Во вторник, 19 июня, Верховная Рада не смогла поставить в повестку дня законопроект о запуске Высшего антикоррупционного суда, без которого этот суд не будет создан

©rada.gov.ua

Андрей Парубий. ©rada.gov.ua

Депутаты трижды голосовали за включение документа, но насобирали максимум 212 голосов. А в МВФ уже намекнули, что без закона не будет очередного транша кредита. Впрочем Антикоррупционный суд — это не единственное требование Фонда.

Еще на кону стоит повышение цен на газ и требование удержать дефицит бюджета на запланированном уровне, а эти пункты могут помешать Банковой устроить к выборам аттракцион невиданной щедрости для электората.

Каким образом в таких условиях будет действовать украинская власть разбиралась «Страна«.

Главный борец с коррупцией

Закон о Высшем антикоррупционном суде (ВАКС) де-факто уже вступил в силу 14 июня. Но создание правового механизма по отбору судей и запуск работы по учреждению самого суда, как оказалось, — не одно и тоже. Еще в момент принятия закона депутаты прописали в нем положение, что для запуска ВАКС требуется другой закон, который практически незамедлительно и подал в парламент президент.

Одновременно с этим Петр Порошенко опубликовал свою авторскую колонку в американской газете  «Вашингтон пост» под названием «Моя цель – победить коррупцию».

«Седьмого июня парламент Украины принял долгожданное законодательство о создании специального антикоррупционного суда. Наша страна сделала еще один важный шаг на пути к построению европейского государства, где все равны перед законом. Это был не первый шаг на этом пути, и он не будет последним. Но я считаю, что он показал: наш путь к подлинной демократии теперь необратим», — так началась эта публикация.

Уже к третьему абзацу Порошенко четко обозначил себя как главного борца с коррупцией в Украине.

«Будучи избранным в мае 2014 года, я решил построить абсолютно новую архитектуру для борьбы с коррупцией. Моими союзниками на этом пути стали энергичное гражданское общество Украины и его волонтерские сети вместе с нашими международными партнерами в Европейском Союзе, Международном валютном фонде и Северной Америке», — написал президент.

А дальше — весьма расплывчато обозначил тех, кто ему мешает бороться с коррупцией:

«Но борьба Украины с коррупцией также имеет и своих внутренних врагов — от популистов до корыстных интересов. Как и их союзники в других странах Европы, популисты в Украине активно используют риторику борьбы с коррупцией, на самом деле не проявляя интереса к решению проблемы. Это бывшие члены Партии регионов Виктора Януковича и антиреформистские олигархи. В конце концов, олигархи, живущие в люксовой ссылке в Западной Европе, будут первыми, кто может столкнуться с судом по борьбе с коррупцией».

О каких олигархах писал в статье президент, догадаться несложно. Чего только стоит пассаж:

«Мы решительно очистили банковский сектор, в том числе национализировали крупнейший банк страны, который в течение последнего десятилетия отмыл 5,5 миллиардов долларов. Мы сделали это, в то время как олигархия, стоящая за этой схемой, хотела продолжать старые коррупционные методы».

Речь идет о крупнейшем некогда частном Приват Банке, принадлежавшем в том числе олигарху Игорю Коломойскому, который сейчас как раз и проживает в одной из стран Западной Европы. А именно — в Швейцарии.

В конце статьи президент подытожил: «за последние четыре года нам удалось провести больше реформ, чем в любой другой период с тех пор, как двадцать семь лет назад мы стали независимым государством».

Но прорыв пока еще остается под большим вопросом.

5 ножей в спину ВАКС

1⃣ Во-первых, без вышеупомянутого закона о запуске ВАКС, сам антикоррупционный суд вряд ли удастся создать вовремя. В «материнском» законе указано, что на создание суда отведен год, а сами процедуры по отбору судей занимают 9 месяцев. Чтобы суд заработал хотя бы весной 2019 года, вспомогательный закон должен быть принят не позже начала сентября. Но это только кажется, что осталось много времени. На самом деле речь идет менее чем о 10 пленарных заседаниях.

2⃣ Во-вторых, материнский закон оказался если не ящиком Пандоры, то как минимум «черным ящиком с Поля чудес», так как вдруг депутаты обнаружили в окончательном варианте проекта те нормы, за которые они точно не голосовали.

Например, как утверждает народный депутат Егор Соболев (фракция «Самопомощь») в финальном тексте в последний момент были внесены правки, касающиеся апелляции, которая фактически спасает всех тех чиновников, которых уже сейчас обвиняют в коррупции.

«В обнародованном за подписью президента тексте говорится, что все дела Антикоррупционного бюро и Антикоррупционной прокуратуры, которые будут поданы в нынешние суды к образованию Антикоррупционного суда, будут завершены в обычных апелляционных судах, а не в апелляционной палате Антикоррупционного суда. Парламент за такое не голосовал», — заявил нардеп.

