Депутат Ленсовета и питерский журналист Дмитрий Запольский: «В 1990-х Путин курировал порт Ломоносов, это была военная база, где у него сидел «свой» адмирал.

Пишет на страницах журнала elise.com.ua автор который пожелал остаться анонимным

И через эту дыру ежедневно ввозились и вывозились безо всякого оформления сотни, а может и тысячи тонн грузов. Там ни таможни не было, ни погранцов, ни контрразведки. Смешно!

Кокаин в Питере как зубной порошок был. Вообще везде. Даже в Смольном у особо шустрых парней (…) Сам же порт Ломоносов формально принадлежал компании «Русское видео», которая контролировалась, с одной стороны, Кумариным, но руководил ею Михаил Мирилашвили».

 

1.Тарзан в Кронштадте.

Однажды в 1995 г. приехал в Петербург по делам видный гангстер из Америки — Леонид Файнберг (Лёша-Тарзан). Лёша, сын цеховика из Черновцов, был человек разносторонний. Держал на паях с Япончиком стриптиз-клуб в Майами, занимался рэкетом, контрабандой сигарет, завозом проституток из бывшего СССР.

 

Лёша-Тарзан.

В Америке был у Лёхи хороший друг – Фернандо Бирбраер. Фернандо работал с колумбийской мафией и знал главарей всей крупнейших наркокартелей. С помощью Фернандо Лёха наладил еще один прибыльный бизнес: поставлял кокаин в Петербург в упаковках с замороженными креветками. Правда, по мелочи: 40-50 кг за раз. Брал у него креветки другой хороший друг – авторитет Миша Браве из тамбовской ОПГ.

Лёша-Тарзан в Питере. Нет, это он на экскурсии. Креветки возили на другом корабле.

В 1995 г. Лёша-Тарзан приехал в Петербург не просто так, а с особой миссией. Еще в 1993 г. он помог Медельинскому картелю купить в России шесть вертолетов Ми-8. Теперь колумбийские пацаны из другого картеля («Кали») желали приобрести в России… подлодку, чтоб возить кокаин.

Вообще мини-подлодки для перевозки наркотиков («нарко-субмарины») появились еще в начале 1990-х. Но они брали на борт мало груза и зачастую не могли погружаться полностью (маленькая рубка оставалась над водой). Короче, клиенты из Колумбии хотели купить что-нибудь посерьезнее. Команду и капитана предполагалось нанять на месте из русских отставников.

С такими захватывающими планами Лёха-Тарзан и приехал в Питер. Встретили как родного. Сначала решили по креветкам. Авторитет Миша Браве сообщил, что тамбовские в Питере отдавали кокаин дилерам из расчета 60 000 долларов за килограмм. Поэтому Миша был готов брать его у Тарзана по 30 тыс. Леха был счастлив: он его брал по 4000. Правда, с отгрузкой в Колумбии или Эквадоре, откуда белый порошок надо еще было вывезти и переправить на другой конец света.

Дальше перешли к подлодкам. Миша сказал, что купить их можно в Кронштадте, где у тамбовских были свои люди. Поехали в Кронштадт смотреть товар.

Леша-Тарзан в Кронштадте.

Консультантом по покупке подлодки выступил мужичок в летах, которого братва уважительно называла «Миша-Адмирал». Это был старый подводник с 30-летним стажем, бывший капитан советской подводной лодки. Лёха был в восторге. В молодости он отслужил три года в ВМФ Израиля простым матросом на эсминце. Но чтоб повстречать целого адмирала — такое впервые.

Миша-Адмирал рекомендовал Тарзану взять «Пиранью» — мини-лодку для диверсионных операций. Её можно было переделать в гражданский вариант и оформить как судно для «океанографических исследований». Адмирал посоветовал Тарзану и его колумбийским «океанографам» заходить к США со стороны тихоокеанского побережья. Там противолодочная оборона слабее, если чо.

Кто такой Миша-Адмирал выяснилось в 1997 г. на суде над Лешей-Тарзаном в Америке. Его настоящее имя: Михаил Борисович Магаршак. Ниже его старое фото (1981 г.), где он еще капитан первого ранга, нач.тыла 1-й флотилии подлодок Северного флота.

Лодка «Пиранья», которую предлагал Миша-Адмирал, была хороша, но стоила дорого (это была новейшая серия). Тарзан спросил, нет ли чего подешевле. Тогда ему предложили купить старый дизельный «Фокстрот» (проект 641).

Эти лодки 1960-х гг. шли под списание. Несколько штук в 1990-х гг. были проданы в зарубежные морские музеи США и Австралии. Лодка была устаревшая, но при желании могла еще походить по морям. Последний в мире действующий «Фокстрот» (подлодка «Запорожье») был в составе ВМС Украины еще в 2014 г.

Подлодка серии «Фокстрот» имела автономность 90 суток, дальность плавания до 30 тыс. миль. А если убрать торпеды — до 40 тонн кокаина на борту. Это был бы переворот в мировой торговле наркотиками. За «Фокстрот» просили 20 млн. долл. В итоге сторговались на 5. Началась подготовка к сделке. Тарзан просил Мишу-Адмирала подыскать экипаж для первой в мире военно-кокаиновой флотилии ВМС картеля «Кали».

 

2.Окно в Колумбию.

