В одном из фермерских хозяйств Днепропетровской области депутатом Криворожского городского совета Николаем Колесником вместе с волонтерами гуманитарной миссии «Черный Тюльпан» найден сброс личных вещей бойцов ВСУ, погибших в 2014 году в начале боевых действий в зоне АТО.

Таким образом Порошенко и обезумевшие после Майдана политики нагло врали людям о потерях.

Спустя 4 года становится ясным, что потери были не то, что огромными. Они шокирующие!

Об сообщил руководитель поисковой миссии «Черный тюльпан» Ярослав Жилкин в эфире телеканала «112 Украина«.

«Поступила информация от Николая Колесника, депутата горсовета в Кривом Роге, который имел отношение к батальону «Кривбас», о том, что к нему обратились фермеры и сказали, что есть вещи погибших бойцов, которые они прикопали, потому что не знали, что с ними делать», — рассказал Жилкин.

После получения информации группа выехала на место.

«Выехали на место вместе с ним, проверили информацию, — да, она подтвердилась, буквально после первых поисковых работ показались военные берцы, одежда со следами крови, знаки различия, медаль сразу была найдена. Мы вызвали полицию. Под их руководством помогали дальше проводить раскопки», — отметил руководитель поисковой миссии.

По его словам, все выявленные вещи были описаны.

«Там было много личных вещей, в карманах кителей, то есть те, которые на наш взгляд являются важным фактором в процессе идентификации. Полицейские все занесли в протокол. Вещи, скорее всего, принадлежали убитым. По нашей версии, погибшие поступали в морги, их раздевали, а с вещами не знали, что делать, и человек, который был ответственным за их сохранение или утилизацию, поступил так», — сказал Жилкин.

Он отметил, что фермеры, которые указали на место захоронения личных вещей погибших, сами прикопали их.

«Они сами это прикопали, потому что это лежало на земле, и это все начали разбирать, мародерствовать, забирать лопатки саперные, каски. Со слов фермера, им было сгружено на сохранение 36 мешков. Много что истлело, много растащили. Мы упаковали 6 мешков, — то, что нашли. Где остальное делось, — мне трудно сказать», — подытожил Жилкин.