Очередное разоблачение топ-коррупции появилось не в материалах НАБУ не в журналистских расследованиях.Легко и непринужденно его озвучила ведущая канала «Прямой», — пишет известный журналист Дмитро Гнап в Facebook.

На вопрос детектор Медиа: «Есть Прямой канал принадлежит президенту Порошенко?» ведущая ответила:

«ДА ВЫ И САМИ МОЖЕТЕ ДОГАДАТЬСЯ! ВСЕ ТЕЛЕКАНАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ ПРЕДСТАВИТЕЛЯМ ВЛАСТИ … А ДАЖЕ ЕСЛИ И ПРИНАДЛЕЖИТ ПОРОШЕНКО, НУ И ЧТО?» — НАИВНО УТОЧНЯЕТ ЭТА ТЕЛЕДИВА.

Как там написано в одном произведении: «Молчите, принцесса. Вы так невинны, что можете сказать страшные вещи …»
Потому что если настоящий владелец Прямого — президент Порошенко или его ближайшее окружение, то это значит как минимум три вещи:

1. Нынешний президент и его друзья нарушают закон о прозрачности медиасобственности, который предусматривает раскрытие имен истинных владельцев каналов. Мы и раньше подозревали, что нынешний владелец канала экс-регионал Макеенко — просто обычный Мурзилка, подставное лицо, которое согласилось собой прикрыть настоящих хозяев канала. В Макеенко банально нет столько денег на такую ​​дорогую игрушку как этот телеканал. Подозрения относительно фиктивности собственности Макеенко не доказаны, полдоказаны. Но с каждым днем, я думаю, мы будем получать все больше свидетельств того, что владельцами Прямого есть совсем другие фигуры. И тут возникает второй вопрос:

2. А за чей счет этот банкет? Если в Макеенко денег на канал нет, то откуда они? Вряд ли окружение президента вкладывает в «Прямой» прибыль из продажи конфет Рошен. Иначе это, как минимум, отображалось бы в отчетности самой корпорации. Так, наверное, эти деньги вынимаются из масштабных коррупционных схем, типа: Центрэнерго, Роттердам +, Одесский припортовый, О Укроборонпроме и думать не хочется.
Следовательно, всю эту карусель мягкой пропаганды власти на Прямом мы оплачиваем из собственных карманов. И несмотря на этот горький вывод, мы наталкиваемся на еще один. Еще хуже.

3. Прямой канал ранее назывался Тонис. И принадлежал сыну экс-президента Януковича — Александру. И канал почему-то не Генпрокуратурой забран в собственность государства в пределах спецконфискации. Как и углеобогатительных фабрик Семьи Януковича. И как газовые месторождения Семьи Януковича. А оказался в руках людей очень близких к нынешнему президенту.

И мы можем только догадываться чем расплачивалась власть нынешняя за эти вкусные активы с властью прежней. Ну, наверное, не деньгами. Потому что, например, Oleksa Shalayskiy заметил, что в коррупционных делах до сих пор ГПУ не выдвинула ни одного подозрения Януковичу.

Именно по делам о завладении имуществом и деньгами.

Там есть Курченнко, Кашкин, Арбузов.

А вот Януковичей нет. По Януковичу есть разве что дело о государственной измене, которую адвокаты экс-президента не без успеха в суде пытаются развалить.+

Так в очередную годовщину расстрелов на Майдане давайте еще раз послушаем, как нам нынешняя власть расскажет нам о преступном режиме Януковича.

И как она этот режим беспощадно наказывает, лишая его вкусных активов и ресурсов.

«А навіть якщо Прямий канал має відношення до Порошенка, то що?» — Ірина Ратушна

Чи правда, що Телеканал "Прямий" має безпосередній стосунок до Петра Порошенка? Розмови про це у колах медіаекспертів і далеко за їх межами з'явились ще власне до старту роботи каналу. Зустрівши Ірину Ратушну, ведучу "Прямого каналу", перед початком церемонії нагородження "Viva! Найкрасивіші 2018", "Відеотека" вирішила скористатися нагодою і таки спробувати отримати пряму відповідь на пряме питання. Як розцінювати відповідь Ірини, залишаємо на розсуд нашої аудиторії.Ірина Ратушна

Posted by Детектор медіа on Montag, 5. Februar 2018

Posted by Dmytro Gnap on Dienstag, 20. Februar 2018