Увы, но гениальная идея переделать советскую ударную подлодку в нарко-сухогруз не дошла до завершения. Авторитета Браве, который обещал Тарзану брать кокаин по тридцатнику, вскоре убили. Без него Леха лишился важного контакта в Питере. Кроме того, оказалось, что все его переговоры по подлодкам и креветкам давно и с большим интересом слушали в другом месте — в DEA (Управление по борьбе с наркотиками США).

Дело в том, что все это время Тарзан ходил с мобильником, который ему подарил человек из его близкого окружения, агент DEA. Этот телефон мало того, что прослушивался, так еще и был с постоянно активированным микрофоном. Т.е. Тарзан круглосуточно ходил с жучком.

В январе 1997 г. его арестовали в Америке. Предъявили целый букет (30 эпизодов): торговля оружием, наркотиками, рэкет, сутенерство и т.д.

Поначалу он все отрицал. Вертолеты для Медельина в 1993 он купил под «вертолетное такси» — в Колумбии плохие дороги, вот людям и приходится летать. Подлодку из России собирался подарить музею затонувших кораблей в Майами. Потом изменил показания – он собирался катать на ней туристов вокруг Галапагосских островов. На черепах смотреть.

Потом появилась новая версия: он вообще не собирался покупать подлодку. Просто взял деньги у картеля «Кали» и хотел их украсть:

«Просто вопрос был о куче денег, которые мы у них [колумбийцев] видели в шкафах или в ямах. Просто ложками можно кушать, ведрами можно пить… Нам дали на счет 35 миллионов долларов, на которые мы могли рассчитывать. Я был уверен, что спокойно мы 10 миллионов могли хапануть на мелкие расходы, и никто бы даже не заметил».

В эту версию верилось еще меньше. Кинуть картель «Кали»? — Это крупнейшая ОПГ в мировой истории, 90% всей торговли кокаином в то время. Они разгромили картель Медельин (единственные, кто смог это сделать). Спонсировали частную армию «Лос Пепес», которая помогла властям найти и убить Пабло Эскобара в 1993.

Пабло Эскобар, главарь медельинских, и его знаменитые резиночки для денег.

Налички за кокаин приходило столько, что в месяц он тратил 2500 долларов только на резиночки, чтоб перевязывать пачки с деньгами. Потом эти горы грязных денег отмывала целая армия финансистов и банкиров по всему миру.

А ведь картель «Кали» был круче, чем Пабло Эскобар. Поэтому рассказы Тарзана, как он собирался их развести и кинуть, не очень убедили американский суд. В конечном итоге перед угрозой получить огромный тюремный срок Тарзан пошел на сделку с властями: сдал свои связи в Южной Америке (они очень интересовали DEA) и вышел на свободу, отсидев всего три года. Через какое-то время он, правда, снова сел, но это уже другая история.

Суд над Тарзаном произвел фурор в США, о нем писали все крупнейшие СМИ. Из статьи в «Вашингтон Таймс» 25 мая 2001 г.:

«Оно [партнерство между колумбийской и русской мафией] дало колумбийцам доступ к современным вооружениям, шпионскому и другому военному оборудованию… Дошло до того, что картель «Кали» хотел купить русскую подлодку для перевозки наркотиков, но этот план был сорван американским тайными агентами».

«Нью-Йорк Таймс», воскресный номер от 3.12.2000 г. Фрагмент из статьи известного журналиста этой газеты Кирка Семпла «Подлодка за углом»:

В переводе: Тарзан собирался подплыть на подводной лодке к США и стрелять мешками с кокаином из торпедных аппаратов. Водонепроницаемые капсулы с наркотой, привязанные к специальным буйкам, должны были всплыть на поверхность в условленном месте. Там их должны были подобрать быстроходные катера и доставить на американский берег.

Сам Тарзан позднее в интервью российскому изданию «Большой город» подтвердил это:

«Мое американское обвинение начинается с того, что я собирался купить подводную лодку, привести ее в Америку и стрелять торпедами, начиненными кокаином, по побережью Санта-Барбары…»

Нет нужды говорить, что после всех этих статей про кокаиновые торпеды Леша-Тарзан стал чуть ли не самым узнаваемым лицом русской мафии в Америке.

Карикатура из журнала «Нью-Йоркер» (номер от 10.04.2000 г.): Тарзан на русской подлодке, в одной руке пачка баксов, в другой — стакан с водкой.

Не умаляя заслуг г-на Файнберга, который вне сомнения выдающийся авантюрист лихих 90-х, стоит отметить, что он все-таки не был центральной фигурой русско-колумбийской кокаиновой торговли.

Картель «Кали» пришел в Россию в 1992 г. У них действительно был мощный канал транзита в Петербурге – на выборгской таможне, в Большом порту, на военно-морской базе Ломоносов (Ораниенбаум). Раскрутили транзит кокаина через Питер гангстеры с Брайтон-Бич, тамбовская ОПГ и местные чекисты (о чем мы еще поговорим ниже). Но по сравнению с Лешей-Тарзаном это были гораздо более крупные фигуры. Они возили кокаин тоннами и без всяких подводных лодок.

Ну а если вспомнить, что у картеля «Кали» в Питере был налажен не только транзит, но и отмыв выручки от наркоторговли (фирма СПАГ с участием мэрии города), то Петербург был не просто бандитским — это была кокаиновая столица России, окно в Колумбию.

