VodaBereg рассказывает об одной из самых противоречивых фигур Второй мировой войны – подводнике Александре Ивановиче Маринеско.

Безусловно, чтобы разобраться в военной биографии Маринеско, начать нужно издалека, не забывая о детстве и юности военного.

Родился Александр 2 (15) января 1913 года в Одессе в семье румынского рабочего Иона Маринеско и украинской Крестьянки Татьяны Коваль. Закончил 6 классов и в 1926 стал учеником матроса.

Любовь к морю и флоту у мальчика возникла очень быстро и за хорошую успеваемость мальчика направили в школу юнг, по окончании которой молодой Маринеско ходил на судах Черноморского пароходства матросом I класса.

По заверению современников, Маринеско даже не думал о военной службе, его привлекал именно торговый флот. Поначалу все складывалось именно так, как того хотел Александр: в 1930 году он поступил в Одесский мореходный техникум, а после трехлетнего обучения стал сначала третьим, а потом вторым помощником капитана на пароходах «Ильич» и «Красный флот».

В том же 1933 году как раз и начинается военная служба Маринеско. В ноябре по путевке комсомола его направляют на курсы комсостава РККФ, по окончании которых его назнают штурманом на подводную лодку Щ-306 («Пикша») Балтийского флота. В 1936 году он получает звание лейтенанта, спустя два года – старшего лейтенанта.  В дальнейшем у Александра будет несколько курсов переподготовки и довоенная служба на различных подлодках.

В первые дни ВОВ Маринеско уже в звании капитан-лейтенанта и должности командира ПЛ М-96 отправляется на базу в Палдиски, потом в Таллин. За это время стоя на охране Рижского залива судно Маринеско в военных действиях не участвовало.

Несмотря на отличное несение военной службы, проблемы с дисциплиной у Маринеско были. Так в октябре 1941 года его исключили из кандидатов в партию большевиков за организацию в дивизионе ПЛ азартных игр и пьянство. Интересно, что за подобное офицеров обычно отправляли на фронт и заочно они получали 10-летний срок в лагере, но тут обошлось.

Затем с февраля по август 1942 года М-96 под командованием Маринеско время от времени вступала в бой с немецкими судами, порой получая серьезные пробоины, а порой – отлично атакуя врага.

Затем, следующие два года Маринеско и его лодка, с апреля 1943 года новая – С-13, отлично проявляли себя в боях и до главного и, как оказалось, исторического и очень важного для истории события оставалось совсем немного времени.

С 9 января по 15 февраля 1945 года Маринеско на С-13 находился в своем пятом боевом выходе, в течение которого потопил два крупных немецких транспортных судна – «Вильгельм Густлофф» и «Штобейн». Примечательно, что еще до выхода в море Александр Иванович вновь «отличился»: в предновогоднюю ночь он самовольно отлучился на двое суток с подлодки, а его подчиненные за это время успели повздорить с местным населением. Третьей крупной «пьяной» историей в генеральном штабе были недовольны все, а командующий Балтийским флотом В. Ф. Трибуц хотел предать офицера военному суду, однако в последний момент позволил всему личному составу во главе с Маринеско искупить свою вину на линии огня.

В итоге единственная так называемая «штрафная» подлодка в СССР С-13 30 января 1945 года атаковала немецкий лайнер «Вильгельм Густлофф», на котором по разным оценкам находило от 4850 до 10 852 человек, среди которых львиную долю составляли беженцы, остальную же представляли раненные  военные, женщины из вспомогательного морского корпуса, члены экипажа и курсанты учебного дивизиона подлодок.

Произошедшее шокировало обе стороны конфликта: в дальнейшем станет известно, что курсантов на этом лайнере хватило бы для укомплектования 70 подводных лодок противника. В итоге, этот эпизод с потоплением «Гутлоффа» назвали «атакой века», а Маринеско прозвали «Подводником №1». Но если быть откровенным, данное прозвище не было обосновано: Маринеско потопил судно водоизмещением 25 484 брт, тогда как американская подлодка «Арчефиш» уничтожила авианосец японцев «Синано» водоизмещением почти в три раза больше – 71 890 брт.

Что касается «Штобейна», тот этот санитарный транспорт С-13 потопила на подходе к Гданьской бухте 10 февраля 1945 года. На борту корабля находилось более четырех тысяч человек, из которых спаслись только 659 человек.

Противоречивость Маринеско и подлодок под его командованием стала одной из главных тем для обсуждения после окончания войны. А его шестой боевой выход с 20 апреля по 13 мая 1945 года только осложнил ситуацию.

«Маринеско имел много случаев обнаружения транспортов и конвоев противника, но в результате неправильного маневрирования и нерешительности сблизиться для атаки не смог… Действия командира ПЛ на позиции неудовлетворительные. Командир ПЛ не стремился искать и атаковать противника… В результате неактивных действий командира ПЛ „С-13“ боевую задачу не выполнила…» — напишет затем в рапорте вышестоящему командованию командир дивизиона подводных лодок Балтийского флота.

Споры относительно гуманности произошедшего с «Вильгельмом Густлоффом» не утихали и после войны, однако по всем международным правилам виновным в том, что на корабле находилось огромное количество беженцев, необходимо считать ВМС Германии.

К сожалению, несмотря на всю пользу государству во время службы Маринеско все же был наказан за неоднократное нарушение дисциплины?

«За халатное отношение к служебным обязанностям, систематическое пьянство и бытовую распущенность командира Краснознамённой подводной лодки С-13 Краснознамённой бригады подводных лодок Краснознамённого Балтийского флотакапитана 3 ранга Маринеско Александра Ивановича отстранить от занимаемой должности, понизить в воинском звании до старшего лейтенанта и зачислить в распоряжение военного совета этого же флота»

Послевоенной осенью 1945-го Маринеско командовал тральщиков Т-34, а 20 ноября был уволен в запас.

Безусловно, отказаться от флота даже после такого Александр Иванович не смог и устроился старшим помощником капитана на судах Балтийского торгового пароходства, спустя три года офицера назначили заместителем директора Ленинградского НИИ переливания крови.

К сожалению, здесь Маринеско вновь проявил свои самые худшие качества: по обвинению в разбазаривании социалистической собственности в 1949 году он был осужден на три года лишения свободы.

Послы выхода на свободу ему удалось три года отработотать топографом Онежско-Ладожской экспедиции (1951-53), а затем перейти на работу руководителем группы отдела снабжения ленинградского завода «Мезон».

Скончался великий, пусть кто-то в этом и сомневается, офицер в Ленинграде 25 ноября 1963 года от рака пищевода. Несколько операций по удалению опухолей так и не помогли Александру Ивановичу, умирал он мучительно и долго.

Звание Героя Советского Союза было присвоено Маринеско посмертно лишь 5 мая 1990 года.