Кремль поднимает ставки и, похоже, готовит год террора против мирных регионов Украины, уязвимых целевых групп, в т.ч. детей.

Такое мнение в статье «Вулканический синдром» для ZN.UA высказал директор Национального института стратегических исследований, академик НАН Украины, член политической подгруппы ТКГ в Минске Владимир Горбулин.

«Больше смертей, больше политических убийств, больше хаоса и тревоги — все это в итоге направленно на действующую власть… И всегда будут рядом «конструктивные политики», которые предложат «помириться» и «закончить глупую войну», — отмечает он.

По мнению Горбулина, «ради них все и затевается, ради страха украинских граждан и неопределенности».

«Показать, что Россия может делать на нашей территории все, что захочет. Что ее невозможно победить. Но это возможно. Не здесь и не сейчас, но возможно. Главное — не бояться… Коммунизма уже нет. Не будет и российского режима. Но наш успех зависит не только от этого, но и от нашей сплоченности, наличия прорывных приоритетов и четких стратегий их достижения», — заявил эксперт.

Владимир Горбулин считает, что гибридное противостояние между США и Россией серьезно затронет и Европу.

«Между тем ключевая проблема, ныне стоящая и перед США, и перед остальными крупными международными субъектами, может быть сформулирована следующим образом: то, что мы называем Мировой гибридной войной, вполне можно охарактеризовать как некую Тихую Третью/Четвертую (в соответствующих соотношениях с Холодной войной) мировую войну, и кто выживет в ней как реальный международный субъект — еще непонятно. Первая мировая закончилась распадом Германской, Австро-Венгерской, Османской и Российской империй. Вторая — распадом Британской, французской, итальянской и японской. Холодная война оставила на мировой арене только одного реально действенного сверхсубъекта — США. А кто останется после текущей гибридной конфликтности?», — отмечает Горбулин.

По его словам, США используют агрессивный внешний стиль в этом процессе.

«Лейтмотивом его выступает принцип: если систему невозможно удержать, если она уже разрушается, в этом случае действия по ее разрушению — не столько хаос, сколько формирование нового статус-кво. И именно своеобразная конфигурация таких действий станет новой рамкой «нормальности».

Неудивительно, что Россия не вписывается в подобную модель «мира по-американски» (новый Pax Americana). Ибо тот, кто устанавливает новые границы и тем самым навязывает новые правила игры, — тот и является хозяином положения. А это означает, что для США борьба с Россией — это действительно всерьез и надолго. Условно говоря, США применяет в мировом масштабе классическую для любого государства концепцию монополии на насилие — США не могут позволить кому-либо (ни Северной Корее, ни Ирану, ни «даже» России) оспаривать их желание задать новые геополитические рамки «легитимации насилия», — поясняет Горбулин.

Он прогнозирует, что в дальнейшем мир станет свидетелем таких резких шагов как выход из ядерной сделки с Ираном, «жесткая игра с Северной Кореей», давление на Россию и ультиматумы Европе.

В данном контексте Горбулин также упоминает ситуацию со вторичными санкциями и отмечает, что попытки распространения действия американского законодательства на весь мир не нова, но в этот раз их масштаб больше и чувствительнее даже для стратегических партнеров США.

«Мы видим, что геополитическая буря бушует вовсю, и спрятаться от нее не удастся никому. Как в любой буре, там тоже есть некая точка спокойствия, «глаз бури» — где все спокойно, и где сложно поверить, что вокруг настоящий хаос. Однако складывается стойкое впечатление, что большая часть западного мира (прежде всего — европейцы) находится в подобном «глазе геополитической бури». Они видят её симптомы вокруг себя, видят, что происходит нечто совершенно хаотичное, но при этом «цивилизованный мир» относительно спокоен — сохраняется видимость существующих международных институтов, союзов, договоренностей, хотя де-факто все уже закрутилось в водовороте урагана», — также отмечает Горбулин.

По его словам, находящиеся в т.н. точке спокойствия страны могут слишком поздно осознать изменение мира и свою неясную роль в нем.

«США сознательно (или что более вероятно — бессознательно) выходят из этой опасной зоны комфорта, чем ставят в неудобное положение своих партнеров по всему миру, создают им откровенный дискомфорт, усугубляемый проблемами, которые беспокоят этих партнеров. Прежде всего — Европу», — говорит он.