«Вы представляете, что в сквере в Солсбери, где на скамейке обнаружили в агонии отца и дочь Скрипалей, могла запросто оказаться группа детей?» – обратился к воображению коллег и премьер-министра Терезы Мэй один из британских парламентариев.

Помимо бывшего полковника ГРУ и его дочери серьезное отравление получил полицейский Ник Бейли, первым оказавший им помощь. Очень важно для понимания реакции властей Великобритании и в целом британского общества, что для них речь идет не о разборках между россиянами со смертельным исходом. Поднят вопрос о применении на территории страны оружия массового поражения.

В отличие от случая с использованием полония в отношении экс-кагэбиста Александра Литвиненко в 2006 году, когда поражающее вещество было определено едва ли не случайно и в последний момент, покушение на Сергея Скрипаля с помощью бинарного отравляющего вещества так называемой группы «новичок», разработанного в СССР, практически означает демонстративную подпись российских спецслужб. Дескать, так будет с каждым предателем.

Лондон оставлял шанс Москве заявить, что та, возможно, утратила контроль над какой-то частью своих химических запасов, выразить пусть и неискреннее соболезнование пострадавшим и подключиться к расследованию. Прикинуться святой. Но официальная реакция России оказалась настолько вызывающей и оскорбительной, что с полным правом была расценена британцами как очевидное подтверждение вины и даже дикая попытка бравировать нею.

Рассуждения о том, достаточно ли сильно правительство Терезы Мэй ответило на российскую угрозу, пока, в общем, не имеют смысла. Высылка 23 сотрудников разведки, работавших под дипломатическим прикрытием, это лишь начало. Все самое важное и существенное будет происходить потом. Причем у британского руководства, судя по обсуждению в парламенте, есть четкое представление, что наибольший эффект будут иметь совместные действия с партнерами по НАТО и другими союзными странами, а также подключение международных институтов – того же Совета Безопасности ООН. Ставить на место слетевший с катушек Кремль будут тесным сплоченным коллективом.

Вопрос поднимается в контексте сознательного применения российскими властями средства массового поражения на территории страны – члена НАТО

По новому в этой связи звучат обвинения в неоднократном и задокументированном использовании в Сирии химического оружия войсками Башара Асада, союзника Владимира Путина. В общем, отвечать придется как за нынешние грехи, так и за прошлые. Накопилось.

Укрощение России, в этот раз не на шутку напугавшую Запад своим варварским поведением, не имеет предельных сроков. Трудно даже представить себе, какие шаги навстречу раздраженным оппонентам должен сделать Кремль, чтобы снять давление, которое начнет нарастать буквально по всем направлениям. Ведь Владимир Путин, судя по всему, как раз настроен идти на откровенное ухудшение отношений, даже без имитации приличий. Британию, кстати, отброшенные российским руководством приличия уязвили едва не больше, чем сам эпизод с «новичком».

Нас, конечно, не может не радовать такое, пусть и запоздалое, прозрение западных партнеров, которым слишком долго казалось, что с Путиным можно иметь дело, несмотря на его многочисленные и всем известные преступления норм права и совести. Последняя капля в чаше терпения оказалась каплей бинарного отравляющего вещества. Но при этом не следует забывать о собственной уязвимости. Британия и ее партнеры намерены резко нарастить свой потенциал национальной и коллективной безопасности. Украине важно не оказаться завистливым сторонним наблюдателем этих процессов, ведь угрозы Западу не идут ни в какое сравнение с теми угрозами, которые Россия представляет для нашей страны.

Автор: Леонид Швец

Источник: focus.ua