В октябре 1918 года в правительстве гетмана Скоропадского на посту министра вероисповеданий умеренного философа Василия Зеньковского сменил радикал Александр Лотоцкий. Он прямо озвучил церковному собору, заседавшему в то время в Киеве: “Автокефалия — это не только церковная, но и государственная наша необходимость”

Картинки по запросу патриархия константинополь фото

Об этом пишет Олег Шама на НВ.

Но 14 ноября гетман удивил всех, подписав грамоту о федерализации с небольшевистской Россией, то есть с несуществующим государством. Кабинет министров Федора Лизогуба ушел в отставку, а с ним и Лотоцкий. “Пал министр — пала и автокефалия!” — торжественно провозгласил архиепископ Евлогий делегатам собора.

Ровно через месяц в Киев вошли войска Петлюры. Директория без церемоний приняла закон О верховном управлении УАПЦ. Особо рьяных противников автокефалии — волынского архиепископа Евлогия и киевского митрополита Антония — сослали в Бучачский грекокатолический монастырь. Там оба, к своему удивлению, убедились, что идея национальной церкви — вовсе не фантазии политиканов. Евлогий так описывал здешнюю литургию: “В храме нас поставили на хоры. Молящихся было довольно много. Мужики в кожухах, бабы… В конце службы вместо запричастного стиха грянул Ще не вмерла Україна”.

В Киеве тем временем прихожане попросили епископа Назария (Блинова), временно возглавившего митрополию вместо Антония, читать Евангелие на украинском языке. Тот отказался, и собрание мирян составило устав своей церкви. Правительство его подписало и утвердило для них парафию в роскошном соборе Святого Николая на Печерске.

В храмов день — 22 мая 1919 года — на первой службе на украинском языке прихожане не поместились в соборе: многие стояли в дверях и на улице, о чем писал позже Василий Липкивский, служивший тогда литургию. Николай Леонтович, автор знаменитого Щедрыка, написал песнопения к этому дню и сам дирижировал хором.

В середине лета того же года в Стамбул-Константинополь отправилась дипломатическая миссия во главе с Лотоцким, решившим получить одобрение автокефалии от вселенского патриарха.

Патриарший престол на тот момент переживал ужасные времена. Турция недавно признала свое поражение в Первой мировой войне. Стамбул заняли войска Антанты — англичане и французы. Патриарха Германа V еще до официального прекращения боев изгнали прихожане-греки, которых тогда в городе было 150 тыс. Ведь в начале войны владыка обратился ко всем митрополитам в Турции с предписанием молиться каждое воскресенье за здравие султана. К тому же патриарх пожертвовал тысячу пар сапог для турецких солдат.

Во время ритуала Великого входа в кафедральном храме Святого Георгия 5 октября 1918 года прихожане стали скандировать в адрес Германа: “Долой!” Владыку хватил удар, и через неделю временным местоблюстителем его престола был избран Дорофей Прусский (от города Прусса на берегу Мраморного моря, сейчас — Бурса). Он развернул мощную антиосманскую кампанию — запретил преподавание турецкого языка в греческих школах, православные храмы Стамбула с его подачи объявили о присоединении к Греции, а их прихожане демонстративно отказывались признавать власть султана.

Вдобавок ко всему в марте 1919‑го Дорофей писал архиепископу Кентерберийскому: “Мы умоляем Вас оказать энергичную поддержку британскому правительству в его усилиях удалить турок [из Стамбула]». Тогда же в главной мечети империи Айя-София, которая до падения Константинополя в XV веке была патриаршим собором, произошло неслыханное: впервые после 465‑летнего перерыва священник стоявшего в городе греческого полка отслужил там заупокойную литию.

В мае 1919‑го началась Вторая греко-турецкая война. Как раз в это время в Стамбул и прибыла миссия Лотоцкого. Дорофею явно было не до украинской автокефалии, и он умыл руки: мол, только новый вселенский владыка может решать такие вопросы.

Украинские историки и богословы сели тогда за древние письмена и к осени 1921 года нашли подходящее решение проблемы каноничности УАПЦ. Последователи профессора Огиенко во главе с Василием Липкивским обратились к постановлениям еще первых вселенских соборов. Так, съезд высшего клира 451 года в Халкидоне (сейчас — район Стамбула) 17‑м правилом устанавливал: чтобы впредь избегать распрей за приходы, разграничение епархий должно соответствовать политическому делению стран.

Этот древний постулат был весомым аргументом для УАПЦ. Константинополь по‑прежнему оставался не у дел — там должность скончавшегося в марте 1921‑го Дорофея Прусского занял Николай Кесарийский с такими же правами местоблюстителя. Не дожидаясь нового патриарха, в октябре того же года в Софии Киевской открылся собор УАПЦ и избрал своим митрополитом Василия (Липкивского).