Очень внимательно перечитал подготовленный к рассмотрению во втором чтении законопроект №7163, пишет  Bohdan Yaremenko  на странице Facebook

Устрашает.

Там, правда, есть несколько положительных изменений (как отказ от упоминания о Минских договоренностях и фактически отказ от амнистии). Но…

Под прикрытием демагогии об определении России агрессором проект закона:

является ударом по парламентаризму, сужает права Верховной Рады;
существенно, неоправданно и опасно расширяет права и возможности президента и частично исполнительной ветви власти.

Предоставленные в обход Конституции широкие права и возможности для президента могут быть использованы им не только в целях организации обороны и отпора вооруженной агрессии, но и для вмешательства в политические процессы в Украине;

не только не устраняет пробелы между требованиями законодательства и действиями президента при организации отпора вооруженной агрессии, но и окончательно выводит действия власти за пределы правового поля, создает условия бесконтрольности для таких действий, что, наиболее вероятно, приведут к массовому нарушению прав граждан;

узаконивает торговлю с оккупированными территориями (хотя положение о том, что порядок перемещения товаров определяется оперативным штабом, изменено на «Кабинетом Министров Украины»).

В частности, законопроект (п. 2 ст. 11) вопреки положениям п. 9 и п. 31 ст. 85 и п. 19 ст. 106 Конституции Украины заочно одобряет несуществующие решения президента по организации отпора вооруженной агрессии, применение Вооруженных сил и заранее оправдывает любые неправомерные действия президента в этом контексте в будущем.

Законопроект предоставляет президенту полномочия определения границ временно оккупированных территорий, хотя по Конституции это полномочия Верховной Рады (ст. 1).

В нарушение Конституции Украины законопроект (ст. 8) предоставляет президенту право единолично, без согласия Верховной Рады Украины, принимать решение о «начале и завершении мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпору и сдерживанию вооруженной агрессии Российской Федерации», что фактически означает право решать возможность применения Вооруженных сил на территории Украины без согласия парламента.

Законопроект фактически отменяет АТО, вместе с тем, игнорируя положения закона об обороне, вводит новый способ отпора вооруженной агрессии – «меры по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях».

Таким образом, вместо утвержденного в законодательстве порядка организации отпора вооруженной агрессии (создание ставки верховного главнокомандующего и так далее) создается новый порядок – Объединенный оперативный штаб Вооруженных сил Украины, назначается командующий Объединенными оперативными силами. Назначения, а также утверждения положения об Объединенном оперативном штабе осуществляет единолично президент Украины (ст. 9).

То есть президент, с одной стороны, снимает с себя политическую и правовую ответственность за уклонение от реализации предусмотренного законом об обороне сценария отпора вооруженной агрессии, а с другой – получает полный единоличный контроль над процессом в объеме, который приравнивается к состоянию войны.

Кроме того, последний пункт ст. 9 («вмешательство любых лиц независимо от должности в управление мероприятиями по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях не допускается») фактически может означать полную неподконтрольность и неподотчетность президента, командующего Объединенными оперативными силами и Объединенным оперативным штабом.

Это подозрение укрепляет и положения ст. 10, предоставляющие командующему Объединенными оперативными силами принимать решение о допуске лиц к району осуществления мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации. Решение командующего, в соответствии с положениями той же статьи, являются обязательными для всех граждан и должностных лиц.

Следует особо подчеркнуть, что президент и подчиненные только ему представители командования Вооруженных сил Украины без объявления военного положения получают полные и фактически неограниченные полномочия и контроль над территориями, которые они единолично определяют как район осуществления мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпору и сдерживанию вооруженной агрессии Российской Федерации на период, который определяется ими единолично.

Фактически президент Украины и властное большинство пытаются использовать этот закон не для укрепления обороноспособности, исправления ошибок, допущенных в первые четыре года войны, а пользуются ситуацией для усиления/увеличения полномочий президента.