Владимир Путин раздумывает, не поддержать ли Ким Чен Ына, чтобы разрушить планы Дональда Трампа в отношении Северной Кореи

Об этом пишет немецкое издание Deutsche Welle.

В конце 2017 года один из российских исследовательских центров, регулярно снабжающих МИД и другие органы госвласти рекомендациями, направил Сергею Лаврову и Кремлю предложения по реанимации отношений с Соединенными Штатами. Об этом мне рассказал знакомый дипломат.

Пусть сами американцы заканчивают конфликт

Помимо советов активизировать диалог по Украине и начать переговоры о взаимных гарантиях против кибератак, эксперты предложили российскому руководству помочь Дональду Трампу в его контактах с Северной Кореей. Аргументировали просто: президент США, которого за все постоянно критикуют, будет благодарен за любую поддержку, которая даст ему возможность добиться хоть какого-то успеха на международной арене. Тем более что снижение напряженности на Корейском полуострове в целом полностью отвечает долгосрочным национальным интересам России.

Авторы рекомендаций довольно быстро получили ответ в форме совета — засунуть свои рекомендации в… мусорную корзину, и даже поглубже. «Американцы первые начали холодную войну с нами, им первым и предлагать ее закончить», — таков был смысл раздраженной реакции МИДа и Кремля на предложения экспертов.

С тех пор Дональд Трамп серьезно продвинулся по пути переговоров с северокорейским режимом. И хотя судьба саммита с диктатором из КНДР по-прежнему туманна, уже сейчас ясно: Белый дом и Госдеп сумели найти такую комбинацию кнутов и пряников, которая как минимум смогла вызвать Кима на переговоры по главному вопросу — о ядерном разоружении пхеньянской деспотии. И тут Москва решила вступить, наконец, в игру. Разумеется, на стороне Северной Кореи.

«Смена режима не пройдет!»

После встречи Сергея Лаврова с Ким Чен Ыном в Пхеньяне в четверг, 31 мая, стало ясно, что Кремль собирается максимально осложнить Дональду Трампу его работу на северокорейском направлении, а в идеале — полностью разрушить его планы. Лавров передал Киму послание Путина и довольно подробно рассказал о главном совете, который Кремль дает Пхеньяну: не идти ни на какие односторонние шаги, пока американцы сами не инициируют начало отмены санкций против КНДР. Это прямо противоречит линии Вашингтона: сначала практические доказательства разоружения и только затем снятие санкций, гуманитарная помощь, инвестиции, принятие в круг цивилизованных, достойных доверия государств.

Nordkorea Pjöngjang Sergej Lawrow trifft Kim Jong Un

Меню кремлевской внешнеполитической столовой (в отличие от меню столовой администрации президента на Старой площади) не очень разнообразно. Москва фактически предлагает северокорейской диктатуре то же самое блюдо, которое раньше подавала Саддаму Хусейну, Слободану Милошевичу, Виктору Януковичу, а сегодня — иранским муллам и Башару Асаду. Оно называется «Смена режима не пройдет!».

Российские власти, которые сами панически боятся смениться, полагают, что чем больше проблем они будут создавать Америке во всем мире, тем выше шанс, что с ними будут считаться и оставят в покое. В большинстве случаев кремлевская кулинария оказывалась так себе. Саддама повесили, Милошевич умер под судом в Гааге, Янукович (самый счастливый из всех) тратит наворованные миллиарды в московских ресторанах. Асаду и иранской теократии повезло больше — они пока при власти.

Холодная война-2 — официальная политика России

Официальная Россия, похоже, брала на некоторое время паузу, чтобы разобраться, что именно значит на практике трамповский лозунг America First («Америка прежде всего»). Разобрались: администрация Трампа-Пенса-Помпео-Болтона-Мэттиса не станет поддаваться на шантаж Кремля и Смоленской площади. Вывод: нужно стараться насолить Вашингтону более изощренно.

Объявлено, что президент Путин встретится с Ким Чен Ыном до конца года. То есть КНДР предложено потянуть время с Трампом, пока Москва (видимо, в согласии с Пекином) подготовит свой пакет предложений. Кстати, китайцам светиться в качестве главных оппонентов Америки по корейскому вопросу не с руки. Зато российскому руководству, давно живущему в бункере, все равно. И оно вполне может взять на себя инициативу по борьбе с корейской политикой Трампа.

В выигрыше оказывается Ким Чен Ын — он теперь может говорить, что и у него есть союзники, да еще какие. Поездка Лаврова в Пхеньян однозначно вызовет настороженную реакцию в Южной Корее и в Японии. Кремлю это не очень важно. По крайней мере пока Путину удается поддерживать у японского премьера Синдзо Абэ иллюзию, что когда-нибудь он сделает что-нибудь приятное для японцев со статусом островов Южно-Курильской гряды.

Не стоит, однако, забывать: у России, в отличие от Америки, Китая и Южной Кореи, очень мало рычагов воздействия на КНДР. Меньше разве что только у Японии. И поскольку в Кремле и на Смоленской площади этого не могут не знать, вывод напрашивается не самый веселый — холодная война-2 стала официальной российской политикой. Сохранение на восточных границах России непредсказуемой диктатуры с ядерной бомбой, конечно, не очень сообразуется с безопасностью страны. Но это не беда: отделять интересы государства и общества от своих собственных российская верхушка научилась уже давно.