Эта статья – часть из серии, посвященной первому году президентства Трампа.

Джон Хербст:

Будучи кандидатом и уже избранным президентом, Дональд Трамп беспрерывно говорил о необходимости улучшить отношения с Россией. Он также положительно отзывался о президенте России Владимире Путине. В первые недели работы Трамп и его администрация стали серьезно рассматривать возможность если не отмены, то ослабления санкций в отношении России, введенных в связи с войной Москвы на Донбассе и ее вмешательством в президентские выборы в США. Таким образом, существовали серьезные ожидания, что Трамп будет проводить более мягкую политику в отношении России, чем его предшественник Барак Обама.

Однако несколько факторов не позволили сбыться надеждам Кремля. Во-первых, высокопоставленные сотрудники национальной безопасности, избранные президентом, хорошо понимали, что политика Кремля по сути агрессивна. Это было очевидно и для госсекретаря Рекса Тиллерсона, и для министра обороны Джеймса Маттиса, и для советника по национальной безопасности Герберта Макмастера и для главы аппарата Белого дома Джона Келли. Они выступили против идеи совершить односторонние уступки Москве в попытке «улучшить отношения». Во-вторых, существует высокая обеспокоенность общественности по поводу особых контактов между избирательной командой Трампа и имеющими связи в самых высоких кругах россиянами.

Средства массовой информации, а затем специально назначенный прокурор приступили к расследованию, чтобы выявить наличие сговора между командой Трампа и Кремлем, нацеленного на подрыв позиций кандидата в президенты Хиллари Клинтон. Эти факторы сделали особо сложным для Трампа осуществление намерения проводить мягкую политику в отношении Москвы.

Решающим фактором стала позиция Конгресса. Представители Демократической партии в Конгрессе полагают, что Кремль проводил специальную операцию против Клинтона на президентских выборах, поэтому демократы не согласны смягчить политику в отношении России. В то время как республиканцы в Конгрессе были не против поддержать внешнюю политику своего президента, они тоже не нашли причин ослабить подход США к агрессивному Кремлю.

Этот последний фактор имеет критическое значение для проводимой США политики санкций. Первоначальные призывы команды Трампа пересмотреть санкции вызвали бурную реакцию Конгресса, что в конечном итоге привело к принятию прошлым летом нового и более жесткого законодательства о санкциях.

Старшие советники по вопросам национальной безопасности провели широкую кампанию и убедили Трампа предоставить Украине смертоносное оружие, в том числе широко обсуждаемые противотанковые ракеты Javelin. Обама в свое время проявил робость и не разрешил предоставлять такое оружие, заявляя, что это приведет к эскалации в отношениях с Кремлем.

Какой бы ни была личная расположенность Трампа, какими бы ни были его заявления, администрация этого президента выработала более жесткую и более мудрую политику в отношении России, чем ее предшественница.

Оригинал на Atlantic Council

Перевод: Андрей САБАДЫР,