Кабинет министров позволил полицейским находиться в зонах таможенного контроля. Это противоречит Таможенному кодексу, говорят депутаты и эксперты, но, по мнению правительственных чиновников, такой шаг позволит усилить борьбу с контрабандой на госгранице и извлечь для государственного бюджета от 70 до 100 млрд гривен. Источники в политических кругах уверяют, что истинная цель эксперимента — отодвинуть подальше от таможни экономические подразделения Службы безопасности, а значит – людей президента Петра Порошенко

Владимир Гройсман и Арсен Аваков уверены, что за счет борьбы с контрабандой в госбюджет можно собрать до 4 млрд долларов (Фото: УНИАН)

Об этом говорится в сегодняшнем материале РБК-Украина.

На прошлой неделе Кабинет министров принял постановление, позволяющее полицейским круглосуточно находиться в зонах таможенного контроля в пунктах пропуска через государственную границу и в других местах, где органы ГФС осуществляют таможенные проверки. Полицейским поставлена задача искать контрабанду. Кроме того, согласно постановлению, полицейские и другие сотрудники МВД получат доступ к системе таможенного оформления «Инспектор-2006». По словам и.о. главы Государственной фискальной службы Мирослава Продана, уже с этой недели Нацполиция будет работать в пунктах пропуска и вместе с таможенниками «вести аналитическую работу относительно рисковых групп товаров».

Как это будет работать? Для начала Министерству внутренних дел предстоит отобрать полицейских, которые смогут находиться в зонах таможенного контроля, уведомив об этом ГФС и Пограничную службу. Ежемесячно, начиная с сентября, МВД и Минфин с ГФС должны будут подавать отчеты о результатах эксперимента, запланированного до конца этого года.

Как сообщил Продан, в пятницу 22 июня должен был быть подписан общий приказ МВД и Минфина по поводу того, как именно должны взаимодействовать таможенники и полицейские. «В документе будут урегулированы все нюансы общий действий», — написал чиновник на своей странице в Facebook.

В ходе совместной работы ГФС и полицейские, к примеру, будут отслеживать и вносить в базу данных авто, которые документально без товара больше пяти раз в месяц пересекают границу. Это один из примеров критериев рисковости. Осмотр таких транспортных средств будет проводиться в 100% случаях, следует из протокольного решения Кабмина, принятого вместе с постановлением в прошлую среду.

Фискалы и полиция также должны будут контролировать перемещение товаров во время их ввоза в режиме внутреннего транзита, чтобы предотвратить оформление их как товаров з низкой налоговой нагрузкой. Будет проводиться двойной осмотр товаров по рисковым операциям на границе и внутренней таможне для сравнения количества и качества товара.

Дело на 4 млрд долларов

С появлением полиции на таможне Гройсман рассчитывает повысить эффективность борьбы с контрабандой. «Мы имеем десятки миллиардов гривен, которые сегодня при участии «схемщиков», в том числе и представителей власти, уходят за пределы государственного бюджета», — заявил в прошлую среду премьер-министр. По его словам, в прошлом году комплекс мер на таможне позволил привлечь в госбюджет дополнительно 70 млрд гривен. Но в этом году, как отметил глава правительства, «появились новые схемы, которые нужно жестоко наказывать и прекращать».

Министр внутренних дел Арсен Аваков, поддержав эксперимент премьера, заявил, что из-за контрабанды мимо бюджета ускользает от 70 до 100 млрд гривен или около 4 млрд долларов. Говоря о борьбе с контрабандой, Аваков заверил, что никому из нарушителей поблажек не будет. «Или это будут однопартийцы по партии или фракции, или это будут люди из высоких кабинетов – Кабинета министров, Администрации президента, люди в погонах, люди из моей системы — мы здесь станем на очень жесткую и формальную позицию. Я хочу, чтобы все это понимали», — не без доли пафоса заявил министр, пообещав, что Кабмин внесет в Раду законопроект, возвращающий уголовную ответственность за контрабанду.

В окружении президента Петра Порошенко дали понять, что идея Гройсмана и Авакова отрядить полицейских на таможню, мягко говоря, — далеко не самая удачная. По словам Генерального прокурора Юрия Луценко, решение правительства само по себе законно, но полицейские ничего не могут делать на территории таможенного поста, поскольку им это запрещает 332 статья Таможенного кодекса. «В прошлом году одна служба ходила туда — СБУ, теперь другая служба будет иметь эту монополию — МВД. С моей точки зрения — и то, и то неприемлемо. Проверять работу должностных лиц ГФС, а также правильность таможенного оформления нужно коллегиально. Это единственное условие, что не будет коррупционных рисков», — заявил Луценко.

Глава комитета парламента по вопросам налоговой и таможенной политики Нина Южанина (БПП), близкая к окружению президента, инициативу правительства называет «исключительно пиаром». «Ничего общего с реальными изменениями в этой сфере — борьбе с коррупцией и нарушениями законодательства правоохранителями — такие изменения не имеют», — полагает Южанина. Ключевой вопрос, по ее мнению, в том, почему премьер-министр, зная о наличии контрабанды и теневых схемах на таможне, решил бороться с ней только сейчас.

«Почему два года ничего не происходило? Неужели два года не знали озвученную цифру потерь в связи с огромной коррупцией на таможне? Почему именно сейчас возникла такая инициатива? Ведь если таким образом — без внесения изменений в соответствующее специальное законодательство — можно решать вопрос, то почему ранее постановлениями Кабмина не решались другие насущные вопросы, связанные с таможней?», — возмущается глава комитета.

