Если внимательно присмотреться к тому, что во вне генерирует Россия под маркой «русского мира», то окажется, что главным элементом, украшающим это сооружение, является отнюдь не русский язык, ибо на русском, близком к литературному, в России уже давно почти никто не разговаривает, а разговорный русский настолько перегружен «феней», «муркой» и матом, что услышь этот конгломерат Александр Сергеевич Пушкин, он не стал бы дожидаться рокового рандеву с Дантесом, а застрелился самостоятельно, хоть и пулей того же дуэльного пистолета, что и стал причиной его смерти. О православии лучше ничего не говорить, ибо это примерно та де разновидность массовой шизофрении, что была раньше под флагом Кашпировского, Алана Чумака и подобных деятелей, которые обещают чудо.

На самом деле, самая главная скрепа, которую ревностно оберегают в Москве и без которой теряется смысл «русского мира», выкована из собственного варианта истории. Практически все значимые события либо не существовали в природе, либо были, но в формате плевания семечек на лавке, раздутого в невиданное сражение с десятками и сотнями войск и последующих трупов. То же самое касается и ключевых исторических личностей, которые составляют в России пантеон славных героев.

Мы много писали о первом таком персонаже – Александре Невском и сейчас не будем углубляться в подробности этого ордынского холуя и гопника, ставшего палачом для своих соплеменников. Так же оставим за бортом повествования и Дмитрия Донского, который что-то разбил на Куликовом поле. Оно конечно, битва была, но не в то время, которое за ней закреплено, не в том месте, где принято считать, не с тем противником, о котором написали «историки» и он не победил и даже не проиграл, а смылся в дремучие леса и оттуда просил прощения у ордынцев, как сегодня россияне просят прощения у Кадырова.

Следующая крупная фигура – Иван Грозный или №4. Сейчас генерируется новая волна восхищения и обожания этого персонажа и в головы лопоухих россиян вдалбливается мысль о том, что убивал он не так много, как было принято в то время, например в Англии было казнено даже больше народу, чем в Московии. И вообще, Ваня был положительным персонажем. Самое тяжелое обвинение в убийстве сына отвергается и выдается версия о том, что Иван, вместе с сыном, ехали в Петербург и по пути сын простудился и тяжело заболел, а Иван просто не успел довезти его до больницы. Наверняка, так оно и было и Грозный сделал все, что смог – звонил в «Скорую», пока не села батарея, а зарядить было негде. Короче говоря – белый и пушистый.

Историю смерти сына грозного оставим на совести ее сильно продвинутых авторов, а мы обратим внимание всего на два момента, которые показывают мастерство манипуляций и оболванивания охлоса. Первая касается покладистости Грозного, который убил не больше, чем в Англии. Дело в том, что там старалась куча судилищ и палачей, которые отправляли к праотцам людей, о которых король Англии даже вряд ли слышал. Это была распределенная функция. Иван же делал это собственноручно и с превеликим удовольствием. Первую «мокруху» он совершил еще в подростковом возрасте, да так и не смог остановиться. Причем, его жертвами становились родственники, близкие и хорошо знакомые люди. Там были глубоко личные мотивы и если его с кем-то и стоит сравнивать, то с Владом Цепешем, больше известным как Дракула. Он жил чуть раньше Грозного, но имел те же самые «добродетели», что и его московский коллега. Он тоже любил утречком порезать глотки или повырывать ноздри. В чем нет сомнений, так это в том, что Цепеш не был царем, а вот об Иване Грозном принято упоминать как о царе. И тут возникает второй момент, который надо было затереть в истории.

По канонам именно российских рассказок, в 1380 году состоялась битва на Куликовом Поле, которая и стала моментом, когда московские князья сбросили ордынское ярмо и как следствие, обрели независимость от Орды. Это значит, что князья московские перестали платить дань Орде и стали передавать власть по наследству.

Но как мы отмечали выше, никакой Куликовской битвы не было в природе и естественно – не могло наступить последствий, приведших Московию к независимости. Мало того, этот самый Дмитрий таки договорился с Ордой о том, что за опоздание закрытия вопроса по выплате дани, ему не выпустят кишки и оставят в живых. После этого, выплата дани возобновилась, а вопрос престолонаследования просто никем и не ставился. Неприятности у Дмитрия возникли чисто по финансовым мотивам. Посему, Московия так и осталась обычной вассальной провинцией Улуса Джучи.

