17 сентября 2015 года генеральный прокурор Виктор Шокин продемонстрировал в сессионном зале Верховной Рады видеоролик, на котором парламентарий от Радикальной партии Игорь Мосийчук озвучивал свои расценки на депутатские запросы, пообещал «решить вопрос» по разработке нелегального песчаного карьера на территории Полтавской области, а также получил задаток в размере 100 тысяч гривен взятки за свои услуги.

Об этом пишет «Страна»

«Ролик ГПУ» зал смотрел в полной тишине, обескуражены увиденным были даже однопартийцы Игоря Владимировича. В тот же день нардепы сняли неприкосновенность с коллеги, его в наручниках вывели из зала, а 18 сентября Печерский райсуд Киева постановил арестовать Мосийчука без права на залог.

Ему инкриминировался сразу веер из преступлений — получение 449,5 тыс грн неправомерной выгоды (ч.4 ст.368 УК Украины), хулиганство (ст.296 УК Украины), угрозы судьям (ст.377 УК Украины) и насилие в отношении должностных лиц (ст.350 УК Украины).

Через месяц после ареста Мосийчука силовики продемонстрировали, как он признает свою вину в инкриминируемых ему эпизодах.

Мосийчук на допросе признает вину во взяточничестве, источник видео: youtube.com/Генеральна прокуратура України

Дело нардепа активно готовили к передаче в суд, где «радикалу» грозило вплоть до 12 лет тюрьмы. Но ему удалось выскользнуть из сетей отечественного правосудия.

Во-первых, сначала Высший административный, а затем и Верховный суд Украины признали незаконной процедуру лишения нардепа иммунитета (там было действительно нарушение регламента, так как предварительно вопрос не был рассмотрит на парламентском комитете). Параллельно Мосийчук заявил — на самом деле он признавался в получении мзды под давлением. Он вышел на свободу, а направленный в суд обвинительный акт по его делу «завернули» обратно в ГПУ. Где после отставки Шокина отозвали свое ходатайство об аресте соратника Олега Ляшко.

После этого о скандале со взяткой практически все забыли, и много указывало, что дело спустили на тормозах. Лишь летом прошлого года генпрокурор Юрий Луценко заявил, что ведомство готовит повторное представление на снятие неприкосновенности с Мосийчука, так как у прокуроров появился «еще один эпизод, который мы хотели бы дорасследовать и внести на рассмотрение депутатов». О каком именно злоупотреблении шла речь тогда, глава ГПУ не пояснил.

Представление с намеком

Но на текущей неделе стало известно, что на стол Луценко поступил новый текст представления на Мосийчука, направленный руководителем Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назаром Холодницким. И хотя сам он категорически отказался говорить на эту тему, информацию журналистов подтвердила пресс-секретарь Луценко Лариса Сарган.

Из ее слов, а также данных СМИ следовало: по иронии судьбы, пресловутое представление на Мосийчука зашло в ГПУ в третью годовщину со дня его первого задержания в Верховной Раде — 17 сентября 2018 года. И касалось уже не взятки или «наездов» парламентария на судей и силовиков обарзца трехлетней давности. А связано с его загородным домом в контексте подозрений в незаконном обогащении и декларировании недостоверной информации.

«Генпрокурор передал документ в управление правового обеспечения для анализа. После выводов управления будет принято решение о дальнейшей судьбе представления – либо оно будет подписано и передано в Верховную Раду, либо возвращено в САП для доработки», – отметила Сарган в комментарии «Украинской правде».

В эфире телеканала 112-Украина парламентарий сначала допускал, что эти сведения могут быть «уткой» и всячески храбрился.

«Не знаю, правда эта информация, распространенная в СМИ, или неправда. Я никуда не девался. Хочу напомнить, что это представление, если сделано 17 сентября, сделано с особым цинизмом. Это тот день, в который меня незаконно арестовывали в украинском парламенте. Хочу напомнить тем, кто делал это представление, что я стал «черным лебедем» Виктора Шокина. Пусть готовят», — заявил депутат.

Мосийчук также сообщил, что его никто не допрашивал и не просил дать никаких пояснений. «Поэтому если это и правда, то это вообще не налазит на голову. Даже объяснений никто никогда ни у меня, ни у моих родных не брал», — уточнил он.

«Водитель-фунт» и ложь в декларации. Что именно вменяется Мосийчуку

О скандальном доме площадью 497,6 м2 в селе Белогородка Киево-Святошинского района, где поселился Мосийчук, стало известно в августе 2016 года. Видео этого имения, на заборе которого изображен позолоченный герб в виде солнца, обнародовал в сетижурналист Василий Крутчак.

Уже тогда местные жители подтверждали, что по улице Угловой, 13 активно ведется стройка именно парламентарием от Радикальной партии.

