Командир Украинской добровольческой армии, экс-лидер «Правого сектора», нардеп ДМИТРИЙ ЯРОШ в заключительной части интервью «Апострофу» рассказал, почему революция в Украине, по его мнению, произошла не до конца, что надо делать, чтобы способствовать возвращению Крыма, какие настроения наблюдаются среди боевиков на Донбассе и кому из главарей так называемых ДНР и ЛНР стоит быть осторожными.

— Вы часто повторяете, что революция не закончилась. Это ваше убеждение остается неизменным?

— Безусловно. Революция – это же не просто процесс убирания одного человека и приведения к власти другого. Это процесс слома системы. А система до этого была враждебной Украине. Это реально был режим внутренней оккупации, как мы, украинские националисты, его называли. И слом этого режима внутренней оккупации не доведен до конца. А значит, и завершения революционных событий не произошло.

Нам необходимо сломать старую систему и построить вместо нее качественно новую. А эта власть по сути – не революционная. Да, многие из нынешних власть имущих были на Майдане. Но они никогда не были революционерами. И лучший показатель – как горланили те, кто на сцене стоял, когда мы на Груше начали активные действия. «Провокация!.. Идиоты!.. Враги!» Это очень разделило Майдан. А буквально через несколько часов, когда они увидели, как люди реагируют, когда поняли, что их сейчас вынесут с той сцены и они уже туда не вернутся: «Герои! Мы вместе! Пуля в лоб – так пуля в лоб!» и так далее, и так далее.

Их всех можно заставлять делать то, что надо, потому что они имеют жадность к власти и всегда боятся ее потерять. И это не только у нас, это везде в мире – у тех, кто приходит к власти, основной задачей является не осчастливливать народ, а удержаться у власти. А если ты при этом еще и немножечко осчастливишь народ, то шансы удержаться при власти у тебя увеличиваются. Они где-то так себе и работают.

— Неужели нынешняя власть не сделала ничего, чтобы приблизить достижение цели Майдана?

— Мне кажется, мало революционных шагов. Потому что вот, например, укрепление национальной безопасности и обороны вроде и пошло в одном, втором, третьем направлениях, но те революционные шаги, которые мы как революционеры предлагаем, никто не делает.

— Какие именно?

— Закон об оружии, например. У нас в государстве нет вообще закона об оружии. У нас регламентируется разве что продажа тех стволов, которые можно купить в магазинах – нарезные карабины и так далее. Хорошее, практически боевое оружие. Автоматического огня разве что не ведет. И то – там можно немного изменить – и можно будет и очередями стрелять.

Закон об оружии при всем этом был бы революционным шагом по изменению системы. Потому что вооруженный народ – это всегда гарант стабильности.

Но у нас почему-то уже все депутаты, наверное, наградные стволы от МВД, СБУ, Минобороны пополучали – независимо от того, воевали они или нет, были на фронте или не были. Потому что – нужно голосование? Ствол дадим, может, и проголосует…

Но чем они отличаются от остальных людей? У нас офицеры в Вооруженных силах батальонами, бригадами командуют – и могут при этом ствола не иметь наградного. У человека танки в подчинении, а ему ствол боятся дать!..

Помню, как [экс-командир 93-й бригады, генерал-майор, командующий сил ОТГ «Луганск» Олег] Микац едет из Песок или из Тоненького в штаб в Днепр – и сдает все оружие. И никто не думает о том, а что, если вдруг ДРГшка выйдет и возьмет целого командира бригады? Но он должен сдать, потому что как же так – приехать с автоматом в мирную область? Маразм!

Я не говорю, что надо раздавать оружие направо и налево психам, уголовникам и так далее. Но почему не дать право на оружие людям, которые заслужили его реально на этой войне? Почему не оставлять солдату, который переходит в резерв, тот же самый автомат? Это же и память, и все!

Должна быть дисциплина. Должно быть умение обращаться с оружием. Должна быть культура владения оружием. Каждому раздать – это не дело, конечно. Но нам необходимо массовое вооружение. Ну, не войдет в Днепр, к примеру, враг, если по нему начнут лупашить из каждого окна. Десять раз любой генерал российский (да и не только российский) просчитает: ага, тут мы понесем такие потери, которые просто нельзя будет потом восполнить.

Вон в Грозном, когда Дудаев в первую войну пораздавал практически всем жителям города оружие – чеченцы бригады целые российские поуничтожали фактически полностью. Это лучший пример. Мне и покойный Иса Мунаев говорил: «Дмитрий, втяните их в какой-то город. В Марик или куда-то. Пусть зайдут – вы их просто пощелкаете там всех».

— Но не усилит ли всеобщее вооружение ту проблему, с которой мы уже начали сталкиваться? Имею в виду случаи, подобные тому, что произошел не так давно в Кропивницком – когда экс-бойцы батальона «Донбасс» и ветераны «Днепра-1» принимали участие в рейдерских разборках по разные стороны баррикад? И, если уж зашла речь, как думаете, насколько серьезные масштабы может приобрести проблема втягивания АТОшников в подобные разборки и можно ли как-то это предотвратить?

— У меня такое впечатление, что нашей власти это ветеранское сообщество не нужно единым, монолитным. Не надо, чтобы оно играло какую-то роль в государстве. Мне недавно докладывали, что только на Волыни 30 с лишним разнообразных АТОшных организаций создали. Это все разные кланчики во власти. Они хотят это все распылить, вовлечь людей в эти бизнес-разборки для того, чтобы не было братства. Чтобы «Донбасс» разбирался с «Днепром», «Днепр» – с «Азовом» и так далее. Они же исповедуют принцип «разделяй и властвуй» – и они сами на этом погорят. Потому что в конце концов дойдет до такого, что мало никому не покажется.

А насчет парней… Среди тех, кто реально воевал, ходит шутка о «Славянской дуге». Поскольку в окопах на первой линии не так много людей было – а УБД уже тысяч триста получило. Если бы все эти люди реально воевали – с такой силой уже можно было и Краснодар взять!

Но ведь подавляющее большинство из них в лучшем случае на блокпостах в тылу стояли. А когда приезжают домой – герои! И начинают заниматься неизвестно чем. Поэтому здесь бы четко разделить такие вещи – было бы очень неплохо. Потому что вон законы о земле для АТОшников приняли, а мэры теперь вешаются: нет такого количества земли. А «участников боевых действий» становится все больше, больше и больше. И это реально стало проблемой.

АТОшникам надо создавать поддерживаемую государством единую общественную структуру, которая бы решала все их проблемы – и психологические, и всякие другие. Надо собрать участников этой войны вместе – и сформировать братство. Ведь это – тот же хребет. Как в Чехии после Первой мировой, когда Чехословакия, собственно, была создана. Тогда именно чешские легионеры, которые принимали участие в войне, затем в плен попадали, потом через всю Российскую империю во Владивосток ехали и возвращались на кораблях, стали опорой государства. Такой же, какой могут стать наши ребята. Конечно, только те, которые реально воевали, а не те, которые невесть чем занимались. Именно они должны стать той новой элитой Украины. Потому что человек, который проливает кровь за государство, однозначно будет ответственен за судьбу этого государства.