Другие эксперты предупреждают, что раскрываемость преступлений упадет до нуля, а преступность захлестнет страну. Кандидат на пост директора Антикоррупционного бюро Галина Климович написала у себя на странице в Фейсбук, что депутаты, проголосовавшие за такую новацию – балбесы и дармоеды. По ее словам, следователь и так уже превратился в статиста, а, благодаря Судебной реформе, его единственной работой станет внесение сведений о преступлении в ЕРДР.

В то же время глава юрфирмы «Иванова и партнеры» Татьяна Иванова напоминает, что одно сокращение сроков расследования уже пережили в 2012 году и небо не упало. Иванова видит бОльшую беду в дефиците профессионалов. «При любых сроках расследования нужны следователи – профессионалы, а их —  единицы, и те зачастую заняты профессиональной отработкой заказухи. У следователя нет заинтересованности в качественном следствии. А механизмов продления сроков следствия много. Был бы профессионализм», — уверена юрист.

Управляющий партнер АО «Погосян, Томчук и партнёры» Виталий Погосян считает, что продление сроков следствия должно происходить только в судебном порядке. «Чтобы следователь (прокурор) не злоупотребляли своими правами», — объясняет он. Основную проблему УПК Погосян видит в том, что орган досудебного следствия пользуется нормами кодекса по своему усмотрению, а прокуратура и следственные судьи подмахивают бездумно любое ходатайство следователя (прокурора). «Как можно относиться, к примеру, к наложению ареста на счета и имущество гражданина, который не является подозреваемым? А судьи выносят соответствующие решения, и обжаловать их невозможно. Так следователь морально воздействует на человека, которому проще откупиться, чем доказывать правоту», — говорит Виталий Погосян.

Виталий Титыч так же озабочен противоправными действиями правоохранителей, но акценты расставляет иначе: «У нас извращено понятие уголовного производства. Его рассматривают исключительно в негативном контексте, но с точки зрения честного человека лучше иметь возможность оправдаться в суде, а не добиться закрытия производства». Он видит достижение в том, что в УПК 2012 года был убран такой «институт», как торговля уголовными делами, и выступает против борьбы за статистику.  «Вот вы помните дело Бочковского? Не помните? А это тот глава ГосЧС, которого театрально арестовали прямо на заседании Кабмина (арест Бочковского в прямом эфире- см. видео:

Трюк с этим арестом дал возможность Шокину продержаться у руля ГПУ целый год», — говорит Титыч.

Судебная защита, как роскошь (доступ к правосудию)

В Украине и раньше правовая защищенность гражданина зависела от размера его кошелька. А отныне официально обращение в суд за восстановлением своих прав — привилегия богатых. «Зачем же я плачу налоги?» — теперь задает себе резонный вопрос каждый, узнавая, что не всякий гражданин Украины может претендовать на восстановление своих прав с помощью гражданского иска, а только тот, кому по силам внести на счет суда аванс, который сможет покрыть все судебные расходы (на случай проигрыша истца)…

Судьи теперь смело смогут штрафовать участников процесса, которые им не нравятся. А вот бесплатно заявить отвод такому судье в процессе можно будет лишь однажды. Не доверяете второму судье? Нет проблем, только это законодатель расценил, как затягивание процесса, за которое оштрафуют на 32 тыс. грн. Третий отвод будет стоить уже… невероятно: 160 тыс. грн.!