально гарантированном единовластии.

От несчастных гопников- грушников до аварии «Союза», от комичного медведевского правительства до прохиндеев- губернаторов, от назначенных Кремлем «олигархов» и бюрократов в роли иерархов РПЦ, до прикормленных интеллектуалов – все вдруг заголосило о деградации структур, которые «окормляют» Россию.

И самое главное: президент, который подменил собой все институты, вынужден тратить свою не восполняемую легитимность на то, чтобы имитировать работу заржавевшей и распадающейся «вертикали». Превращение кремлевского всесилия в бессилие — это и есть российская реальность.

Новым веянием стал общественный консенсус относительно того, в какой уродливой системе мы живем и тех, кто нами управляет. Опросы Левада- Центра и Комитета гражданских инициатив  подтверждают, что этот консенсус впервые включает и широкие слои общества.

Однако драма все же не в деградации российской власти и созданных ею механизмов правления. Мало ли в мире было режимов и лидеров, которые деградировали и превращались в пыль. Драма в том, что российская власть в отличие от беспозвоночной советской элиты не уйдет добровольно и готова защищаться. Внешняя изоляция и западные санкции, которые будут только расширяться, закрывают для правящего класса возможность передислокации в западный мир. А кто же из этих ребят захочет искать убежища в Китае?

Значит, они будут драться у себя дома и драться до последнего росгвардейца!

Выход из путинской России будет иным, чем мирное завершение СССР. И не только потому, что нынешний правящий класс представляет собой иной тип политических животных, привыкших иметь дело с жестью. Дело и в том, что мы имеем дело с возникновением системы, которая блокирует мирные перемены и исключает реформы «сверху».

Вот только ключевые вызовы, с которыми нам придется столкнуться, когда появится шанс выйти из этой беспросветности.

— Разрыв между 10% богачей, которые контролируют 90% национального богатства, и массой обездоленного населения. Этот разрыв — повод для бунта, а не для реформ.

— Дискредитация норм, которые бы ограничивали агрессивные человеческие инстинкты и насилие. Вот вам билет в Jurassic World.

— Слияние собственности и власти в руках репрессивного аппарата. Этого никогда не было в российской истории и непонятно, что с этим делать.

— Превращение «либералов» в основную опору системы, что делает трудным формирование порядка, основанного на верховенстве права. «Либералы» компенсируют разрушительную активность силовиков и потому они ценнее для власти.

— Маргинализация России и ее превращение в мирового изгоя. И это надолго.
Некоторые из этих вызовов есть и в других недемократических обществах. Но ядерный статус России и готовность власти использовать его для самозащиты делают нашу ситуацию беспрецедентной.

Конечно, растущее стремление общества к переменам внушает надежду. Но будем готовы к тому, что власть попытается вновь загнать Россию в ловушку военного патриотизма.

В 2014 г этот трюк сработал, породив «крымнашизм». Чтобы он сработал вновь, нужна более апокалиптическая затея. И кто сказал, что те, кто наверху, вдруг остановятся? Им ведь некуда деться, и они сами загнали себя в угол…

«Мы все можем так прыгнуть, что мало не покажется!». В этом контексте возникают два вопроса.

Первый: попадется ли Россия в ту же самую ловушку? Ведь иной идеи нейтрализации растущего недовольства у власти нет.

Второй: когда возникнет сила, которая предложит народу выход из путинского времени и получит его доверие?