Автор материала — международный корреспондент The Daily Signal, бывший летчик ВВС США и ветеран войн в Ираке и Афганистане, Нолан Петерсон (Nolan Peterson / @nolanwpeterson). Elise Journal публикует перевод оригинальной статьи Петерсона на DailySignal.

 …

Мировому сообществу следует перенимать украинский опыт успешной борьбы в гибридной войне с Россией. Был случай, как-то в сентябре 2014 года, я был очевидцем танкового сражения в Донецкой области в городе Мариуполь. Затем, 5 сентября 2014 года, именно в тот самый день, когда было подписано первое соглашение о прекращении огня, я проехал по полю боя. Увиденное меня поразило! Кругом были обугленные фрагменты танков и бронетранспортеров и десятки погибших солдат.

С самого начала войны на Донбассе украинские добровольцы пополняли ряды как регулярной армии, так и добровольческих отрядов, по настоящему сумевших сдержать наступление российской армии и так называемых «сепаратистов».

Самое удивительное это то, что никого не приходилось убеждать, идти молодых парней на войну – добровольцы ехали на Донбасс массово и осознанно, понимая, что родине грозит опасность. По сути, не армия, а именно украинское общество отразило вторжение России в Украину в 2014 году.

Спустя три года …

И вот спустя три года после начала войны и через два года после подписания Минских соглашений украинские солдаты все еще погибают в траншеях, не прекращаются артиллерийские и минометные обстрелы. Кажется, что у этой войны нет конца и края. Перестрелка ведется из окопов и укреплений. Это битва, в которой солдаты почти никогда не видят, в кого они стреляют.

Это самый жуткий тип боя, с которым я не сталкивался, даже когда сам служил в войсках специальных операций ВВС в Ираке и Афганистане.

Подписание договора о прекращении огня в 2015 году стало не более чем фарсом. Тем не менее, эта война укрепила Украину – ее граждан, ее солдат, и доказала, что страна готова бороться за свою свободу.

В 2014 году украинская армия была почти безоружной. За 25 лет коррумпированное правительство, подчиненное Москве, буквально уничтожило армию.

Но за последние три года Украина реформировала свои войска в армию.  «Это похоже на то, как если бы строили лодку, когда вы уже находитесь в море», – сказал мне директор Центра внешней политики Фонда «Наследие» Люк Коффи.

Карта АТО - состояние на 15 августа 2017 года

Карта АТО — состояние на 15 августа 2017 года

У Украины сейчас более 2800 танков и 625 ракетных комплексов. Это больше, чем в вооружённых силах Франции и Германии. Но основная часть этого арсенала датируется временами «холодной войны». Многие автоматы Калашникова, которые используют украинские войска, были выпущены в 1960-х и 1970-х годах.

Для модернизации армии и переходу к стандартам НАТО к 2020 году (это теперь записано в Военной доктрине Украины) Киев перестраивает весь свой военно-промышленный комплекс. Но, на мой взгляд, реформа ВПК Украины проводится не в том ключе.

Например, даже после трех лет войны на линии фронта до сих пор нет подразделений мобильной армейской хирургической помощи. Иногда раненые солдаты вынуждены самостоятельно добираться до ближайшей больницы, чтобы получить медицинскую помощь.

До сих пор украинские войска во многом зависят от неправительственных и волонтерских организаций, доставляющих на передовую средства индивидуальной защиты, аптечки, бронежилеты, униформу, еду и чистую воду.

Многие солдаты все еще по старинке пользуются бумажными советскими военными картами. Хотя некоторые предприимчивые украинские студенты уже создали приложения для планшетов, которые можно использовать для корректировки артиллерийского огня.

Солдаты вынуждены сами покупать себе лекарства и обеспечивать себя электричеством, поскольку правительство так и не выдало им генераторы.

То есть коррупция изнутри разрушает военно-промышленный комплекс страны. Украина создает оружие на экспорт, но не может удовлетворить элементарные потребности военных на местах.

В 2016 году правительство Украины выделило около $500 млн на ремонт, модернизацию и производство нового вооружения. Однако в Госконцерне «Укроборонпром» заявили, что получили только треть этой суммы.

Несмотря на нехватку денег, в настоящее время армия Украины сражается даже лучше, чем вооруженные силы США.

У меня была возможность наблюдать за совместными украинско-американскими учениями на Яворовском военном полигоне. И создалось впечатление, что это украинские солдаты должны обучать американцев воевать, а не наоборот. Это у украинской армии есть многолетний опыт ведения гибридной войны с Россией – отражение кибератак и целенаправленной пропаганды. Союзники Украины должны учиться у нее, чтобы понимать, как будет происходить война с Россией.

После затяжного конфликта на Донбассе, в котором погибли более 10 тысяч украинцев, боевой дух не сломлен. Каждый раз, когда я посещаю линию фронта, я спрашиваю у украинских солдат, за что они сражаются. И их ответы не изменились. Они борются за свободу своей страны. Они считают, что если покинут свои позиции и отправятся домой, Россия захватит их дом.

Из-за войны украинское общество стало милитаризированным. Но в 2014 году такой массовый патриотический подъем спас Украину от катастрофы. У украинцев есть воля к борьбе. Но им нужна помощь.

На сегодняшний день США предоставили Украине некоторые технологии, которые оказались полезными на поле боя. Штаты также оснастили военных противоракетными радарами. Однако их не используют для защиты гражданских районов, таких как Марьинка и Авдеевка. Эти города часто подвергаются ракетным и артиллерийским обстрелам.

Один из военных чиновников сказал мне: «Эти противоракетные системы, хоть и не летальные, но они считаются оружием. Мы не размещаем их в жилых районах, чтобы не привлекать огонь противника и не ставить под угрозу безопасность мирных жителей».

Тем временем в Вашингтоне уже несколько лет обсуждается вопрос, должны ли США отправить в Украину летальное оборонительное вооружение. По моему мнению, это был бы в значительной степени символический жест, который бы напомнил Москве, что США готовы защищать Украину от агрессии.

Кроме того, украинским войскам по-прежнему нужны такие необходимые вещи, как бронежилеты, прицелы ночного видения, аптечки.

И прежде, чем я завершу статью, одна небольшая история. В июне 2015 года в Песках я подружился с одним чудесным 19-летним солдатом – Даниилом Касьяненко. Он боялся, что война разрушила его душу, и признался мне, что видел столько ужасных вещей, что уже никогда не сможет быть счастливым человеком. Спустя два месяца Даниил погиб от минометного огня, сражаясь на востоке Украины.

Недавно я отправил электронное письмо матери Даниила Марине, в котором написал, что вернулся в Вашингтон, чтобы рассказать людям об этой войне, о том, за что погиб ее сын. И она ответила мне: «Спасибо. Весь мир должен узнать правду о войне в Украине. Вы делаете все возможное, чтобы наши мальчики больше не умирали».

Автор: Нолан Петерсон. Оригинал опубликован на The Daily Signal, перевод НВ.