Город Кали на западе Колумбии. Бандитский побратим Петербурга.

 

3.Отдел по борьбе с плохо организованной преступностью.

В марте 2016 г. Интерпол по запросу Испании объявили в розыск группу российских граждан, которые проходили там по «делу русской мафии». В список попали авторитеты Геннадий Петров и Александр Малышев (малышевская ОПГ), авторитет Трабер (тамбовская ОПГ), депутат Госдумы Резник («Единая Россия») и генерал Аулов (на тот момент – зам. главы Госнаркоконтроля РФ).

По мнению испанской полиции, все эти лица входили в одну банду, отмывали в Испании деньги, а также «контролировали незаконную деятельность преступных группировок в стране своего происхождения». Стране происхождения – это в России в смысле.

Ведомства по борьбе с наркотой есть во многих странах мира. Даже в Колумбии. Но чтоб действующий зам директора такого учреждения сам был в розыске Интерпола за руководство преступными группировками – это редкий успех, признак истинно мафиозного государства, где бандитов от ментов отличить уже невозможно.

Кто такой генерал полиции Аулов, слава о котором дошла до Испании? — Это один из ветеранов питерского РУБОПа, он проработал там все 90-е гг. Потом перебрался в Москву в центральной аппарат МВД. В 2008 был назначен зам. директора Госнаркоконтроля. Однако корни его карьеры идут из именно Петербурга.

Генерал Аулов.

Питерский авторитет Рома Цепов, хороший друг Путина и Аулова, в 1990-х гг. купил себе корочку офицера РУБОПа. Он типа работал в отделе по разработке лидеров преступных сообществ (которым сам и являлся). Так вот Рома называл РУБОП «управлением по борьбе с плохо организованной преступностью». В том смысле, что они, конечно, боролись с бандитами, но только с теми, кто им не отстёгивал.

Авторитет Рома Цепов (на трибуне) в гостях у курсантов Военно-политического училища ВВ МВД. Дарит будущим политрукам телевизор. Снимок сделан в июне 2004 г., жить Роме осталось три месяца. В сентябре 2004 его отравят полонием прямо в кабинете начальника питерского УФСБ.

Но вернемся к отделу по борьбе с плохо организованной преступностью. Эта шутка Ромы Цепова — что называется, не в бровь, а в глаз. Много лет спустя, в марте 2016 г. лидер тамбовской ОПГ Владимир Кумарин (Кум), сидя в тюрьме, дал интервью для СМИ. В числе прочего его спросили, знает ли он генерала Аулова и что он о нем думает? Кум ответил:

«Я хорошо знаю Аулова, с капитанских его времен, со времени, когда через Выборг первая тонна кокаина была перевезена в банках «тушенки». Была встреча с Ауловым в 1992-1993 годах, на которой (как я понял) он намекал мне, чтобы я взял наркотики под контроль, аргументируя, что тот, кто возьмет это под контроль, получит большие деньги».

Ну и далее там Кум рассказывает, как Аулов приходил к нему в больницу после покушения 1 июня 1994 г. (в тот день Кума едва не убили киллеры из великолукской ОПГ):

«Я помню именно это время — июнь 1994 года. Покушение на меня. Аулов приходил ко мне в больницу, после того, как я вышел из состояния комы. Он тоже помнит 1994 год. Спросите у него… И про встречу нашу по поводу первой тонны кокаина через Выборг в банках «тушенки» узнайте у него».

Кум в лучшие годы. Одной руки нет — её как раз ампутировали после покушения 1994 г.

По сути, в своем интервью из тюрьмы Кумарин сказал следующее:

1.В начале 90-х гг. на него, крупнейшего авторитета в городе, вышел офицер Аулов от РУБОПа и предложил централизовать завоз и сбыт наркоты в регионе. Ибо кто это сделает – «получит большие деньги». Хорошая бизнес-идея от управления по борьбе с плохо организованной преступностью. Аулов – настоящий «бизнесмент».

2. Выборгский кокаиновый канал, который в 1993 г. прогремел на весь мир (о нем мы еще тоже поговорим отдельно) — дело рук РУБОПа и тамбовской ОПГ. «И про встречу нашу по поводу первой тонны кокаина через Выборг в банках «тушенки» узнайте у него».

Вообще, довольно смелое интервью для человека, отбывающего 15-летний срок. В августе 2016, через 4 с половиной месяца после этих откровений, Куму добавят еще один приговор и 15 лет превратятся в 23. Ему сейчас 60, фактически это пожизненное.

В тюрьме он сильно сдал и терять ему нечего.

 

4.Урко-чекисты.

Терять Куму нечего, а вспомнить есть что. Однако в своем интервью из тюрьмы про Аулова и кокаин есть пара деталей, о которых он не сказал (или пока не сказал).

Во-первых, контрабанда – не вопрос РУБОПа. Это прерогатива ФСБ. То, что насквозь продажный питерский РУБОП, где даже Рома Цепов был полковником, мог предложить тамбовским бандитам вместе возить кокаин – в это вполне верится. Но без ФСБ никакой Аулов и Кум ничего бы возить не смогли.