В неформальных беседах источники РБК-Украина в политических кругах уверяют, что внедрение полиции в работу таможни – это попытка Гройсмана и Авакова нивелировать на границе роль сотрудников Службы безопасности. Иными словами, — это не что иное, как вызов президенту, которому подчиняется СБУ.

Столкнуть лбами МВД и СБУ

Южанина опасается, что премьер-министр подобными методами борьбы с таможенными нарушениями может спровоцировать конкуренцию между МВД и СБУ. «Так делать нельзя, поскольку мы можем получить большое противостояние внутри правоохранительных органов, вместо того, чтобы решать действительно насущные вопросы. Если кто-то и должен присутствовать в зоне таможенного контроля, то это только СБУ. Сейчас это право предоставляют Национальной полиции, вопрос — для чего? То есть сейчас эти два органа будут между собой конкурировать, ведь СБУ никто не лишил этого права, они смогут заходить и осуществлять свои контролирующие функции», — поясняет Южанина. Она считает, что от такого противостояния между правоохранительными органами пострадает бизнес.

Вместе с тем, в разговоре с РБК-Украина один из бывших сотрудников таможни, пожелавший не указывать его имя в публикации, отметил, что едва ли у правительства есть шансы нивелировать роль СБУ и убрать ее сотрудников с таможни. «Никаких «сбушников» откуда не отгонят. СБУ теперь сами будут ловить полицейских. Они плохо понимают, как работает управление «К». Если они думают, что «сбушники простаки», то они сильно ошибаются. Они натасканные в этих вопросах профессионалы», — говорит собеседник.

Экс-заместитель главы Государственной фискальной службы Константин Ликарчук, который в 2015 году курировал таможенное направление в ГФС, в комментарии РБК-Украина предположил, что решение правительства внедрить полицейских на таможню направлено либо действительно на нивелирование роли Службы безопасности, либо это какие-то политические игры и перенаправление определенных денежных потоков из одного кармана в другой. «Но это ни имеет никакого отношения к задекларированной цели – к борьбе с коррупцией на таможне», — убежден эксперт.

Ликарчук уверяет, что идея с экспериментом противоречит Таможенному кодексу. И к тому же, по его мнению, она не будет эффективной, как ожидают в правительстве. «Силовых методов недостаточно, чтобы эффективно бороться с контрабандой. Необходима аналитическая работа, обмен данными с соседями, но ни того, ни другого нет. Приставляя полицейских к каждому таможеннику, меньше коррупции не станет. Ее станет больше, потому что полицейские тоже будут брать деньги. В результате получится, цена коррупции несколько увеличится», — говорит Ликарчук.

Кроме того, Ликарчук считает, что поскольку присутствие полицейских в зоне таможенного контроля противоречит Таможенному кодексу, у бизнеса будет повод обжаловать любые действия по оформлению товаров. «И суды будут это отменять, потому что с точки зрения Таможенного кодекса есть абсолютно четкая позиция – никто не может принимать участие в таможенном контроле, кроме сотрудников ГФС», — разъяснил он изданию.

Не те методы

Как отметила председатель подкомитета по вопросам таможенного дела и усовершенствование Таможенного кодекса профильного комитата Рады Татьяна Острикова (фракция «Самопомич»), Гройсман, возможно, и намерен бороться с контрабандой, однако использует для этого не совсем правильные методы и меры. «Таможенный кодекс в нашем правительстве, очевидно, не читали. Декларируя правильные вещи о борьбе с контрабандой, правительство использует неправильные способы решения этой проблемы. Всемирная таможенная организация и соответствующие подразделения Европейской комиссии настаивают на том, что борьбу с нарушением таможенных правил должна осуществлять сильная таможенная администрация и в ее составе должен быть мощный таможенный пост-аудит контроль», — говорит Острикова.

В мире есть несколько механизмов, которые нужно реализовывать для прекращения нарушений таможенных правил, подчеркивает депутат. «Во-первых, это наличие сильной таможенной администрации. Во-вторых, это невозможность реализации внутри страны незаконно ввезенного товара, то есть, контроль за движением товара по цепочке его поставки до конечного потребителя. И, в-третьих, это наличие действенного пост-аудит контроля. Наше мудрое правительство решило пренебречь этими тремя пунктами и изобрести свой собственный велосипед в борьбе с контрабандой», — добавляет депутат.

И что важно, по ее словам, c 2012 года контрабанда товаров широкого потребления декриминализирована, а значит — не является уголовным преступлением. Из чего следует, что полномочия правоохранительных органов, в частности СБУ и МВД, по борьбе с контрабандой — под большим вопросом, считает депутат. «Поскольку это не преступление, а является экономическим таможенным правонарушениям, ответственность за которое предусмотрена Таможенным кодексом, то борьба с нарушением таможенных правил возложена на специализированные подразделения ДФС. Согласно закону о Нацполиции, закону о СБУ, ни у одного из этих органов нет функций пресекать нарушения таможенных правил. Возникает вопрос о законности их действий в таком случае», — говорит она.

Вместо временных союзов таможенников и полицейских, по мнению Нины Южаниной, власти стоит создать единый правоохранительный орган, который бы осуществлял расследования в сфере экономики, в том числе и те, которыми сейчас занимается Служба безопасности. «Если это касается коррупции на таможне, то действительно эти функции может выполнять Национальное бюро финансовой безопасности (НБФБ). Причем не путем присутствия в зоне таможенного контроля, а исходя из аналитики, которая у него будет», — говорит депутат. Напомним, Южанина с коллегами лоббирует создание такого органа в вертикали власти президента.