Военные расходы крупных стран, прежде всего США, Китая и России, продолжают расти. Немало бюджетных средств поступает на разработку новейших типов вооружений. Недавно Соединенные Штаты в открытую заявили, что рассматривают космос в качестве пространства для ведения войны. Государства вкладываются в беспилотники и гиперзвуковые технологии. Именно такое вооружение может стать главным в третьей мировой войне, если она все-таки начнется. Рассказываем об оружии будущего.

Об этом пишет лента.ру

На Земле и в космосе

Размещение оружия в космосе предоставляет практически безграничные возможности для уничтожения противника. Хотя строительство ракетных баз на Луне или доставка астероида на околоземную орбиту и сброс его на цель сегодня выглядит фантастикой, уже существуют технологии, позволяющие использовать космос для ведения войны.

Крайне перспективным считается вывод на околоземную орбиту корабля с электромагнитным оружием (ЭМИ). Электромагнитный импульс способен парализовать электрические сети и системы управления, контроля, связи, сбора и компьютерной обработки информации, наблюдения и разведки C4ISR (Command, Control, Communications, Computers, Intelligence, Surveillance and Reconnaissance) противника.

Ракету с ЭМИ, запущенную с околоземной орбиты, перехватить гораздо сложнее. Вывести такое оружие в космос сегодня способны США, Китай, Россия, Индия, Япония и страны ЕС. Особенно эффективным ЭМИ может быть при применении против «стран-изгоев» (Ирана и КНДР), которым фактически нечем ответить.

Не менее перспективно размещение оружия направленной энергии (лазерное оружие) на спутниках для перехвата баллистических ракет практически сразу после старта. В настоящее время фактически единственным космическим оружием можно считать маневрирующие аппараты, которые испытывают США, Китай и Россия, а также многочисленные наблюдательные спутники.

Гиперзвуковые крылатые ракеты

Особенность крылатых ракет — способность к маневрированию. Это позволяет уклоняться от противоракет противника и чрезвычайно точно поражать цель. Главное преимущество гиперзвуковых ракет — развиваемая ими скорость, превышающая пять чисел Маха (более шести тысяч километров в час). Перехватить такие ракеты чрезвычайно трудно. Гиперзвуковые крылатые ракеты открывают огромные возможности для военных. Такая ракета способна менее чем за час поразить любую цель на планете.

Это послужило основой американской концепции мгновенного глобального удара PGS (Prompt Global Strike), развиваемой с 2001 года. Военные сосредоточились на изделии X-51A Waverider, развивающем скорость в семь-восемь чисел Маха, с дальностью полета около двух тысяч километров и высотой до тридцати километров. Запускать ракеты планируется с самолетов стратегической авиации, демонстрационные образцы оружия должны быть изготовлены в 2020 годах.

В России также работают над гиперзвуковой крылатой ракетой. О первых испытаниях «Цирконов» сообщалось 17 марта 2016 года. Кроме того, проекты в этой области реализуются в Китае и Индии.

Умные беспилотники

Самое важное событие в оборонной промышленности за последнее десятилетие — появление БПЛА (беспилотных летательных аппаратов). С совершенствованием технологий дроны берут на себя все больше функций. Не исключено, что беспилотники полностью вытеснят пилотируемые самолеты в большинстве боевых задач.

Пока подавляющее большинство БПЛА нуждается в человеке — речь идет прежде всего об удаленном управлении и контроле за устройством. Более того, ключевые решения, касающиеся ликвидации цели, в настоящее время вообще не принимаются без участия человека.

Например, поиск цели и пуск американской ракеты класса воздух-земля с лазерным или радиолокационным наведением AGM-114 Hellfire, устанавливаемой с 2007 года на беспилотник MQ-1 Predator, требует участия человека. Однако скоро БПЛА станут полностью автономными.

Это связано с прогрессом в развитии искусственного интеллекта (ИИ). Подобные системы смогут самостоятельно принимать решения, касающиеся в том числе жизни и смерти. Именно это имеют в виду ученый Стивен Хокинг и бизнесмен Илон Маск, регулярно напоминающие об опасности неконтролируемого развития ИИ.

Автономные БПЛА, наделенные самым совершенным ИИ, смогут работать продолжительное время, а в случае необходимости мгновенно принимать решение. Сторона конфликта, располагающая таким оружием, получит ключевое преимущество над остальными участниками военных действий. Это прекрасно понимают в США, Китае, странах ЕС и России.

«Искусственный интеллект — это будущее не только России, это будущее всего человечества. Здесь колоссальные возможности и труднопрогнозируемые сегодня угрозы», — заявил 1 сентября 2017 года на форуме «Проектория» президент РФ Владимир Путин. По его мнению, «тот, кто станет лидером в этой сфере, будет властелином мира».

Последние аргументы

К перспективным видам нового оружия также можно отнести самолеты-невидимки, использующие стелс-технологию, рельсотроны, разгоняющие снаряд электромагнитным полем, и кинетическое оружие, действующее из космоса. Ядерное оружие тоже не утратит актуальности, оставаясь последним аргументом в войне будущего, а вот крупные и дорогостоящие военные подлодки, скорее всего, лишатся особого значения. Их все легче обнаруживать при помощи групп небольших и недорогих беспилотников.

Способность разрабатывать новейшие вооружения многое говорит о государстве. В октябре 2017 года президент Российской академии наук Александр Сергеев фактически признал, что современной отечественной науке нечего предложить военным. «Не будет у нас фундаментальной науки, это будет большая беда, потому что по многим направлениям — военным и другим — научно-технический задел исчерпан. Он может восстанавливаться только фундаментальной наукой», — подчеркнул ученый в ходе встречи с членами Совета Федерации.

Академик озвучил давно известную истину: без поддержки фундаментальной науки потенциал прикладных исследований ограничен во времени и в конечном итоге исчерпывается, в результате чего страна попадает в технологическую зависимость от других государств. «Если у нас не будет результатов фундаментальной науки, то нашему производству и прикладной науке придется закупать результаты фундаментальных исследований за рубежом. А там, извините, продадут вовсе не современное. Современное нужно самим. Продадут то, что вышло из надобности», — полагает Сергеев.