Начальником отдела по борьбе с контрабандой в питерском управлении КГБ-ФСБ в те годы (1990-1994 гг.) был вот этот человек:

Это Виктор Петрович Иванов, товарищ Путина по КГБ. В 1994 он уволился из органов и перешел к Путину в мэрию помощником по работе с правоохранительными органами.

Из материалов суда по делу Литвиненко:

«Виктор Иванов установил деловые отношения с тамбовской организованной преступной группировкой… Тамбовская ОПГ находилась в состоянии смертельной схватки с другой влиятельной бандой — малышевской ОПГ… В этой бандитской войне Иванов встал на сторону Кумарина и помог его группировке победить конкурентов. Крупной ставкой в этой схватке был контроль над петербургским морским портом, который использовался как транспортировочная база для наркотиков, идущих из Колумбии в Западную Европу через Санкт-Петербург (…)

Когда Иванов сотрудничал с бандитами, он находился под защитой Владимира Путина, который отвечал за внешние экономические связи у мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака».

Когда Путин станет главой ФСБ в 1998, он немедленно вернет Иванова на службу — начальником собственной безопасности ФСБ (борьба с коррупцией среди чекистов). При Путине-президенте Иванов будет главой ФСКН (2008-2016 гг.). Коррупция и наркотики, как вы понимаете, это то, что у Иванова всегда получалось лучше всего.

И все было у них хорошо, пока не возник этот Литвиненко. Литвиненко – тоже чекист, из Москвы, с Лубянки, бывший подполковник УРПО ФСБ (управление по разработке и пресечению деятельности преступных объединений). По роду службы он неплохо разбирался в делах российской оргпреступности, в том числе питерской.

В середине 2000-х гг. неназванный (во всяком случае, в открытой части суда) американский клиент заказал Литвиненко досье на Виктора Иванова. Литвиненко стал активно работать по нему, ездил в Испанию к тамбовским авторитетам, которые там обосновались. Постепенно стала вырисовываться реальная биография этого путинского друга – чекиста и наркобарона по совместительству. Итог расследования – известен.

Полоний был чистейший, промышленного производства. Причем вот уже много лет этот опасный токсичный изотоп делают только в одном месте в мире — в России, на военном заводе в Арзамасе-16.

Завод в Арзамасе-16 основан еще при Сталине. Там работали светила советской ядерной физики — академики Курчатов, Сахаров, Зельдович. Путин поставил его на службу бандитам. Ядерный щит тамбовской ОПГ, да.

Чай с полонием по-лубянски, который выпил Литвиненко в баре отеля «Миллениум», был заварен в бандитском Петербурге. Это был способ заставить его замолчать.

Зато убийцу, который подсыпал полоний Литвиненко, Путин сделал депутатом и наградил медалью «За заслуги перед Отечеством».

 

Рожи, конечно, у этих чекистских упырей. Что у исполнителя, что у заказчика…

Возвращаясь к интервью Кумарина про кокаин в 2016 г. – стоит отметить там еще одну важную деталь (помимо роли Виктора Иванова). Это Выборг. Кокаин везли через Выборг.

Выборг — древняя рыцарская крепость, позднее крупный промцентр в советские времена. Но с начала 1990-х это криминальная клоака по типу станицы Кущевской на Кубани. Только рулят тут не цапки, а криминальный авторитет Трабер и его ребята.

Илья Ильич Трабер по кличке «Антиквар»:

Трабер — главарь выборгской бригады тамбовской ОПГ. Старый заслуженный контрабандист, который был лично знаком с Собчаком, Путиным, Грефом и всей питерской верхушкой. Трабер – хозяин Выборгского района с начала 90-х и по сей день. Все, кто был против – давно в могилах. Вряд ли Кум стал бы возить кокаин через Выборг, минуя Антиквара.

При этом вторым человеком в банде Трабера и его правой рукой был вот этот господин:

Это Виктор Борисович Корытов, чекист из ленинградского УКГБ. В 1992 уволился из органов и перешел в банду Трабера, обеспечивая ему силовую поддержку через ЧОП «ВИАБ» (Виктор-Илья-Александр-Борис). Это 4 главных лица в банде Трабера в то время: Виктор Корытов, Илья Трабер, Александр Уланов, Борис Шариков.

У Корытова еще по службе КГБ было два хороших знакомых:

Это будущие подполковник Путин и генерал Григорьев (справа). Один в 1991 стал вице-мэром города, а другой все 1990-е был в питерском УФСБ на руководящих должностях. Авторитет Трабер очень ценил Корытова. С такой крышей они взяли под себя весь Выборг и Большой порт Петербурга в придачу.

В Выборге свой «метр госграницы» эти ребята держали крепко. РУБОП – не РУБОП, но вряд ли какая «тушенка» из Колумбии могла просто так пройти без траберовских братков.

Кстати, в 2000-х при Путине-президенте Корытов стал зампредом Газпромбанка по безопасности. Достаточно типичная эволюция для путинских урко-чекистов: в 1980-х – в КГБ, в 90-х в – тамбовской ОПГ, в 2000-х – с Путиным у кормушки «Газпрома».

 

5.Колумбийская тушенка.

