stepan-bandera-4Героизация официальным Киевом украинских националистов отталкивает западных союзников Украины именно тогда, когда она в них больше всего нуждается.

В 2016 году несколько раз дала о себе знать центральная проблема официальной исторической политики Киева, а именно внешне- и внутриполитические последствия государственной оценки действий наиболее известной радикально-националистической партии, добивавшейся независимости Украины в годы Второй мировой войны – бандеровской фракции Организации Украинских Националистов. Пишет Кандидат исторических и политических наук, старший научный сотрудник Института евро-атлантического сотрудничества в Киеве и главный редактор книжной серии «Советская и постсоветская политика и общество» издательства «Ибидем» в Штутгарте, — Андреас Умланд, — цитирует elise.com.ua

Многие лидеры и бойцы ОУН(б) отдали свои жизни, здоровье и свободу в трагической борьбе украинцев за независимость. Однако многие из этих националистов также были яростными этноцентристами, откровенными ксенофобами и/или открытыми антисемитами. Осуществляя легитимную цель – приобретение Украиной независимости – они прибегали к преступным методам и терроризировали неугодных им гражданских лиц. Некоторые несли значимую долю ответственности за массовые убийства жителей земель современного украинского государства во время Второй мировой. Тем не менее, ОУН(б) сегодня пользуется поддержкой у значимой части украинской элиты и населения. Отношение же к ней других групп украинского населения, таких как евреев, либеральной интеллигенции или этнических русских и поляков, а также некоторых важных зарубежных партнеров Украины отрицательное. Ясно, что вопрос, как украинцам интерпретировать историю ОУН(б), требует как высоких академических квалификаций, так и политической осмотрительности.

Поэтому было удивительно, что новое руководство Украины после победы Евромайдана доверило Украинский институт национальной памяти (УИНП) – главный государственный орган, ответственный за сохранение исторической памяти – группе относительно молодых политических активистов со скромными научными достижениями. УИНП распространяет своеобразно «отмытую» версию идеологии и действий ОУН(б) до и во время Второй мировой войны. В многочисленных публикациях, выступлениях в СМИ и прочих инициативах институт изображает лидеров движения – таких как Степан Бандера, Роман Шухевич или Ярослав Стецько –национальными героями безупречного благородства, избегая или нивелируя такие темы как антисемитизм, полонофобия, идеологическая близость к фашизму, коллаборационизм или случаи участия в Холокосте ОУН(б), а также её культ тоталитарного строя, несмотря на то, что эти сюжеты сегодня достаточно исследованы украинскими историками и учёными из ЕС и Северной Америки.

Героизация официальным Киевом украинских националистов отталкивает западных союзников Украины именно тогда, когда она в них больше всего нуждаетсяВопреки официальной политике Киева по интеграции Украины в западную систему ценностей и институтов, Институт и многие другие официально проевропейские политики и журналисты одновременно продвигают ультранационалистическое и по своей сути радикально антизападное движение в качестве эталона, модели и вершины украинского патриотизма. Кроме тревожных последствий такой стратегии в самой Украине, этот подход подрывает важные для Киева отношения с западными партнерами. Политика глорификации радикального националистического движения с неоднозначной историей находится в противоречии с ключевыми идеями, общепринятыми принципами и конечными целями, лежащими в основе проекта евроинтеграции.

Вопреки представлению некоторых украинцев, объединение Европы не было антимосковским проектом (в отличие от создания НАТО в 1949 году). Европейская интеграция являлась ответом радикальным европейским национализмам, ставшим причиной двух мировых войн. Весомость антинационалистического фактора в процессе европейского единения сегодня наглядно иллюстрируется ярым «евроскептицизмом» националистических партий внутри ЕС. На этом фоне демонстративная легитимация сотнями публичными деятелей Украины ультранационалистической ОУН(б) для ЕС является проблематичной. Ведь эта апологетика противоречит одному из центральных мотивов послевоенной европейской идеи. Государственная героизация исторического украинского интегрального национализма продолжает как раз ту тенденцию, которую Европа с 1945 года старается преодолеть.