Но в декларации Мосийчука данная недвижимость появилась только в 2018 году. Народный избранник отразил, что с 15 января 2017 года его супруга Владлена Карпенко арендует дом у Андрея Дзюбенко.

В НАБУ, где с ноября 2016 года проверяли эти сведения в контексте вероятного незаконного обогащения (ч.3 ст.368-2 УК Украины) и недостоверного декларирования (ст.366-1 УК Украины), оперируют иной информацией.

 

Так, детективы Бюро полагают, что на самом деле еще в 2015 году именно Мосийчук купил недостроенный дом на Киевщине. Но дабы скрыть этот факт, сделку и фиктивное право собственности на недвижимость оформили на водителя нардепа Дзюбенко.

В пользу этого приводятся сведения об официальных доходах Дзюбенко за 2011-2016 годы. Согласно базам данных налоговой, материальное состояние Андрея Викторовича не позволяло бы ему купить дом под Киевом. Косвенно это подтверждается и тем фактом, что еще в конце 2013 года выпускник ПТУ Дзюбенко искал работу водителя, запрашивая за свои услуги 4,5 тыс грн.

Еще одна любопытная деталь — именно после того, как он присоединился к политсиле Олега Ляшко, его благосостояние резко пошло вгору. На парламентских выборах 2014 года он баллотировался в парламент от Радикальной партии под №94, и указывал, что занимается бизнесом.

Несмотря на это, в материалах дела НАБУ квалифицирует Дзюбенко как личного шофера Мосийчука, а журналистами назывался помощником-консультантом Игоря Владимировича.

Как бы там ни было, но в конце прошлого года к водителю нагрянули с обыском. Согласно тексту обнародованной в сети «ухвалы», у Дзюбенко детективы рассчитывали отыскать деньги нардепа, законность источников происхождения которых не подтверждена документально, а также носители информации об фактическом имуществе Мосийчука, которое он записал на «фунтов».

Парламентарий Андрея Викторовича, при этом, всячески защищал.

«Во-первых, Андрей Дзюбенко является моим другом и частным предпринимателем, и никогда не был моим парламентским помощником. Во-вторых, согласно справкам ГФС, в течение 2011-2017 годов Андрей Дзюбенко получал и получает стабильный доход, с которого регулярно платит налоги. В-третьих, я никогда не покупал дома в одном из населенных пунктов Украины или за ее пределами, хотя очень этого хотел бы, и в будущем планирую это сделать», — заявлял на этот счет Мосийчук.

Его доводы не убедили Антикоррупционное Бюро, где вменяют соратнику Ляшко еще одно злоупотребление. Так, у Сытника полагают, что семья Мосийчука въехала в дом под Киевом не в январе прошлого, а в конце 2016 года. То есть, уже в декларации 2017 года этот актив парламентарий обязан был отразить, но не выполнил требований закона.

Распутывая эту ниточку в НАБУ провели биллинг телефона супруги нардепа и Дзюбенко. В результате анализа трафиков было установило, что Карпенко регулярно находилась на территории дома в Белогородке еще с 2015 года, когда де-юре этот дом стал собственностью водителя ее мужа.

Прочие собранные доказательства позволили детективам утверждать, что именно жена Мосийчука с декабря 2016 года занималась ремонтом и заказывала бытовую технику для дома, который по бумагам записан на Дзюбенко. Якобы его, а также еще одного водителя нардепа-радикала женщина привлекала для участия в приобретении и доставке необходимых ей в быту вещей.

Как пытались закрыть дело и кто решит судьбу «радикала»

Добавим, что сам Мосийчук долгое время был осведомлен об интересе, который проявляет к его персоне Антикоррупционное Бюро. И с помощью юристов всячески добивался закрытия уголовного дела, связанного с домом под Киевом.

Еще в марте «Страна» писала, что адвокат Олег Курчин пытался оформить это, воспользовавшись нормой скандальной поправки в УПК авторства однопартийца Игоря Владимировича — Андрея Лозового. Параллельно с этим, Мосийчук действовал и через Окружной административный (где подал иск на Сытника) и Соломенский райсуд Киева.

Впрочем, как показали события уходящей недели, контрмеры «радикалов» не сработали. За день до приснопамятной стычки между НАБУ и САП, антикоррупционный прокурор Холодницкий направил представление о снятии неприкосновенности с Мосийчука в Генпрокуратуру. Будет ли внесено оно на рассмотрение парламентского комитета и сессионного зала, или как и в случае со взяткой, спущено в утиль, покажет ближайшее развитие ситуации. В настоящее время мяч и инициатива в этом вопросе всецело в руках главы ГПУ Луценко.