21 февраля 1993 г. на таможенном посту «Торфяновка» под Выборгом был задержан грузовик, следовавший из Финляндии в Петербург. Официально он вез мясные консервы фирмы «Blony», произведенные в Колумбии. На банках было написано «Мясо с картошкой». Однако проверка груза показала, что вместо тушенки в банках был кокаин, упакованный в полиэтиленовые пакеты. Дополнительно тара была обработана уксусом, чтоб сбить с толку собак.

Кокаина в грузе было 1092 килограмма (!), т.е. тонна с гаком. Новость облетела все СМИ, в т.ч. зарубежные. Тогдашний начальник УФСБ Петербурга и старый друг Путина по КГБ Виктор Черкесов сделал заявление для прессы: мол, задержана невиданная для России партия кокаина, и всё благодаря бдительности чекистов, таможенников и т.п.

Виктор Черкесов (справа) в 1991 г.

На самом деле никакой заслуги Черкесова и выборгской таможни в перехвате тонны кокаина не было. Более того, Черкесов и ФСБ всё испортили, причем намеренно. Поставка была контролируемой, Интерпол вел её еще из Южной Америки.

Кокаин был произведен картелем «Кали». В Колумбии его погрузили на судно «Nedloyd Cement» и отправили в Гётеборг (Швеция). Там «тушенку» перегрузили на другой корабль («Bore Sea») и перевезли в порт Котка (Финляндия). Дальше автотранспортом груз был отправлен в Россию.

Все эти перемещения шли под контролем Интерпола. Россия не была конечной точкой маршрута, груз шел в Антверпен (Бельгия). Там в Бельгии или в соседней Голландии (полиция это точно не знала) был где-то распределительный центр картеля «Кали». Там принимали кокаин оптом, делили на мелкие партии, и он растекался по всей Европе.

Петербург в этой схеме перевозок наркоты был перевалочным пунктом, но весьма важным. «Тушенка» должна была прийти на питерский таможенный терминал «Евродонат», где все сопроводительные документы планировалось подменить: поставщика, страну происхождения, чтоб никаких следов Колумбии. После чего перегрузить товар на другую фуру и отправить в Европу.

Груз вели давно и специально нигде не задерживали. Интерпол хотел проследить весь маршрут, включая и русский участок. Это называлось операция «Акапулько». Задержать кокаин собирались в самом конце маршрута, выявив всех участников наркоторговли. Однако операцию неожиданно, вопреки указаниям Интерпола, прервал Черкесов и питерские чекисты.

В итоге операция «Акапулько» имела ограниченный эффект. Кокаин изъяли, был арестован десяток подозреваемых в Европе и в Израиле, но большие куски наркотранзита остались не тронуты. Так и не удалось посадить тех, кто ждал груз в Бельгии и тех, кому шел товар в Петербург (они продолжили заниматься контрабандой и далее).

Более того, раз уж изъяли кокаин – его должны были уничтожить на месте. Но его вывезли на склад ФСБ в Петербург, он пролежал там два года (!) и потом куда-то пропал.

6.«Картель де Тель-Авив».

В 1995 бельгийская газета «Ле Суар» опубликовала расследование по теме выборгского кокаина в нескольких частях. Поскольку тушенка шла в Антверпен, инцидент наделал много шума в Бельгии и вызывал большой интерес. Расследование проводил известный бельгийский журналист Ален Лальман (Alain Lallemand) на основе информации правоохранительных органов ЕС и Израиля.

Ален Лальман.

Операция «Акапулько» и тонна кокаина в Выборге в 1993 г. имели любопытную предысторию, которая в российских СМИ освещалась на удивление мало. Все началось еще в 1991 гг., когда полиция Бельгии обратила внимание, что на черном рынке кокаина у них появился новый игрок. Некая ранее неизвестная группа контрабандистов брала товар оптом в Колумбии у картеля «Кали» и перегоняла в бельгийский порт Антверпен.

Ребята отличались изобретательностью: кокаин приходил то в банках из-под колумбийского кофе, то в коробках из-под обуви, то в японских холодильниках, которые якобы ехали в Европу через Панамский канал.

Антверпенский порт, второй в Европе. Где-то среди этих миллионов контейнеров со всего света контрабандисты прятали свой товар.

Поставки шли по-крупному, тоннами, и бельгийская полиция активно пыталась узнать, кто за этим стоит. Вскоре выяснили, что в Колумбии отгрузкой кокаина руководил некий Элиас Коган, гражданин Израиля, женатый на дочке местного наркобарона.

Кто был получателем в Антверпене, было не ясно. Поставки шли в адрес подставных фирм, за которыми стояли предприниматели Бенджамин Бен-Давид (он же Бено Давидашвили до отъезда из СССР) и семья Донат (Оскар и Татьяна Донат, и их сын Цви).

Однако Бен-Давид и Оскар Донат — жулики средней руки и вряд они были конечными покупателями. У них попросту не было таких денег: тонна кокаина оптом стоила десятки миллионов долларов (и в этом бизнесе товар в кредит не дают). Было подозрение, что оба жулика работали на более серьезных людей, а именно на Бориса Найфельда («Бибу») – гангстера с Брайтон-Бич, который в то время жил в Бельгии.

Биба.

Биба, эмигрант из Гомеля, в начале 1990-х стал наркодилером мирового масштаба по кокаину и героину. Он имел выход на самый верх российской оргпреступности – Япончика, его соратника Тимоху (Александра Тимошенко) и др.

