Генерал-лейтенант Джеффри Харригиан – глава Центрального командования ВВС США (это командование со штаб-квартирой в Катаре отвечает, в частности, за операции в Сирии, Ираке и Афганистане). Он стал первым высокопоставленным американским военным, официально прокомментировавшим бой под Дейр-эз-Зором, в результате которого вечером 7 февраля погибли – как с оговорками признал в четверг и МИД РФ – российские граждане.

Комментарии генерала в целом не противоречили опубликованным ранее американскими СМИ (сначала телеканалом CBS, а затем агентством Bloomberg и многими другими) сообщениям со ссылкой на неофициальные источники в Пентагоне: бой был, «проправительственные сирийские силы» начали его первыми, американцы нанесли удар по противнику, предварительно позвонив российским военным, противник отступил, потеряв около 100 человек, сведений о гражданстве тех, кто наступал на их курдских союзников, у американцев нет. Ответы Харригиана, однако, содержат значительное количество деталей, интересных для анализа.

  • Генерал довольно подробно – насколько это было возможно — описал детали боя, включая те силы и средства, которыми «сторонники режима» атаковали позиции Сирийских демократических сил и американских советников, и которые были использованы для защиты.

Враждебные силы начали неспровоцированную скоординированную атаку через реку Евфрат на постоянную позицию СДС.

Враждебные силы начали атаку, обстреляв позицию СДС из артиллерии и танков. После этого формирование численностью до батальона пешим порядком попыталось осуществить наступление на партнерские силы под прикрытием поддерживающего огня артиллерии, танков, ракетных систем залпового огня и минометов.

Силы коалиции ответили на атаку так:

На земле передовые авианаводчики ВВС, прикрепленные к СДС, наводили точечные удары авиации и наземной артиллерии в течение более трех часов, управляя огнем [истребителей] F-15E, [ударных беспилотников] MQ-9, [стратегических бомбардировщиков] B-52, [«летающих батарей» –​штурмовиков Сил специальных операций] AC-130 и [ударных вертолетов] AH-64 Apache. Против наступавших сил агрессоров было применено множество высокоточных боеприпасов, а также штурмовых ударов с бреющего полета. Наступление было остановлено, несколько артиллерийских орудий и танков были уничтожены.

Особое внимание тут следует обратить на участие в отражении атаки бомбардировщиков Б-52, что в локальных столкновениях вообще-то редкость. На ожесточенность боя указывает тот факт, что он продолжался более трех часов. После того, как противник отступил в западном направлении, огонь, по словам генерала, был прекращен.

  • Наступление на позиции союзных курдских сил готовилось в течение нескольких дней.

Хотя эта атака была неспровоцированной, она не стала для нас полной неожиданностью. Коалиция наблюдала постепенное сосредоточение живой силы и техники в течение предыдущей недели. Мы напоминали российским представителям о присутствии в этом районе СДС и коалиции по линии предотвращения инцидентов. Наши предупреждения были направлены задолго до нападения враждебных сил.

  • О потерях американских сил и их союзников генерал не упомянул. Касаясь же потерь противника, он не стал подвергать сомнению цифру в примерно 100 убитых. Генерал также подчеркнул, что у американского командования действительно не было – и до сих пор нет информации – кто же все-таки наступал, за исключением самой общей оценки, что это были «проправительственные» силы, то есть сторонники Башара Асада, но при этом не собственно регулярная сирийская армия. Соответственно, Харригиан не владеет информацией и о том, были ли среди наступавших граждане России. При этом, по его словам, американцы сейчас пытаются собирать дополнительную информацию об инциденте. Генерал несколько раз, отвечая на разные вопросы, повторил высказанные выше соображения:

Я знаю, что вы зададите мне этот вопрос, поэтому хотелось бы ясно заявить, что я не собираюсь делать предположений о составе этих сил или о том, кому они подчинялись. Как я неоднократно заявлял в течение почти двух лет на посту командующего ВВС коалиции, наши усилия сосредоточены на единственном враге: ИГИЛ. Мы не стремимся развязать боевые действия с кем-то еще, однако, как на прошлой неделе заявил министр [обороны США Джеймс] Мэттис, «если вы будете нам угрожать, вы надолго запомните этот день».

<…>

Нэнси Юссеф, Wall Street Journal: Хотела прояснить один вопрос, поднимавшийся ранее. Вас спрашивали, сколько человек убито, и последняя цифра, которую мы слышали — сто. Помогите, пожалуйста, понять — изменилась ли эта цифра? Есть ли у вас причины полагать, что она изменится? Или же вы продолжаете быть уверены, что погибло 100 человек?

Ген. Харригиан: Насколько мне известно, эта цифра не изменилась. Мы продолжаем разбираться, что произошло, и оценивать это столкновение, и это… с моей точки зрения, эта цифра, которая сообщалась, до сих под анализируется и переоценивается, и я уверен, что эта оценка будет продолжаться.

Вопрос: Что касается количества бойцов, приблизившихся к силам США –​по-прежнему считается, что их было от 300 до 500?

Ген. Харригиан: ​ Да, мэм. Мы говорим о пешем отряде численностью до батальона. Другими словами, для тех, кто продолжал атаку, эти цифры –​лучшая оценка.

  • И все же – кто наступал на позиции американских союзников? Формула генерала Харригиана – «сторонники режима» (Башара Асада):

Вопрос: Я попрошу еще уточнить, поскольку я не вполне услышала ответ.

Когда вы говорите «сторонники режима», исключает ли это силы, которыми командует правительство Асада?

Ген. Харригиан: Это все… это все часть сил режима и сторонников режима.

