Несмотря на введение беспрецедентных санкций против Россииадминистрацией Трампа и Конгрессом США за прошедший год, президент Владимир Путин становится только более заинтересованным в причинении тяжкого вреда международному миру и стабильности. Об этом пишет в издании New York Times республиканец и член Комитета Сената по иностранным делам Кори Гарднер.

Наряду с усилением финансовых санкций против президента Путина и его приспешников, в запасе у американце есть еще один козырь, который усилит дипломатическое давление: Госдепартаменту следует рассмотреть вопрос о добавлении России в список государственных спонсоров терроризма, а также близких союзников Ирана и Сирии.

Моральное оправдание такого решения, по его мнению, вполне очевидно. Россия вторглась в соседние Украину и Грузию, она поддерживает жестокий режим Башара Асада и врагов Америки в Афганистане, а также ведет информационную войну против западных демократий, не говоря уже о ее вмешательстве в американские выборы в 2016 году.

На этой неделе Организация по запрещению химического оружия объявила, что Кремль пересек еще одну, ранее невообразимую черту, когда подтвердила выводы британского правительства о том, что российское военное химическое вещество, которое британские власти идентифицировали как Новичок, было использовано для отравления бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля и его дочери в английском городе Солсбери. Атака также привела к госпитализации британских сотрудников правоохранительных органов, которые посетили место происшествия, а также свидетелей.

Россия отрицает обвинения, но доказательства кричат об обратном.

«Так же как и серьезность совершенной в Британии атаки. Россия теперь официально ответственна за применение химического оружия против страны-члена НАТО на ее же земле. Это грубейшее нарушение суверенитета одного из наших важнейших союзников. Это требует серьезного американского ответа», — пишет республиканец.

Это шокирующее подтверждение от ОЗХО прозвучало как раз после кошмарных химических атак Асада против собственных же людей. Сирийский диктатор до сих пор у власти только потому, что Кремль обеспечивает ему интенсивную дипломатическую, военную и экономическую поддержку. Применение химического оружия против мирных жителей запрещено международным законом, в частности Конвенцией о химическом оружии. На самом деле сирийская химическая программа была одной из причин, почему США начали считать Дамаск спонсором терроризма.

Рядом с этим существуют доказательства, что Россия играет за оба лагеря в сирийской войне, поддерживая с одной стороны режим Асада, а с другой — усиливая силы радикалов, которые воюют против него. СМИ сообщали, что Москва оказывает материальную помощь «Исламскому государству», в частности поставляет организации новобранцев. Среди террористов теперь немало русскоязычных.

Вашингтон также знает о российской поддержке врагов США в Афганистане. 9 февраля 2017 года генерал Джон Николсон, который командует силами в центральноазиатской стране, сказал Комитету Сената по вопросам Вооруженных сил, что Россия начала «публично легитимизировать Талибан» с целью «подорвать усилия США и НАТО».

«Более того, российская незаконная и аморальная война против Украины не заканчивается. После российской аннексии Крыма в 2014 году и дальнейшей поддержки подконтрольных России марионеток в Донбассе международное сообщество не смогло адекватно ответить на российскую агрессию, которая продолжается до сих пор. И цена такой ошибки сокрушительная. Более 10 тысяч украинцев погибли на войне, а 1,7 миллионов человек были переселены», — пишет американский политик, напоминая и о том, как российские силы сбили малайзийский «Боинг 777» над Донбассом, убив 298 человек на борту.

«Именно поэтому я планирую представить законопроект, который будет требовать от Госдепартамента в течение 90 дней определить, соответствует ли Россия критериям, чтобы быть признана страной, которая спонсирует терроризм. Если ответ будет утвердительный, Россия столкнется с ограничением американской внешней помощи, запретом оборонного экспорта и продаж, ограничениями продажи определенных американских компонентов двойного применения, а также с финансовыми и другими ограничениями», — отметил Гарднер.