Биба в молодости. Тимоха, Гиви Резаный и Сво Раф — воры в законе.

В Антверпене у Бибы жил друг и давний партнер по бандитизму – Рахмиль Брандвейн по кличке «Майк». Он был держателем общака у братвы с Брайтон-Бич. А в общак этот только что поступили фантастические суммы от грабежа имущества Западной группы войск (ЗГВ). ЗГВ выводилась из Германии несколько лет, и это был настоящий праздник для бандитов, генералов и всех сопричастных. Азартно и самозабвенно воровали все, на всех уровнях, кто что мог.

Заработав денег на ЗГВ, Биба с Майком вложили их в надежное дело: героин, кокаин и водку «Кремлевская» для отмыва. Героин запаивали в кинескопы телевизоров на их фабрике в Таиланде и в таком виде везли в Антверпен. Кокаин шел в банках с тушенкой и кофе.

А водка «Кремлевская» бельгийского разлива потоком ехала в Россию через беспошлинных «льготников» : отдел внешних церковных связей РПЦ (его возглавлял некто Кирилл Гундяев) и «Национальный фонд спорта» (Отари Квантришвили, Кобзон, Тайванчик и прочая нечисть).

Водка «Кремлевская». Из отборных кинескопов.

Жизнь в «бандитском Антверпене» в начале 90-х била ключом. Бельгийская полиция не знала, что делать. Однако поток наркоты в страну надо была как-то прекращать. И тогда бельгийцы обратились за помощью к полиции Израиля. Ведь в Колумбии кокаин отгружал их подданный, да и многие подозреваемые в Антверпене имели израильские паспорта.

Началась довольно сложная оперативная разработка на территории нескольких стран. Поставили на прослушку телефон Когана из Колумбии, который ведал отгрузкой товара. По этому телефону он регулярно общался с некими абонентами из Израиля. Они, особо не скрываясь, обсуждали свои дела.

Вскоре выяснилось, что перевозкой кокаина занимается международный картель контрабандистов. Штаб его был в Тель-Авиве, филиалы – в Колумбии, Антверпене и Петербурге. Во главе картеля стояли израильские гангстеры Яков Корякин, Ювал Шемеш и Амос Сулами. Именно они организовывали перевозку кокаина. Заказы на транзит давали Биба с Брандвейном.

Ален Лальман в статье в «Ле Суар» от 30.03.1995 г. назвал эту банду контрабандистов «Картель де Тель-Авив» (Тель-Авивский картель).

7. Петербургский филиал.

Филиал в Санкт-Петербурге работал как минимум с 1992 г. Это был новый балтийский маршрут транзита. Грузы из Колумбии вызывали повышенное внимание в порту Антверпена, поэтому кокаин решили возить окольным путем: сначала в Россию и оттуда на фурах через Германию – в Бельгию. Товар появлялся в Европе совсем не с той стороны, где его ждали.

Филиал в Петербурге организовала семья Донат. Оскар Донат приехал в Питер еще в 1989 г. как «бельгийский бизнесмен» и сразу развил бурную деятельность: создал с десяток совместных предприятий (СП) в сфере экспорта-импорта. Официально это была торговля импортной электроникой, оборудованием и проч. Бизнес он вел вместе с сыном Цви Донатом, часть предприятий была записана на мать семейства – Донат Татьяну Валентиновну.

К 1992 г. Донат-старший настолько освоился в Питере и оброс связями, что смог создать собственный таможенный терминал, который назвали «Евродонат». В 1990-х терминал «Евродонат» стал одним из крупнейших в городе центров растаможки и хранения грузов.

Невзрачное серое здание на Якорной,17 в морском порту. Здесь был офис «Евродоната» . Здесь же рядом у него была своя автобаза большегрузных автомобилей, где кокаин должны были перегрузить на фуру, идущую в Европу.

Если бы это реально произошло, Донату (он израильский подданный) на родине грозило бы лет 20. Нет сомнения, он бы запел соловьем и сдал тех, кто его крышевал в Петербурге. Поэтому операцию «Акапулько» и прервали, едва груз пересек границу.

То, что груз до «Евродоната» не дошел, давало старому жулику шанс отмазаться. После того как груз тормознули, его арестовали в Израиле, но потом отпустили за недостатком улик. Своей свободой он был обязан чекистам: Черкесову и Иванову из питерского УФСБ. Оба при Путине-президенте последовательно возглавляли ФСКН России.

В итоге семейство Донатов отделалось легким испугом. Вскоре Оскар и Цви Донаты продолжили свой бизнес в порту с удвоенной силой с помощью компании «Русское видео» (об этом мы еще поговорим ниже).

Что касается других участников «Тель-Авивского картеля» — им не так повезло. Корякин, Шемеш и Сулави получили серьезные сроки в Израиле. Первые двое потом пошли на сотрудничество с властями и в обмен на информацию вышли досрочно. Амос Сулави остался досиживать 16 лет.

К Бибе (Борису Найфельду) в Анверпене подобраться не удалось. Во всяком случае в ходе операции «Акапулько». Его посадили в 1994, поймав на контрабанде героина из Таиланда. Держатель общака Рахмиль Брандвейн, который финансировал поставку «тушенки» в Выборг, остался на свободе. Убит в 1997 киллером на улице в Антверпене. Накануне сильно опасался за свою жизнь (там пропали какие-то деньги из общака).