Тесно связанная с ее крайним национализмом другая острая проблема истории и идеологии ОУН – это ее антисемитизм. Правда, ненависть к евреям была не столь значимой чертой украинской Организации, как это было в случае немецких нацистов. Вместе с тем, оуновский антисемитизм был достаточно сильным, чтобы мотивировать ряд членов и подразделений ОУН к участию в Холокосте – как в роли коллаборационистов нацистской Германии, так и в качестве самостоятельных охотников на евреев. Но многие УИНП и многие «патриотические» украинские публицисты стараются или приуменьшить эти печальные эпизоды, или же «сбалансировать» их теми многочисленными случаями, когда украинцы (и даже некоторые националисты) спасали евреев во время войны.

Поддерживаемый государством апологетический подход к истории украинского ультранационализма оставляет мало места для адекватного признания, освещения и осуждения множества военных преступлений, совершенных членами ОУН(б). Он не допускает открытой общественной дискуссии о доле моральной и политической ответственности ее лидеров и идеологов за эти и другие массовые убийства гражданских лиц рядовыми украинскими националистами. В результате большинство украинцев имеет неполное понятие или даже не знает о том, что некоторые подразделения ОУН(б), например, участвовали в убийствах евреев уже в первые недели после нападения Германии на Советский Союз. И это несмотря на то, что за последние годы детали этих преступлений все более подробно задокументированы и описаны академическими историками.

В свете важной роли Холокоста для западного публичного дискурса такое развитие событий имеет и будет дальше иметь всё больший подрывной эффект для внешних отношений Украины, ее международного имиджа и культурной дипломатии (не говоря об отношениях с Израилем). Стремительно растущее знание о контексте и деталях участия членов ОУН(б) в военных преступлениях будет постепенно переходить из коммуникации внутри академического сообщества в популярные учебники новейшей истории, внеуниверситетское преподавание о Холокосте и широкое освещение истории Второй мировой войны в СМИ. Замалчивание, оправдание или приуменьшение украинским государством и истеблишментом антисемитских и других преступлений будет становиться все неприемлемее для многих внешних партнеров Украины.

На фоне этих дефектов позитивный образ ОУН(б), пропагандируемый официальным Киевом, не находит и не будет находить отклика в международной исторической науке. Ввиду все большего количества критических научных исследований, опубликованных во влиятельных академических изданиях Европы и Северной Америки, государственно продвигаемый имидж ОУН(б) будет оставаться непризнанным среди – по крайней мере неукраинских – политиков, дипломатов, деятелей культуры и журналистов.

Украинская апологетическая политика памяти в отношении ОУН(б) всё чаще сама становится предметом критических культурологических, исторических и политических исследований. На международных академических конференциях и в дисциплинарных журналах западных стран уже обсуждается не только ОУН(б), но и ее восхваление в Украине.

Более того: чем больше официальная украинская историография отклоняется от принятых на Западе практик самокритичного преодоления прошлого, тем легче для путинского режима и его СМИ сеять сомнения среди международных друзей Украины. Наверное, в Кремле искренне рады сегодняшней политике памяти официального Киева в общем и многочисленным апологетическими выступлениями.

Последствия отказа большой части украинских историков и публицистов полностью и добросовестно исследовать, признать и освещать темные страницы недавнего прошлого Украины все чаще дают о себе знать в нескольких измерениях. За последний год в этой связи произошел целый ряд международных скандалов. Видимо, они и дальше будут вспыхивать. Действия по героизации ОУН (б) помогают российской пропаганде и отталкивают наиболее важных партнеров и союзников Украины в то время, когда она наиболее в них нуждается. По этим и другим причинам Украине следует принять научный и менее эскапистский подход к наиболее трудным эпизодам своей национальной истории – как это, рано или поздно, сделали и большинство стран Запада.