Много позже, усилиями специально подобранных мошенников от истории, была придумана грандиозная битва с 200 тыс. ордынских трупов и душераздирающими сценами сожжения мостов и слов Дмитрия: Ни шагу назад, позади – Москва. Именно оттуда черпали свое вдохновение борзописцы, придумавшие битву и 28 панфиловцев. Но с Дмитрием все было намного серьезнее, ибо именно эта выдуманная битва должна была показать, начало становления государственности Московии. На беду последующим Карамзиным и прочим историкам-фантастам, за рубежами будущей империи, трудились картографы и летописцы, которые скрупулезно отображали то, что было на самом деле. Таковым был и скромный голландский картограф Карл Аллард, который четко описал устройство и подчиненность Московии.

На самом деле, ничего подобного не было и не могло быть. Ко времени Правления Ивана, Орда пережила тяжелый кризис и почила в Бозе, но правонаследование перешло к ханству Крымскому. Именно крымский хан осуществлял протектора над улусом Джучи, в который входила и Московия. То есть, Московия продолжала платить дань, но уже не в Сарай, а в Бахчи Сарай. Утверждение на должность князя происходило теперь в Крыму. Хан почти не вмешивался во внутренние дела подчиненных территорий до тех пор, пока оттуда исправно поступала дань и выставлялось войско, в случае необходимости.

Так случилось и в 1554 году, когда хан Давлет Герай утвердил на должность князя Ваню и полностью его должность называлась: «великокнязь». То есть, это был не самовластец-кесарь, а назначенный сатрап. Мало того, он отнюдь не обладал всей полнотой власти даже в Московии. Если приводить аналогию с нынешним государственным устройством, он занимал должность премьер-министра, а должность президента (условно) называлась вице-король или точнее «вицерой». Но скорее, тут подойдет несколько другая аналогия нынешней России. На определенной территории власть осуществляет губернатор, но над ним имеется представитель президента в федеральном округе, который является доверенным лицом именно президента и на самом деле, он имеет намного более широкие полномочия, нежели губернатор, хоть и пользуется ими в крайнем случае.

Так вот, над Иваном был «смотрящий» хана – вицерой. Именно поэтому, поездки хана по провинциям были безопасными и плодотворными. Вицерой обеспечивал поездки хана всем необходимым и следил за тем, чтобы назначенный ханом «великокнязь», встречал хана на четвереньках с плеткой в зубах. Между прочим, последний вицерой был назначен уже при Петре, который, в самом начале своей деятельности, лично писал сопроводительные письма к дани, которую он отправлял хану. Только в 1700 году он перестал это делать.

Это было обусловлено тем, что само ханство уже ощущало сильное давление Османской Империи, а потому Пктр воспользовался моментом, чтобы умыкнуть ту часть Улуса Джучи, которая выскользнула из рук хана. Сделав это, Петр Алексеевич взялся радикально перестраивать Московию, дабы полностью и окончательно избавиться от многовековой зависимости. Но при этом, он стал все больше тяготеть к экзекуциям, которые он лично проводил нал своими подданными. Оттого не принято вспоминать, но имеется масса свидетельств того, как он поступал с теми, кто ему не нравился или перечил ему. Надувание кузнечными мехами – одна из самых безобидных затей минхерца. Нрав у него был неуемный и беспокойны, будь он сегодня в такой же роли, его бы не выпустили из психиатрической лечебницы. Хотя, возможно даже не из психиатрической, а из кожно-венерологической. Известно, что государь старался не пропустить ни одной юбки и в отсутствие эффективной медицины, собрал такой букет всевозможных «подарков», что перейдя в крайние свои стадии они уже просто разрушали его мозг. В последний период своей жизни он стал демонстрировать явные признаки помутнения разума и если бы не политкорректные последующие описания, Петр Алексеевич имел бы совсем другой образ. Что характерно, уже в этом довольно нестабильном психическом состоянии, он решился на резкий разрыв со всей, довольно позорной историей Московии, а потому своим указом, он изменил название страны, а далее – учредил новую символику и историю. Известно, что триколор – более позднее и довольно сомнительное приобретение, а что служило флагом до этого – никто толком пояснить не может, дескать не было устоявшегося штандарта. Но и это – ложь. Московия долго жила под стягом вице короля. Это был триколор с горизонтальными красной, голубой и желтой полосами (см. фото). Неправда ли, это что-то напоминает? Но это был фон, а сверху – две турецкие, скрещенные сабли и одиннадцать восьмиконечных звезд. Каждый может расшифровать этот символизм самостоятельно.

То есть, до 1712 года, официальная история зафиксировала четыре фигуры, три из которых были паталогическими мясниками, демонстрирующими явные признаки тяжелых психических отклонений. Дмитрий немного выпадает из этой картины только потому, что достоверных данных о нем намного меньше, ибо на нем создано наибольшее количество искусственных конструкций. Если аккуратно отскрести все надуманное, то он вполне может оказаться придурком, легко примыкающим к остальной троице.

Пишет: anti-colorados