Ницца, 2013 г. Цви Донат (слева) и его друг Ювал Шемеш на отдыхе семьями. В 1994 г. Шемеш получил 7 лет за выборгский кокаин, но вскоре вышел досрочно.

Занятно, что еще одним большим другом Цви Доната был и есть вот этот символ русского предпринимательства (как он себя рекламирует):

Тиньков в начале 90-х начинал челноком по барахлу между Сингапуром и Питером. Пользовался услугами терминала «Евродонат» и подружился с сыном хозяина Цви Донатом (они примерно одного возраста). Вместе проводили досуг, гоняли на «Харлеях» по Питеру, занимались велоспортом. Они сохраняют близкие отношения до сих пор.

Будем надеяться, что дружба Тинькова с семьей израильских наркодилеров ограничивается только сферой мотоциклов и велогонок.

8.«Русское видео».

В исторической части Выборга есть старинный дом 16 века по адресу: ул. Крепостная, д.8

Там на углу слева виднеется мемориальная доска. Она поставлена в 21 веке в честь важного события в истории бандитского Петербурга.

В этом доме в 1988 г. Дмитрий Рождественский создал компанию «Русское видео» — первое независимое телевидение в России. Вроде все так и было. В 1988 г. при государственном объединении «Союзвидеофильм» была создана фирма «Русское видео» для производства видео- и телепродукции. Действительно потом на её базе возник известный коммерческий канал, который теперь носит название «ТНТ».

И действительно первым директором «Русского видео» был питерский музыкант и режиссер Дмитрий Рождественский, ныне покойный. Был директором много лет, пока его не посадили в тюрьму в 1998 г.

Дмитрий Рождественский (в центре).

Так что на мемориальной доске написана правда. Но не вся. Не написано, кто еще был основателем «Русского видео» вместе с Рождественским и чем занималось эта компания помимо кинобизнеса.

В 1988 г. Дмитрий Рождественский создал «Русское видео» вместе со своим школьным другом – каскадером «Ленфильма» Владиславом Резником. Это тот самый Резник, который теперь депутат от «Единой России» и встречи с котором жаждут испанские прокуроры.

Последние пришли к выводу, что Резник – мафиози и «торговец связями», который работает посредником между бандитами и властями России. И они правы. Это старый питерский решала. Тем же самым он занимался и в 1988, и в 90-х гг., и далее. Просто связи у него становились все круче и круче.

А что касается деятельности «Русского видео» в 1990-х гг., то она не исчерпывалась кинобизнесом. Это был многопрофильный криминальный концерн, известный на весь Петербург.

В этот концерн входило полтора десятка компаний с одинаковым названием, которые занимались всем: телевидение, видеопиратство, съемки порнофильмов, обналичка, распил бюджетных денег для мэрии, контрабанда в особо крупных (у них была в аренде военно-морская база в порту Ломоносов).

Причем бизнес в гавани Ломоносовской ВМБ «Русское видео» вело на пару с таможенным терминалом «Евродонат» — проверенными людьми еще по выборгскому кокаину.

Порт Ломоносов в 40 км от Петербурга. Небольшая гавань на удалении от города, часть Ленинградской военно-морской базы. Идеальное место для организации контрабанды. С этой целью его и сдали в аренду бандитской компании «Русское видео».

 

В 1990-х гг. на «Русском видео» работал (вел свою телепрограмму) депутат Ленсовета и питерский журналист Дмитрий Запольский.

Запольский хорошо знал директора «Русского видео» Рождественского и всю питерскую верхушку тех лет. В 2016 г. в одном из интервью он вспоминал:

«В 1990-х Путин курировал порт Ломоносов, это была военная база, где у него сидел «свой» адмирал. И через эту дыру ежедневно ввозились и вывозились безо всякого оформления сотни, а может и тысячи тонн грузов. Там ни таможни не было, ни погранцов, ни контрразведки. Смешно! Кокаин в Питере как зубной порошок был. Вообще везде. Даже в Смольном у особо шустрых парней (…) Сам же порт Ломоносов формально принадлежал компании «Русское видео», которая контролировалась, с одной стороны, Кумариным, но руководил ею Михаил Мирилашвили».

Это действительно так: концерн «Русское видео» в 1990-х обслуживал сразу две ОПГ – тамбовскую и братьев Мирилашвили. Это был их совместный проект. Первая банда была бригадой спортсменов и чекистов, вторая — этнической ОПГ, составленной из выходцев из села Кулаши в Грузии (место компактного проживания грузинских евреев).

Михаил Мирилашвили (Миша Кутаисский). Ныне – один из самых богатых людей России и Израиля.

Причалы порта Ломоносов были сданы в аренду «Русскому видео» в конце 1993 г. Таможни там до 1995 вообще не было, потом таможенный пост для досмотра все-таки создали, но он был номинальный. Свои люди возили, что хотели. Оформлением бумаг на грузы занимался «Евродонат».

Такая дыра в границе прямо под носом у питерских властей и ФСБ — дело, конечно, удивительное. Но если Путин курировал порт со стороны мэрии, а Иванов из ФСБ – борьбу с контрабандой в нем, то многое становится понятным.

