72-летний забайкальский пенсионер Анатолий Вертипрахов написал письмо президенту Путину, в котором попросил вырыть ему могилу и купить гроб. Судебные приставы наложили арест на его счет и сняли с него все деньги.

Письмо пенсионера к президенту наделало много шуму, однако его просьба по-прежнему актуальна: несмотря на заявления чиновников, обещавших ему вернуть пенсию, заблокированную приставами в счет долга за услуги ЖКХ, ни копейки на счет пенсионера до сих пор не вернули.

Радио Свобода привело накануне жуткий рассказ этого российского пенсионера о том, что он думает про нынешнюю жизнь и отношение к простым людям, которых обирают со всех сторон.

• • •

– Я, если честно, особо-то не надеялся на такой шум, до этого ведь мы писали в прокуратуру, в администрацию поселения и района, лично с жалобами приходили – ответа ноль. Зато сейчас, после шума в СМИ, они сами звонят, выходят на контакт. Кто мы? Нас тут собралась небольшая группа общественников-пенсионеров, больше года пытаемся добиться того, чтобы наши дома, наконец, поставили на баланс поселения Ясное, иначе мы не можем ни приватизировать квартиры, ни, опять же, законно платить за воду и тепло.

Понятно, что письмо Путину это уже от безнадеги, когда все нормальные шаги, по закону, предприняты. Оказалось, только такое шутовское и имеет отклик. Хотя, по сути, несмотря на большой резонанс в обществе, до сих пор ничего в моей проблеме не решилось. На счету моем по-прежнему ноль рублей ноль копеек посоле того, как приставы сняли всю мою пенсию подчистую. Замначальника «Коммунальника» вот недавно позвонил, говорит, давайте будем договариваться. Я не против, давайте договариваться. Однако особой надежды на разговоры с ним у меня нет, он недавно объявил журналистам, что половину пенсии мне на завтра же вернут. Неделя прошла – у меня только СМС от приставов о том, что я еще должен коммунальщикам. На что живу? Авоськи с продуктами собрали в местной редакции, соседи помогли. Тем и живу.

Вообще не только у меня так беспардонно пенсию снимают. Я вот только вернулся из Читы, где прошло очередное заседание в суде по нашему иску к коммунальщикам, по дороге зашел там в местное отделение «Единой России (фашистское государство, признанное 27.01.15 Верховной Радой страной-агрессором)». Так сотрудница мне вот такую стопку бумаг показывает – это все жалобы забайкальских пенсионеров, у которых приставы то 50%, то 70% пенсии также срезали.

Есть и по 100%, как у меня. Но вы подумайте, закон им разрешает снять разом половину пенсии в счет долга по коммуналке ли, еще по каким платежам. Средняя по краю пенсия, как и у меня, тысяч восемь рублей. Сколько пенсионер проживет на четыре тысячи? Если на восемь мы выживаем с трудом, за счет того, что где-то не платим коммуналку, где-то на лечении экономим, где-то масла лишний раз не купим.

Хотя в моем случае долг по коммуналке, который у меня так нахально списывают приставы, это скорее позиция принципиальная, чем экономия. Мы же раньше платили исправно за услуги ЖКХ. Да, сидели на макаронах и воде, но в срок платили. Проблемы начались, когда вместо отлично работавшего МУП ЖКХ «Ясное» к нам зашли некие «Коммунальник» и «Багульник», без всякого согласования с нами, жителями домов, оккупировали все платежи за коммунальные услуги. А на деле их оказывать перестали. Только вывоз ТБО и работает, за него исправно плачу. Раньше у меня не было никаких долгов за ЖКХ, сами знаете, пенсионеры платят исправно, день в день, копеечка в копеечку.

Я сам больше 40 лет в этой отрасли проработал, был коммунальщиком на БАМе, изнутри систему знаю. Поэтому ясно вижу, что они незаконно ведут свою работу – тарифы не установили, хотя для этого должен быть подписан отдельный нормативно-правовой акт, который доводится до сведения населения. Например, в газете. Ни у «Багульника», ни у «Коммунальника» тарифы вообще не установлены, не говоря уже о публикации их расценок. Какие платежки, о чем вы говорите? Прихожу к ним – оператор пишет на листочке цифру: вот столько вы нам должны! От какого тарифа исходили, где общий объем потребленного? Никаких концов! Мало того что «цифры» после прихода этих новоявленных коммунальщиков выросли, так еще и услуги перестали оказываться.

За что платить, если горячей воды у нас нет с мая по сентябрь, а в остальные месяцы течет из крана то, что горячей водой сложно назвать – 30 градусов тепла? Хотя норма по СНИПам должно быть 60 градусов! Техсодержание дома где? Ни одного мало-мальского ремонта за все время: два раза в неделю метут лестницу, и на этом все. В стекла подъездные уже ничего не видно, такие они чистые. Раньше «Ясное» хоть подкрашивал, белил места общего пользования. Сейчас все в запустении. МУП горячую воду раньше нормально подводил, то есть технически все возможно в наших домах, просто нынешние коммунальщики на нас таким способом экономят.