Получается, что все уже рассматриваемые в судах антикоррупционные дела затем уйдут в «обычные» апелляционные суды, которые ныне подконтрольны команде нынешнего президента.

«Это амнистия для всех топ-коррупционеров, чьи дела уже в судах. Это изменение предварительных договоренностей и текста самого законопроекта прямо перед голосованием… В сравнительной таблице, изложенной на сайте Верховной Рады, этой правки не было, и апелляция должна быть в Антикоррупционном суде», — заявил глава правления Центра противодействия коррупции Виталий Шабунин.

Виталий Шабунин

Виталий Шабунин. ©kvedomosti.com

3⃣ В-третьих, как уже отмечалось выше, даже в таком виде антикоррупционный суд точно не заработает еще долго. Примечательно, что Порошенко с одной стороны обещает запустить его работу как можно скорее, но при этом отмечает, что не все от него зависит.

«До президентских выборов закон однозначно не заработает, потому что это никому не нужно. По самым хорошим и оптимистичным прогнозам, это все заработает не раньше апреля 2019 года», — говорит «Стране» депутат из антикоррупционного лобби Виктор Чумак.

4⃣ В-четвертых, приговоры против топ-коррупционеров появятся вообще минимум через два-три года, о чем уже заявили в правозащитной организации Transparency International.

«Вынесение окончательных решений по делам НАБУ откладывается еще на несколько лет», — заявил глава украинского отделения организации Ярослав Юрчишин, намекая на то, что если в ВАКС уйдут только новые дела, то на их рассмотрение в первой инстанции и апелляции уйдут годы.

5⃣ В-пятых оказалось, что закон об Антикоррупционном суде предусматривает, что привлекать к ответственности и увольнять его судей будут в том же порядке, что и судей любых других судов Украины — по решению Высшего совета правосудия, который остается полностью подконтрольным президенту. Эту проблему в тексте закона обнаружил известный юрист, бывший замглавы Администрации президента Андрей Портнов, написавший на своей странице в Facebook: «Никаких особенностей в законе для антикоррупционных судей нет. Расправа над ними остаётся у пропрезидентского Высшего совета».

В МВФ требуют правки и газ

Не смотря на то, что в целом международные организации одобрили принятие закона, в том же МВФ ждут от Украины правок к документу.

Но не правками едиными. К Украине в Фонде по-прежнему выдвигают требования на счет повышения цены на газ и по сбалансированности бюджета.

«Мы также договорились тесно сотрудничать, в том числе с правительством, относительно своевременного осуществления этих и других действий, особенно касающихся цен на газ и бюджета, которые имеют решающее значение для завершения ожидаемого пересмотра программы по поддержке Украины МВФ», — заявила Лагард.

По уже появившемся утечкам в СМИ речь может идти почти о двухкратном увеличении цены на газ для населения и для предприятий теплокоммунэнерго — до уровня цен для промышленных потребителей, которые постоянно растут из-за роста мировых цен на энергоносители.

Сейчас для населения цена на газ — 6,9 тысяч гривен, а для промышленности 11 тысяч гривен а тысячу кубометров (осенью, предположительно, она может быть увеличена до 13-14 тысяч).

Интересна ситуация и с требованием МВФ к Украине держать в условленных границах дефицит бюджета. С одной стороны, и.о. министра финансов Оксана Маркарова и министр соцполитики Павел Розенко уже заявили, что осенью минимальная зарплата может быть поднята до 4100 гривен.

С другой стороны бюджет и сейчас хронически не выполняется. Поэтому МВФ против любого повышения социальных расходов. Также Фонд против популярной в среде украинского бизнеса идеи замены налога на прибыль налогом на выведенный капитал, который, по прогнозам МВФ, также приведет к существенному увеличению дыры в бюджете.

Таким образом, западные партнеры ставят украинскую власть в предвыборный год на жесткую «растяжку». Требуют повысить тарифы, но при этом не увеличивать социальные выборы. Естественно, что и то, и другое (а тем более все вместе сразу) убийственно для рейтинга Порошенко.

«Повышение тарифов опустит рейтинги представителей власти ниже плинтуса, вызовет вал неплатежей и долгов. С другой стороны, если напечатать деньги и повысить минималку, не получится выполнить требование МВФ о сбалансированности бюджета, — говорит «Стране» политолог Андрей Золотарев. — Поэтому у президента не остается иного выбора, кроме как максимально тянуть время, демонстрируя западным партнерам только имитацию действий, что мы уже увидели с законом об Антикоррупционном суде, пытаясь все-таки выторговать более мягкие условия продолжения сотрудничества с МВФ и получения новых кредитов».