Братки на военной базе в Ломоносове в те годы чувствовали себя весьма уверенно. Директор свободной таможенной зоны «Ораниенбаум» В.Цветков в 1995 г. жаловался в письме в Департамент морского транспорта РФ (1995 г.) , что «структуры «Русского видео» не допускают к проверке [грузов] капитана портнадзора всеми возможными способами, вплоть до угроз физической расправы».

Сдача в аренду порта Ломоносов «Русскому видео» было результатом неформальной договоренности бандитов, мэрии, военных и питерского УФСБ, которое (по идее) должно было следить за границей. Авторами самой идеи были два человека: адмирал Гришанов («свой адмирал» Путина) и полковник КГБ Грунин — зам по безопасности у Миши Кутаисского. Грунин у Мирилашвили это как Корытов при Трабере, еще один урко-чекист.

Адмирал Гришанов

Полковник Грунин

Расцвет «Русского видео» — это середина 90-х. Однако в 1997-98 гг. у компании начались проблемы, которые привели к прекращению её бурной деятельности. Проблемы были связаны с двумя скандальными историями того времени:

1.Дело Собчака
2.Борьба за 11-й телеканал.

Собчак проиграл выборы мэра в 1996. У него было довольно много врагов (в том числе в Москве) и вскоре началось сведение счетов. С 1997 г. из Москвы пошла раскрутка уголовного дела о масштабном личном обогащении Собчака на посту мэра.

Одним из эпизодов была отправка им крупных сумм городских денег в «Русское видео» за рекламу и другие услуги. А деньги эти потом уходили на фирмы-однодневки под обнал, а также в прибалтийские банки на счета оффшоров. В «Русское видео» зачастила налоговая полиция в поисках этих средств.

Мэр Собчак, пустой самовлюбленный демагог

Который много лет был политической ширмой у чекистов и уголовников, которые реально управляли городом.

Помимо Собчака вторым источником проблем «Русского видео» стал 11-й телеканал Петербурга. Он принадлежал «Русскому видео» и в 1997 г. его продали олигарху Гусинскому, что тоже не всем понравилось в Кремле. Обыски, допросы, налоговые проверки пошли полным ходом.

Владимир Гусинский (слева). В советское время – карточный шулер, осведомитель КГБ, в 1990-х — медиамагнат.

Когда под «Русское видео» стали серьезно копать, то там началась… эпидемия смертей среди сотрудников. Причем среди тех, кто был связан с информацией о каких-либо нелегальных операциях. На нежелательных свидетелей напал настоящий мор.

Из воспоминаний Д.Запольского:

«…Если считать до моего появления и после моего ухода, то там было 14 трупов. Абсолютно здоровых и молодых. Один от инфаркта вдруг. Другой – от приступа. Третий – от внезапно возникшей бронхиальной астмы. Четвертый вдруг потерял сознание за рулем и разбился на машине. А потом кто-то обратил внимание на помощника директора этой корпорации, скромного мелкого человечка с треугольным животиком. Он был отставным полковником КГБ».

Отставной полковник – это Владимир Грунин, о котором шла речь выше. А что касается отказов сердца у совершенно здоровых людей… Тогда еще не было известно про Гельземиум изящный – редкий цветочек из Китая, который при добавлении в чай вызывает инфаркт при первой физической нагрузке.

Выглядит действительно изящно.

Потом чайку с ним попили свидетели по делу Магнитского, организаторы подмены проб с мочой на Олимпиаде в Сочи. Во времена, когда Запольский работал на «Русском видео», гельземиум, судя по всему, был опробован на его сотрудниках.

Благодаря всем этим убийствам, а также вывозу за границу «на лечение» Собчака (в чем участвовал, кстати, не только Путин, но и Немцов, он был автором этой идеи), дело «Русского видео» заглохло. В тюрьму попал один директор Рождественский, просидел недолго и, выйдя оттуда, вскоре умер (естественно, от инфаркта).

Немцов, думаю, потом еще не раз пожалел, что ходил к Ельцину просить за подследственного Собчака. Посадили бы Собчака – не было бы Путина. Довели бы до конца дело «Русского видео» — села бы вся компашка питерских чекистов, которых он в 2000-х перетащил в Кремль. А главное — был бы жив Борис Ефимович.

А так — посадили на трон шныря, который решал вопросы для тамбовской братвы в мэрии Питера. Шнырь стал паханом и стал вести себя соответственно. А как иначе?

 

9.Эпилог.

В 2014 г. в Америке вышла книжка профессора университета Майами Карен Давиша: «Путинская клептократия: кто владеет Россией».

Книжка представляет собой плод многолетнего научного исследования о происхождении и природе путинского режима в РФ. В ноябре 2014 в интервью Радио «Свобода» Карен Давиша говорила:

«Изучив деятельность Путина в 90-ые, я пришла к выводу, что исходно имел место проект захвата власти и национальных богатств представителями спецслужб при поддержке деятелей организованной преступности. Если что и изменилось с момента воцарения в Кремле путинской команды, так это то, что коррупция стала лишь еще более масштабной».

Карен Давиша, конечно, профессор и выражается по-научному: захват власти и богатств представителями спецслужб при поддержке деятелей оргпреступности. Можно сказать и проще: захват власти чекистскими шнырями тамбовской ОПГ.