Порошенко уже давно «сбитый лётчик», который вместо того, чтобы прыгать, и тикать, теперь в отчаянии пытается погубить управляемый им самолёт. Этакий камикадзе, для которого большая война, случись она сейчас, будет последней надеждой на спасение 

О чём молчит Юлия Тимошенко, и про что не говорит Петр Порошенко? О том, что в феврале 2015 года в Минске Украина обязалась провести выборы на Донбассе — с участием коллаборационистов, разумеется; внести изменения в Конституцию, обеспечив тем самым «политические условия» для легализации сепаратизма; взять на себя содержание оккупированных территорий; и только после этого Киев может получить контроль над границей. А может и не получить.

Именно этого — выполнения минских соглашений — настойчиво требует Москва, усиливая огневое давление на линии соприкосновения. Этого же требует от Порошенко Запад, опасаясь большой войны с Путиным, и желая возобновить в полном объёме экономическое сотрудничество с Российской Федерацией. Сначала деньги, говорят они, а потом стулья.

Но Банковая стоит на своём — сперва стулья, а потом только деньги. И не потому, что Пётр Алексеевич такой уж принципиальный, и не торгует суверенитетом — если бы не торговал, не подписал бы «Минск-2», а потому, что выполнение политической части минска означает для него безоговорочную потерю власти. Ни о каком втором президентском сроке после легализации сепаров нечего и мечтать. Тут и первый может закончиться внезапно.

В действительности, Порошенко никому не нужен, кроме своего самого ближайшего окружения, которое пойдёт на дно вместе с ним; остальные договорятся. Порошенко не нужен Западу, которому он уже изрядно надоел своей гипертрофированной жадностью и неспособностью решать вопросы в собственной стране. По этой же причине не нужен и нашей местной «элите», разве что остаётся сомнительным козырем в торгах с Юлией Владимировной. Не нужен Путину, для которого он только разменная монета в большой игре, которую всегда можно легко скинуть, как какого-нибудь Плотницкого из Луганска.

Порошенко уже давно «сбитый лётчик», который вместо того, чтобы прыгать, и тикать, теперь в отчаянии пытается погубить управляемый им самолёт. Этакий камикадзе, для которого большая война, случись она сейчас, будет последней надеждой на спасение — ведь тогда можно будет ввести военное положение, отменить выборы, и умотать в безопасный Нью-Йорк, просить у ООН заступничества от агрессии.

Это наверняка понимает и Путин, поэтому пока не отдаёт войскам приказ снова захватить сакральный Славянск (например), устроив котёл похлеще Дебальцево.

Это понимает Тимошенко, и не озвучивает до конца своих планов на договоряк с Путиным. Пусть сначала Порошенко выполнит свою последнюю роль — или сгорит в пламени войны, или выполнит самую трудную часть минских соглашений.

Одного не знают они оба, вернее, трое, если всё же Путин решится на большую войну, — как поведут себя те, кто в 2014-м уже стал на защиту Украины. Этого не знает никто наверняка. А вполне может случится так, что по итогам очередной военной авантюры Кремля, в истории не останется места ни для Порошенко, ни для Тимошенко, ни для Путина.

Юрий Касьянов, волонтер, активист