В Сети появление «расстрельного списка Путина» вызвало всплеск эмоций. Для начала обратили внимание на рассогласование в цифрах.

«- Юрий Луценко вчера в 20.00: «ГПУ и СБУ узнали лишь 3 фамилии из 30-ти человек, которых планировали убить»
— Юрий Луценко вчера в 22.00: «ГПУ и СБУ узнали все 30 фамилий лиц, которых планировали убить»
— Юрий Луценко сегодня в 17.00: «ГПУ и СБУ узнали 47 из 30 фамилий лиц, которых планировали убить».

Извиняюсь, по какой причине у человека перед глазами предметы начинают множиться?», — задается риторическим вопросом журналист Дмитрий Гнап.

В сети после сообщения родился мем «47 ронинов».

«Читал Луценко. Картина ясная, «47 ронинов». Не хочу расстраивать Юрия Витальевича, но чем дальше, тем смешней.

За небрежно брошенные в толпу 30 тысяч долларов, наши 47 журналистов и общественных деятелей, порвали бы друг друга в клочья.

На шматки британского флага, без всяких киллеров и организаторов. Вместе с родными, друзьями, любовницами и домашними животными.

И попадись им под руку герой нашего времени, Бабченко, и из него сделали бы чучело, куда там врагам», — пишет блогер Макс Бужанский.

Журналист Дмитрий Горулько произвел арифметические вычисления — сколько времени понадобилось бы священнику-националисту Аристарху, чтобы исполнить заказ на всех 47 журналистов.

«Вопрос о количестве киллеров для 47 ронинов, кстати, отнюдь не праздный. Если бы бывший поп, а ныне правосек каждый атентат готовил дней 10, и так по всему списку, ему бы понадобилось полтора года где-то. Без отпуска и больничных. Да и смысл это растягивать — страшнее было бы полсотни лучших людей города максимально быстро упромыслить. Т.е. где-то должен пастись ещё табун киллеров без вожака», — пишет журналист.

В комментариях у Горулько вообще удивились, почему спецслужбы России постоянно (если верить украинским силовикам) нанимают сомнительных украинских дилетантов для таких преступлений — вместо того, чтобы использовать наверняка имеющихся профессионалов?

«Тебя не смущает тот факт, что спецслужба якобы сдала на аутсорсинг убийства? Какой-то оголтелый буржуазный менеджмент», — пишет журналист Денис Ялухин.

Горулько ответил: «Смущает, но что делать. Мы ведь верим Юрию Витальевичу, как себе».

Тему продолжает журналист Вячеслав Чечило, который излагает свою версию числа «47».

«Все недоумевают, почему «список 47», а не куда более адекватный «список 5» или «список 10». Некоторые френды даже посчитали, что если убивать по 1 человеку в 10 дней, то Кремлю понадобится полтора года, а это уже попахивает бредом.

Но, на самом деле, все очень логично. Грицак и Луценко взяли эту цифру вовсе не с потолка. Это то количество «мест», которые можно продать.

Любой уважаемый себя патриот просто обязан будет купить перед выборами звание «личного врага Путина». Вот их ГПУ и СБУ и будут обилечивать.

Хорошая инвестиция, хороший бизнес-план. Что еще нужно, чтобы достойно встретить старость?»

«Юрий Витальевич, а где вы столько журналистов взяли — 47? В расстрельном списке.

Вы за последние два года с вашими креативными друзьями так извратили рынок, что два десятка пишущих, говорящих, и думающих если наберется — слава Богу.

Остальные зашугались, спились, скурвились, или спорохоботились в хлам. За ваши деньги», — сетует заместитель главного редактора «Страны» Светлана Крюкова.

Журналист Игорь Бурдыга назвал появление еще 47 «жертв Путина» «операцией Мультибабченко».

А креативный продюсер департамента журналистских расследований «1 +1», редактор программы «Деньги» Александр Дубинский в эфире телеканала ZIK заявил, что «расстрельный список Кремля» из 47 журналистов дает власти возможность убирать наиболее неудобных журналистов.

 

Дубинский считает, что сегодня все усилия карательного аппарата государства направлены на то, чтобы журналистов взять «под колпак».

«Кого-то удается взять под колпак подобным образом, кто-то готов идти на финансовые отношения. Третьих берут при помощи списков, им говорят о том, что тебя могут убить, но мы тебе дадим охрану, а ты же будешь испытывать к нам чувство лояльности, мы же тебя защищаем», — отметил журналист.

По его словам, в целом, для Петра Порошенко и людей во власти журналисты не нужны, они мешают: «Я в эти списки журналистов на убой не верю. Зачем Путину убирать журналистов, которые критикуют власть, если у него цель — сковырнуть эту самую власть. Это contradiction, противоречие».

«Подобный список открывает возможности для любых действий власти, он позволяет совершать любые беспредельные, аморальные поступки против тех, кто эту власть критикует и представляет ей угрозу», — резюмировал журналист.