Жители Донецка с тоской вспоминают о прошедшей мирной жизни, проходя мимо разрушенных или сгоревших зданий своего родного города. Оккупационные «власти» не спешат восстанавливать даже жилые дома в окраинных районах у линии фронта, что уж говорить о дворцах спорта и молодежных центрах.

«Клялись, что все восстановят, но даже не начинали. Вот ледовая арена «Дружба». В ней был пожар еще в 2014 году. Кусок правого крыла выгорел, но оттуда даже не убрали осколки стекол. Вообще, удивительно, как там не рухнуло все, – удивляется дончанин Александр Юревич. – А ведь когда-то это была еще одна гордость Донецка после «Донбасс Арены». Когда были матчи, тут все сверкало, шумело, гудело, жизнь била ключом. А сейчас – какая-то зона отчуждения, местная Припять».

Как и «Донбасс Арена», «Дружба» в 2014-2015 годах стала большим пунктом выдачи гуманитарной помощи Штаба Рината Ахметова. Живущая в доме напротив Александра Зинченко вспоминает, как люди приезжали задолго до открытия и терпеливо ждали.

«Ехали из Макеевки сюда, как за последней соломинкой, потому что есть нечего было людям. Сколько тут женщин плакали, что в доме ни крошки хлеба, что деньги на автобус пришлось занимать. И какие потом все счастливые были, что у них теперь есть продукты! И где теперь то счастье? Пусто везде, только ветер гуляет», – огорчается Александра Михайловна.

Дворец молодежи «Юность» с вывеской «Мы работаем», сгоревший от попадания снарядов молодежный центр в Калининском районе, бизнес-центр на Ветке, не говоря уже об аэропорте, автовокзале «Западный», гостинице «Полет», супермаркете «Метро» – все это разбито и вряд ли будет восстановлено. Дончане утверждают – привыкнуть к этому невозможно даже за почти четыре года оккупации.

«Все это живет в воспоминаниях, в разговорах на тему «А помните?» Такое забыть невозможно, если наш город, который был красивым и сильным, стал серым, скучным, полуразрушенным провинциальным городишком, – утверждает житель Донецка Андрей. – Вот посмотрите – супермаркет «Бум» возле универмага «Белый лебедь». Когда на «Донбасс Арене» проходили футбольные матчи, то «Бум» был центром послеигровой жизни: здесь скупались огромные запасы пива, закуски, народ отмечал победу или проигрыш прямо здесь, у входа и все было как-то живо, по-свойски. А сейчас? Супермаркет, как и универмаг, закрыт с 2014 года, то есть просто пустые здания стоят в центре города и никому не нужны. Это показатель уровня нашей теперешней жизни».

Вряд ли будет возрожден и многострадальный Путиловский мост, взорванный в 2015 году, по которому в мирное время ездили в населененные пункты к северу от Донецка и не только. Боевики уничтожили его в стратегических целях, опасаясь наступления украинской армии, но пока мост всего лишь символизирует печальные последствия прихода оккупантов в Донецк.

«У нас забрали лесопосадки, где мы отдыхали, ставки, где мы купались, аэропорт, жд-вокзал, школы, детские сады… Нас лишили нормальной гуманитарной помощи, которую получали не только глубокие старики, как сейчас, но и все, кто в ней действительно нуждался. Пустые здания с дырами от снарядов – это приговор Донецку от боевиков, – считает дончанка Нелли Калмыкова. – Они разрушили наш город и никто не собирается его восстанавливать».