Итак, мне кажется, конкретный ответ на ваш вопрос: «сторонники режима» –​ это все, кто выступает на стороне режима.

  • На прямой вопрос корреспондента CNN, не скрывает ли генерал известную ему информацию, что в столкновении участвовали россияне, чтобы не осложнить отношения с Москвой, Харригиан вновь повторил, что это еще предстоит выяснить, и заверил, что не получал приказов скрывать информацию.

Я могу лишь сказать, что мы продолжаем тщательно изучать состав этих сил. Сейчас мне не стоит делать предположений, поскольку нам понадобится время, чтобы… чтобы полностью понять, кто там был. И, я думаю, вы хорошо знаете, что в этом участвуют различные группы, и что всегда сложно точно отделить одних от других, так что нам приходится подходить с должной тщательностью.

  • Наверное, самая интересная часть ответов касалась взаимодействия американских и российских военных. Генерал ушел от прямого ответа на вопрос, что говорили российские военные в ответ на звонки. Он лишь подтвердил, что коммуникация осуществлялась «профессиональным порядком» и – это важно – осуществлялась как до воздушной атаки американских сил, так и во время боя и после него, то есть каналы связи для российской стороны все время открывались открытыми.

Мы немедленно связались с представителями России по телефонной линии предотвращения инцидентов, чтобы оповестить их о неспровоцированной атаке на известную [им] позицию СДС и коалиции. После этих переговоров представители коалиции одобрили удары с целью уничтожения враждебных сил.

France Presse:​ Когда происходили переговоры между коалицией и Россией до удара, не показалось ли вам, что кто-то из тех, кто там был, подчинялся России или что это на самом деле были российские наемники? И как бы вы охарактеризовали прошедшие переговоры? Вы ощутили противодействие со стороны России? Сказали ли они «Пожалуйста, бомбите»? Можете хоть немного прояснить этот вопрос?

Ген. Харригиан: Скажу вам, что, как я указывал, линия предотвращения инцидентов продолжала работу и работала бесперебойно на протяжении недели до удара. Переговоры по этой линии оставались профессиональными, мы продолжаем вести такие переговоры ежедневно. Как я уже говорил, я не хочу, не хочу делать предположений о том, кто там был. Мы будем продолжать изучать этот вопрос. Однако я считаю, что важно признать, что до, во время и после [инцидента] линия предотвращения инцидентов продолжала работу и, как я уже отмечал, переговоры по предотвращению инцидентов в районе, где прошла эта операция, носили профессиональный характер.

Вопрос: (Неразборчиво) …я просил вас как-нибудь охарактеризовать эти переговоры. Выступали ли россияне против ваших ударов?

Ген. Харригиан: Как я уже говорил –​ переговоры носили профессиональный характер. Переговоры о предотвращении инцидентов не выходили за рамки профессионального общения в течение всего времени, пока развивались события, приведшие к этой ситуации.

  • Генерал подчеркнул, что главной и по сути единственной целью присутствия американцев в Сирии является борьба с ИГИЛ, однако они готовы защищать себя и своих союзников от нападений, от кого бы они ни исходили.

Вопрос: Хотелось бы уточнить, то, что какие-то сторонники режима выжили в этом море огня –​ верно было бы говорить, что вашей целью не было убить их всех?

Ген. Харригиан: Нашей целью в той ситуации была самозащита, не более и не менее.

И поэтому, как я уже подчеркивал, как только… как только командир наземных сил, ближайший к месту боя, счел, что защитил наши силы, и что противник больше не представляет для него угрозу, мы прекратили удары в этом районе. Это было исключительно его решение.

Я думаю, что всем нам важно вновь признать, насколько эффективно он принял эти решения. Я очень высоко ценю его усилия.

Вопрос: Можете хотя бы примерно сказать, сколько бомб и снарядов –​«очень много», хотя бы по весу?

Ген. Харригиан: Знаете, может быть, в будущем мы рассмотрим этот вопрос. <…> должно быть предельно ясно, что кто угодно, кто попытается нас атаковать, запомнит этот день надолго.​

В последние сутки, между тем, начали поступать сообщения о множестве раненых в этом бое в Сирии, доставленных в госпитали министерства обороны России. Reuters со ссылкой на свои источники пишет как минимум о 50 раненых. Один из приближенных Игоря Стрелкова (Гиркина) Михаил Полынков написал, что посетил в госпитале одного из раненых, и, по его впечатлению, информация о 600 погибших подтверждается. Тут, впрочем, отметим, что цифру 600 погибших в связи с боем не называет никто, кроме окружения Стрелкова. Как правило, в источниках, на которые ссылаются западные СМИ, фигурируют оценки потерь российских граждан убитыми от нескольких десятков до двухсот. Кто что писал о числе жертв — можно посмотреть в табличке, составленной CIT:

 

Представитель незарегистрированной партии «Другая Россия» Александр Аверин также подтвердил, что в госпитали привезли раненых в Сирии. На его слова сослалось вечером в среду даже агентство РИА Новости. Впрочем, уже через несколько минут заголовок новости изменился и стал повествовать о том, что СПЧ не получал обращений о Сирии. Слова Аверина в новости остались, но перекочевали в нижнюю половину текста. А к утру из материала исчезли и упоминания о представителе «Другой России». Кстати, «нацболы» сейчас ищут еще одного своего соратника, пропавшего в Сирии.

Всего к утру пятницы известны имена девяти россиян, предположительно погибших в бою, о котором говорил генерал Харригиан. Представитель МИД России Мария Захарова накануне заявила, что в Сирии при ударе сил коалиции, возможно, погибли пятеро граждан России, не являющихся военнослужащими, и назвала сообщения о больших потерях «дезинформацией».