Новоизбранный президент ПМР Вадим Красносельский после инаугурации напрямую заявил, что Приднестровье есть реальной частью «русского мира». А в этом и ни кто, особо, и не сомневался. Но все дело в том, что этой реальной частью «русского мира» Приднестровье будет ровно до того момента, пока Кремль будет его финансировать. Как только у Кремля закончатся деньги, так и канет в небытие «реальность русского мира в ПМР». Проплаченная реальность, как и проплаченная любовь, живет, пока есть деньги. Нет денег — нет реальности, а про любовь говорить, и не приходится. Вадим Красносельский особо подчеркнул, что у Приднестровья, а значит и у него лично, с «русским миром» общие ценности, мораль, вера. Эти «ценности русского мира» особо ярко проявили себя при аннексии Крыма, оккупации Донбасса, «умиротворении» сирийского Алеппо. Разделяя такие же ценности, руководство ПМР ставит себя на одну доску с кремлевскими международными преступниками, а своих соседей вынуждает быть начеку.
За словами Вадима Красносельского, столетиями под крышей «русского мира» люди чувствовали себя вольными, могли говорить на любом языке и верить на свое усмотрение. Ну, тут фору в споре новоиспеченному президенту никем не признанной ПМР даст любой прилежный студент первых курсов вузов. Пишет Олег Руденко на Елисе.

Позволим себе напомнить господину президенту, что Россия во все века и при любой власти всегда была тюрьмой народов. В ней все были рабами и таковыми практически остались. Поэтому и коммунистический эксперимент пришёлся именно на Россию, ибо рабов никому не было особо жалко.

Теперь о языке. Сплошная насильственная русификация характерна для России как царской, так и советской. За российскую «вольную» историю ею погублено не одну сотню уникальных языков малых народов, с их практическим физическим уничтожением. Напомним, что и великий украинский язык в российской, как царской, так и советской империях, был грубо угнетаемым языком.

Теперь о вере. Православная вера пришла в Московию/Россию из Киева, но была узурпирована местными князьями, дабы стать вровень с царями. И сегодня она, к сожалению, выполняет свою имперскую подрывную роль внутри независимых стран. Вместо борьбы за душу человека, русское православие с московским патриархатом во главе, яростно борется за империю.

Теперь о «столетней» истории «российского» Приднестровья. Искусственно созданное Приднестровье из этнических украинских земель в двадцатых годах прошлого столетия по желанию Гришки-разбойника Котовского, ради укрепления своей личной власти, что не спасло его от пули убийцы, посланного Кремлем, никогда российским не было. Его национальная структура была искусственно изменена после Второй мировой войны, особенно после голодомора 1946-1947 годов, когда эти земли пострадали особо разительно. На место умерших в голодомор и вывезенных в Сибирь политически репрессированных, в ПМР хлынуло население из России, особенно в составе семей военнослужащих Советской Армии.

Население ПМР должно понимать, что для Кремля оно – заложник имперской политики, реальная колония, которой кремлевские руководители пожертвуют при первом удобном для них случае. Неужели всем в ПМР нравится быть кремлевскими колониальными заложниками?!