СМС с сообщением о блокировке пенсии

СМС с сообщением о блокировке пенсии

Вот в суде сейчас как раз пытаюсь доказать, что обе управляющие компании работают абсолютно незаконно: наши дома не оформлены ни на баланс района, ни на баланс поселения. При этом каким-то образом администрация смогла перекинуть жилье сначала с района на поселение, а после на УК. Как такое в принципе возможно, если 295-й федеральный закон категорически запрещает передавать объекты коммунального хозяйства частным компаниям?

Вообще у нас многие на станции Ясная не живут, а выживают. В поселении около восьми тысяч жителей, работы всем не хватает. Кто успел, тот залез в эти две конторы коммунальные, а так мужики в основном на вахты едут, на север. Какие бюджетные места? У нас детсад последний закрыли. Да, хороший детсад был, крыша протекать начала, заведующая все бегала-бегала, просила главу района. В итоге ее уволили, чтоб не бегала. А здание детсада казакам отдали. Сейчас там не только батареи срезали, даже обои ободрали.

Военный городок тоже разграбили: вместо того чтобы использовать опустевшие здания, оттуда вынесли все, даже блоки бетонные. Пришел в прокуратуру жаловаться, а майор мне: «Дед, ну это же как кошелек потерянный, уже не твой, не мой, а ничейный. Тебе-то какое до него дело?» Какое мне дело? Да, я его в молодости строил! Потому и остальным старикам больно смотреть на это разрушение – мы вместе это все отстраивали, а теперь оно все оказалось ничейным. И мы вынуждены смотреть, как люди местного главы разворовывают это «ничейное».

Вот, к примеру, котельная мазутная у нас была, отлично работала. Так районные власти убедили, мол, мазут – это дорого. Нужно строить угольную. Мы, конечно, поначалу радовались: будет новая угольная котельная, а мазутная на случай аварии подстрахует, не будет ни дня без тепла. Как же! Наш районный депутат, а заодно и глава ЖКХ Александр Пешков разрезал мазутные цистерны рабочей котельной на металлолом и продал. В итоге поселение отапливает котельная, которая еще официально не введена в эксплуатацию и фактически еще не достроена.

Все, кроме нас, молчат. Жители запуганы местной властью, потому что главы поселений и района чувствуют себя здесь маленькими царьками, закон им не указ. Закон, может, и хороший, и правильный, но его никто не соблюдает. А попробуешь сам начать что-то делать – не допустят. Ничем не брезгуют. Когда я только вернулся сюда, на родину, после БАМа, решил участвовать в выборах местного главы. Проиграл, а после узнал, что про меня выигравший кандидат пустил ужасный слух: мол, я и в тюрьме сидел, и вообще педофил. После односельчане подходили, признавались: «Николаич, не обессудь, мы тебя толком не знали, поверили». Я, конечно, ни разу в тюрьме не сидел, не говоря уже об этих жутких слухах. Намеревался в суд за клевету подать на этого поклепщика, так сельчане не решились свидетелями быть. Говорят, если не нас уволят, так родных наших – у кого невестка, у кого сын, племянник в муниципальных администрациях работают. Без работы здесь страшно остаться, другую сложно найти.

Нет, особого криминала нет, не «девяностые», но по вечерам-ночам по улицам ходить опасно, конечно. Вот вчера мне сосед рассказал, как он затемно утром на работу пошел, так толпа подростков отмутузила, деньги, телефон вытащили. Но людям деваться некуда, вот по темноте с фонариками и бегают. Почему с фонариками? У нас света на улицах уже несколько лет нет, в этом смысле в 1990-е даже получше было.

Это у нас еще цены в магазине подороже, чем в Чите, но не в разы. А вот наши соседи – со станций Бырка и Мирная – им приходится к нам ехать затовариваться (расстояние между станциями составляет 17 километров, билет стоит около 400 рублей. – РС). У них вдруг резко подорожали все продукты, товары, в несколько раз.

Уехать? С одной стороны, конечно, в том же Красноярске или Благовещенске, где я раньше жил, как-то проще, легче. С другой стороны, может, это оттого, что моложе был. Здоровому и молодому все легче. Но я ведь под старость лет специально на родину вернулся. Как-то приехал к тетке, сходил на могилу отца с матерью, они у меня тоже коренные забайкальцы, и решил, что уже пора оставаться. Дочери зовут к себе на Дальний Восток, а мы с матерью из-за этой ситуации с жильем свою квартиру даже обменять не можем. Оказались в заложниках у родины.