Украина стоит на пороге масштабной экологической катастрофы, связанной со строительством новых гидросооружений на Днепре, которое в любом случае скажется на уровне грунтовых вод и приведет к облесению украинских лесов.

Об этом в интервью «Апострофу» рассказал министр экологии и природных ресурсов Украины в 2001-2002 годах, исполняющий обязанности министра в 2015-2016 годах Сергей Курыкин.

«И когда мы говорим об обмелении рек и неоправданной экспансии гидроэнергетики, то это в полной мере касается и центральной Украины. В той же программе развития гидроэнергетики до 2026 года предусмотрено строительство новых гидросооружений на Днепре, зарегулирования стока всего Днестра. И не стоит надеяться, что это никак не отразится на уровне грунтовых вод и не повлияет на украинские леса. И мы действительно сегодня стоим на пороге масштабной экологической катастрофы, которую мы могли бы предотвратить при наличии политической воли. Прежде всего, мы должны уже сегодня начать облесение и обратить внимание на состояние рек и других водоемов, потому что сегодня их состояние напрямую связано с состоянием лесов», — говорит он.

По словам эксперта, сами по себе указанные проблемы не решатся и здесь больше всего беспокоит бездействие государства.

«Единственное, что меня беспокоит — государство, к сожалению, является очень инерционным механизмом. И с момента принятия решения до момента его реализации обычно проходит очень много времени. Я уже не говорю за коррупционные риски и тому подобное. Это тоже украинские реалии. Ключевая проблема в том, что подавляющее большинство национальных программ не выполняется, поскольку они не находят реальной поддержки и понимания на местах. А в таком деле как облесение, наивно надеяться на то, что будет дана определенная команда, выделят деньги, а Госагентство лесного хозяйства начнет высаживать лес. Вопрос не сдвинется с места без активной позиции местных советов, областных администраций. Поэтому здесь необходимо реальное эффективное взаимодействие центральных органов и местных властей в рамках общей политической воли, реального понимания опасности и масштабности проблемы», — объяснил Курыкин.