С Захарченко думали поступить по алгоритму Плотницкого — отставка, сдача информации о денежных и контрабандных потоках, возможность жить где-нибудь на просторах РФ. Но тот оказался непонятливым и два раза за лето фактически «бегал» от кураторов. Дальше, как говаривал один из украинских президентов, «маємо те що маємо».

Такое мнение высказал политический эксперт Игорь Тышкевич, на «Хвиля»

При этом РФ заявляет об акте «международного терроризма».

Кстати, нельзя исключать, что убийство Захарченко было инсценировкой и, на самом деле,  его просто вывели из игры, отправив куда-нибудь подальше от внимания публики. Любопытно, что буквально пару недель назад на телеграм-канале НеЗыгарь была размешена информация, что руководство ЛДНР прикупило несколько шикарных вилл в Венесуэле. Сбрасывать со счетов  такой вариант тоже не стоит.

Что дальше?

Следующим шагом, естественно, должны были стать меры, направленные на достижение «паузы» в переговорах по Донбассу. Что и произошло:

  • часть российских СМИ успели заявить о срыве минского процесса как такового, поскольку документы подписывали «лично Захарченко и Плотницкий»;
  • Министр иностранных дел РФ Лавров уже заявил о невозможности очередной встречи в «Нормандском формате».

Таким образом с точки зрения тактики, Россия использовала смерть Захарченко для того, чтобы, без лишнего риска взять паузу в переговорах по украинскому вопросу. При этом в ближайшее время российские дипломаты на международных площадках будут настойчиво продвигать тезис об «украинской спецоперации по убийству руководителя ДНР». В то же время, взрывом в кафе «Сепаратист» завершён процесс уничтожения (вывода) с территории ЛДНР наиболее токсичных публичных персонажей, которые могли служить препятствием прогрессу в реализации «политического пакета урегулирования» — вопросам амнистии и выборов.

Кроме того, подписание документов по урегулированию Киевом с одной стороны и «ДНР» с «ЛНР» с другой более вероятны, когда во главе «республик» стоят ничем не примечательные и не вызывающие резкой реакции у украинского общества личности. Это даёт возможность пророссийским политикам, например, Виктору Медведчуку, активно продвигать тезис о необходимости поиска точек соприкосновения с «народными республиками» — ведь наиболее одиозных личностей там уже нет.

Таким образом, обеспечив себе паузу, РФ может уже через 3-4 месяца выйти с обновлёнными инициативами по урегулированию. Более того, её согласие на «переговоры, несмотря на убийство в Донецке» будет в очередной раз преподнесено на внешних площадках как добрая воля руководства России, прогресс в деле мирного урегулирования.

В результате уже к концу года мы можем стать свидетелями попытки согласования предварительного формата урегулирования конфликта на Донбассе. Например, в форме миссии по поддержанию мира и, одновременно с этим, перечня политических компромиссов, к которым будут склонять Украину. В нашей стране как раз начнётся предвыборная кампания и однозначное согласие Петра Порошенко на такой формат (с детально прописанным политическим планом) может быть использовано оппонентами. Отказ же от урегулирования будет использован его оппонентами для агитации на Юге и Востоке страны, что приведёт к усилению позиций пророссийских партий на парламентских выборах. В любом случае позиции нового (или нового-старого) президента будут слабее, чем сегодня. Это значит, что шансы Москвы «вернуть Донбасс на своих условиях» существенно возрастают.

Украине, при таком раскладе сил, необходимо как минимум ещё раз сформулировать «красные линии», переход через которые будет означать проблемы не только для нас, но и для наших партнёров. А также просчитать различные сценарии развития событий на Донбассе. Мы должны знать стоимость (не только денежную — политическую, ресурсную) каждого из вариантов, иметь возможности (и планы) влияния на ситуацию.