Наша личность состоит из множества различных факторов, некоторые из которых противоречат друг другу. Иногда мы любвеобильны, а иногда злорадны. Порой мы горды и отвергаем советы, а порой пытливы и готовы учиться. У нас нет постоянной личности, поскольку наши качества могут меняться. Если мы привыкаем к конструктивным установкам и отвыкаем от вредных, наш характер может улучшиться

Беспокоящие эмоции не являются нашей неотъемлемой частью. Они подобны облакам, заслоняющим простор и ясность неба, а потому могут измениться и исчезнуть. Будучи основаны на неверном понимании и проекциях, беспокоящие эмоции не могут сохраниться, когда мы уже осознали их ложность. Таким образом, по мере роста мудрости и сострадания беспокоящие эмоции ослабевают.

Это не происходит просто потому, что мы этого желаем или об этом молимся. Это происходит, когда мы уже создали соответствующие причины. По мере того, как мы в повседневной жизни постепенно подчиняем беспокоящие эмоции, как результат естественно проявляется спокойное состояние ума. Мы несем ответственность. У нас есть контроль. Ясная природа нашего ума всегда присутствует, ожидая того, чтобы открыться, когда рассеются тучи беспокойных чувств. В этом наша человеческая красота, в этом наши возможности.

Будда говорил, что у всех беспокоящих чувств есть два общих свойства: неведение и эгоизм. Мы не понимаем, кто мы, как существуем мы и прочие явления. Это неведение. Из-за неведения мы делаем непропорциональное ударение на мне, я, меня, моем. Это самоозабоченное отношение приносит нам множество проблем, хотя на первый взгляд оберегает наше благополучие.

Философия самоозабоченности такова: «Я важнее всех. Мое счастье превыше всего, мое несчастье должно быть устранено в первую очередь». Такое отношение кажется довольно детским, но если мы проверим собственные мысли, то можем обнаружить, что многие наши действия побуждаются установкой на то, что «мое счастье сейчас важнее всего».

Это привычная установка, которая появилась у нас с рождения (а может быть, и еще раньше!). Хотя младенцы и не пользуются словами, они кричат, прося пищу, не только потому, что их желудок пуст, но и потому, что их ум жаждет «моего счастья сейчас». Наше общество поощряет эгоистичный ум, уча нас стремиться к собственному счастью чуть ли не любой ценой. Хотя состязание не обязательно должно быть эгоистичным, оно зачастую таково, ведь разве часто мы радуемся, когда другой человек или чужая команда лучше, чем мы?

Нас учат изворачиваться и обманывать с целью получить, чего мы хотим, и до тех пор, пока наша нечестность не раскрыта, она втайне оправдывается. Это иллюстрирует большое число правительственных чиновников и исполнительных лиц компаний, подвергающихся судебному преследованию. Однако, чем с ликованием указывать на них пальцем, нам лучше посмотреть на себя — не действуем ли мы сами подобным образом?

Мы, взрослые, более лживы, чем дети, так как маскируем свое эгоистичное отношение вежливыми манерами и видимостью внимания к другим. Но подо всем этим мы прежде всего ценим себя и лишь во вторую очередь — других.

Есть такие, кто верит, что люди эгоистичны по природе, что мы и наш эгоизм неразделимы, как духи и их запах. Так кажется потому, что наша эгоистичная точка зрения существует уже долгое время. В этом смысле можно сказать, что это естественно, поскольку с младенчества мы сосредоточены на самих себе и продолжаем оставаться такими же до тех пор, пока не совершим усилие, чтобы измениться.

Однако это не означает, что эгоизм является нашей неотъемлемой частью. Будь это так, как могло бы статься, что некоторые великие духовные вожди заботились о других больше, чем о самих себе? Как могла бы мать больше заботиться о своем ребенке, чем о себе? Как могли бы люди рисковать своей жизнью ради спасения других?

Если бы мы были эгоистичны по природе, не было бы никаких способов воспитать в себе безраздельную любовь и всеобщее сострадание. Однако такие способы существуют. На протяжении веков много людей преуспело в том, чтобы изменить свои установки и действительно начать заботиться о других больше, чем о себе.

Если бы эгоизм был нашей неотъемлемой частью, это бы также означало, что воззрения эгоистичного ума являют собой верное и полезное отношение к миру. Но, как мы увидим, это не так.

Эгоизм можно ослабить и окончательно устранить из нашего потока мысли. Сперва мы должны распознать недостатки установки на самоозабоченность. Убедившись, что в ней лежит причина всех неразрешенных проблем, мы будем выяснять, как она действует и как ее устранить.

Самоозабоченная мысль кажется другом, ищущим нашего благополучия, оберегающим от вреда и обеспечивающим наше счастье. Но разве это так? Всякий раз, когда возникает конфликт между двумя людьми, группами людей или странами, присутствует эгоизм. Одна из сторон защищает свои интересы, полагая их самыми важными, а другая делает то же самое. Компромисс и сотрудничество становятся трудными, равно как и прощение.

К примеру, в семейном конфликте, если не выходит по-нашему, мы несчастны. Если мы побеждаем, мы можем временно быть «счастливыми», но глубоко внутри мы не довольны тем, что сказали или сделали с целью добиться своего. Необузданный эгоизм не делает нас лучше и не приносит большего уважения, хотя и может дать временную власть. Если мы в первую очередь заботимся о себе, как могут другие полностью нам доверять?

Другим недостатком эгоистичного ума является то, что из-за него наши проблемы кажутся б`ольшими, чем они есть на самом деле. У нас небольшое затруднение, но при размышлении об этом снова и снова проблема растет и растет, пока мы не оказываемся неспособными думать о чем-то еще. «Мой экзамен так важен!» «Мой начальник требует слишком многого!» Наша озабоченность незначительными проблемами придает им невероятные размеры и глобальные последствия. Мы жалуемся, не можем спать, можем начать пить и принимать наркотики и даже заработать нервный срыв. Короче говоря, установка на самоозабоченность — это магнит, который притягивает к нам проблемы.

Источник: Тубтен Чодрон «Открытое сердце, ясный ум»