Государственный секретарь США в 2013–2017 годах Джон Керри выступил в Киеве с публичной лекцией «Может ли дипломатия преодолеть вызовы нового мира?», в которой рассказал об ответственности Соединенных Штатов за невыполнение Будапештского меморандума, о впечатлениях от переговоров с главой МИД РФ Сергеем Лавровым и о том, как справиться с ростом влияния по всему миру популистов, демагогов и экстремистов.

Керри напомнил Кремлю о поддержке НАТО и ЕС единой Украины:

Керри напомнил Кремлю о поддержке НАТО и ЕС единой Украины: «Здесь не должно быть сомнений»

73-летний Джон Форбс Керри – один из самых влиятельных и авторитетных американских демократов в мире. Родился в семье дипломата, по материнской линии принадлежит к одной из богатейших династий мира – Форбсам, получил американское и европейское образование, воевал во Вьетнаме, был несколько раз ранен, ветеран боевых действий, награжден знаками отличия. В начале 1970-х Керри стал активным участником антивоенных протестов, давал показания о военных преступлениях, совершенных американской армией.

Политическая карьера Керри началась в начале 1960-х с участия в избирательной кампании брата президента США Джона Кеннеди Роберта. Пять раз избирался сенатором США, первый раз – в 1985-м. Спустя почти 20 лет Демократическая партия выдвинула Джона Керри кандидатом в президенты США. На выборах 3 ноября 2004 года Керри, набравший 59,03 млн голосов (48%), уступил Джорджу Бушу (62,04 млн голосов, 51%). 1 февраля 2013 года, после избрания Барака Обамы на второй президентский срок, Керри стал государственным секретарем США и работал на этой должности до 20 января 2017 года. Уделял особое внимание отношениям со странами Латинской Америки, участвовал в переговорах по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке и по прекращению войны в Украине.

Джон Керри прилетел в Киев на форум «Ялтинская европейская стратегия» и выступил перед украинскими студентами с лекцией «Может ли дипломатия преодолеть вызовы нового мира?». Выступление состоялось в рамках проекта «Публичные лекции» Фонда Виктора Пинчука.

Издание «ГОРДОН» приводит основные тезисы из речи американского политика.

Считаю критически важным возобновлять минские переговоры и работать в нормандском формате

Об аннексированном Крыме и оккупированном Донбассе:

Де-юре Крым сегодня – это Украина. И только в сознании президента Путина и россиян Крым является российским. Является он таковым и де-факто. Безусловно, мы не поддерживаем аннексию полуострова. И никогда ее не признаем.

Очевидно, что именно Крым стал вызовом в отношениях с Россией так же, как и Донбасс. Верю, что мы можем решить все проблемы и достичь компромисса. Считаю критически важным продолжать нашу политику, возобновлять минские переговоры и работать в нормандском формате. Нужно идти шаг за шагом, вести переговоры.

О главе МИД России Сергее Лаврове:

Я считаю дипломатию незаменимой и очень важной. Дипломатия – это искусство политики, которое применяется для налаживания отношений между странами для защиты ценностей и интересов.

Я действительно часто имел дело с Лавровым, мы с ним не раз достигали определенного компромисса. Безусловно, мы с ним не всегда и не во всем соглашались, из-за многих вещей спорили, но подходили к переговорам с профессионализмом и взаимоуважением. Это позволяло сглаживать различия между нами, которые, конечно же, существуют. Но мы находили возможность идти вперед.

Что касается Будапештского меморандума… Понимаю, есть вопросы. Да, мы это подписали. США обязаны придерживаться фундаментального духа этого договора

Об ответственности США за невыполнение Будапештского меморандума:

Вопрос вооружения и разоружения обсуждается очень активно. Но есть вещи, которые я не могу озвучивать публично. Ведутся дискуссии, чтобы поставлять дополнительные объемы оружия (в Украину. – «ГОРДОН»).

Считаю, что США до недавнего времени (до избрания Дональда Трампа президентом. – «ГОРДОН») вели себя очень ответственно в вопросах ядерного оружия. Я, собственно, и вел борьбу за подписание такого документа. Это было очень тяжело, но мы сократили количество боеголовок нашего вооружения с 50 тысяч до полутора тысяч. Президент Обама хотел сделать эту цифру еще меньше. Он вообще хотел достичь цели: мир без ядерного оружия. Все понимают, что это невозможно сделать за один день. Нам нужно разработать новые подходы по разрешению конфликтов, чтобы не сделать мир еще более небезопасным.

Сейчас, к сожалению, сделан шаг назад в этом вопросе из-за ухудшения отношений с Россией. Но я надеюсь, что здравый смысл победит. Нынешний президент США и его администрация немного по-другому относятся к оружию, чем мы. Я ни разу не слышал от них о нераспространении оружия. Не знаю, куда они направляют свою политику, подождем – увидим.

Что касается Будапештского меморандума… Понимаю, что есть некоторые вопросы. Да, мы это подписали. США обязаны придерживаться фундаментального духа этого договора. Сейчас идут дебаты, как именно нам это сделать, как конкретно этого достичь, чтобы не нарваться на еще большую нестабильность или неправильную трактовку наших шагов. А таких шагов может быть много, и они могут привести к углублению конфликта. Но я считаю, что дух Будапештского меморандума – очень важная вещь.

Самая большая опасность – это неверие в то, что один человек может изменить мир. Вы уже сделали это на Майдане. Теперь начатые изменения нужно довести до конца